Он так любил Москву - Московская перспектива

Он так любил Москву

Он так любил Москву
Он так любил Москву
Федор Шехтель построил в столице почти семь десятков интереснейших зданий

160 лет назад, в августе 1859 года, родился Федор Осипович Шехтель – звезда русской архитектуры, без творений которого немыслима сегодня ни история архитектуры, ни наша столица. Родоначальник готического стиля в русской архитектуре и создатель русского модерна, он был автором десятков прекрасных особняков, театров и церквей, типографий, вокзала, банка, кинотеатра. Всем сердцем он был влюблен в Москву и так много сделал для того, чтобы город приобрел свое неповторимое лицо.

Многие здания, построенные Федором Шехтелем, сохранились до наших дней, пережив множество реставраций и реконструкций, но все-таки не потеряв своей красоты и величия.

Мать Федора Осиповича, будучи знатного происхождения, волею судьбы оказалась экономкой в доме Павла Михайловича Третьякова. И зять создателя Третьяковской галереи Александр Степанович Каминский оказал огромное влияние на юного Шехтеля. Федор Осипович оказался не только прилежным учеником, но и превзошел своего учителя – за что бы он ни брался, его везде ждал успех. Идеи его были свежи и смелы, он получил известность и признание еще при жизни, но умер в нужде и в болезни. «Я строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим. Глупо, но я чист», – писал он.

Ярославский вокзал

Настоящим венцом творчества Шехтеля стал Ярославский вокзал возле станции метро «Комсомольская». Ярославская железная дорога связывала Москву с Белым морем и северными губерниями, поэтому в его оформлении угадываются традиционные русские мотивы. Это огромная арка на входе, украшенная гербами Москвы, Архангельска и Ярославля, взмывающие вверх башни и высокая кровля, увенчанная ажурным гребнем, напоминающая крышу старинного терема. В 1901 году Шехтель проектировал павильоны для международной выстави в Глазго, где он впервые занялся переработкой древнерусских мотивов в архитектуре. В проекте вокзала сложные архитектурные решения совмещены с необыкновенной простотой и напоминают северные погосты-тройники. Декоративная лепнина, керамические панно, выполненные в абрамцевской мастерской, – все отражает гениальный замысел Шехтеля.

Особняк Саввы Морозова

Настоящую популярность принесли архитектору возведенные им особняки. Первый среди них по значимости принадлежал супруге Саввы Морозова Зинаиде Григорьевне. Этот дом на Спиридоновке очень похож на замок: романтичен, аристократичен, возвышен. Знатоки творчества Булгакова утверждают, что именно в нем жила Маргарита – Булгаков описывает в романе «Мастер и Маргарита» именно этот дом. Внутри сохранились настенные панно, скульптуры и витраж работы Михаила Врубеля, с которым Шехтель вместе работал над проектом особняка. Готическая парадная лестница из резного дерева до сих пор привлекает привидений. Говорят, что дух самого Саввы Морозова и сегодня бродит здесь по ночам. Морозов сам выбрал для особняка стиль – английскую неоготику, но в остальном он предоставил Шехтелю полную свободу. Сегодня в этом здании находится Дом приемов Министерства иностранных дел России.

Особняк Рябушинского

На углу Малой Никитской и Спиридоновки находится Музей-квартира Максима Горького. Этот особняк строился с 1902 по 1906 год. Поражает, насколько смело спроектировал его архитектор, он полностью проигнорировал традиции классицизма, нарушил какую-либо симметрию и четкость форм. Огромные оконные рамы переплетаются ветвями, ограда вдоль всего дома повторяется железной спиралью. Главное украшение дома – широкий майоликовый фриз с изображением орхидей и водорослей. Внутри – сказочное подводное царство: на полу словно положена галька, на стенах витражи со стрекозами, которые в полете застыли над водой, а над лестницей лампа в форме медузы. Мраморная лестница особняка в форме волны до сих пор является вершиной архитектуры в стиле модерн.

Скоропечатня А.А. Левенсона

Скоропечатня была создана в 1881 году, затем это небольшое предприятие стало расти и расширяться, получать все больше и больше заказов и удостоилось звания «Поставщик Двора его Величества». Рабочих площадей стало не хватать, и было принято решение приобрести участок в центре Москвы для нового здания. Конечно, пригласили самого талантливого архитектора – Шехтеля. Здание скоропечатни возведено в 1900 году в Трехпрудном переулке в стиле готика, но уже чувствуется новое направление модерна. Главный фасад образует любимую Шехтелем симметрично-асимметричную композицию. Если пройти немного вверх по Мамонтовскому переулку, то будет видна только симметричная часть фасада, но если снова вернуться в Трехпрудный, становится очевидно, что левая часть фасада значительно шире. Башенки, эркеры, извилистые линии, окна разных форм и размеров – это все модерн. Внутри типографии очень красивая лестница, похожая на лестницу-волну в особняке Рябушинского, а башенки перекликаются с собственным особняком Шехтеля в Ермолаевском переулке.

Особняк в Ермолаевском переулке

Особняк на углу Ермолаевского и Трехпрудного переулков, который архитектор спроектировал для своей семьи, стал переходным от одного стиля к другому. Сам он говорил об этом доме шутливо: «Построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу». А на деле в этом здании воплотились новаторские идеи, которые потом повели архитектуру вперед. Этот дом полностью удовлетворял все требования Шехтеля. Федор Осипович построил его с учетом своих личных капризов. В стиле почти ничего не осталось от Средневековья, зато чувствуется сильное влияние модерна. Здание состоит из нескольких частей, заметно отличающихся друг от друга своим внешним видом: башни соседствуют с выступающим вперед прямоугольным корпусом с высокой крышей и пристроенным позднее корпусом в форме неправильного треугольника. Сейчас здесь находится посольство Уругвая.  

Дом на Садовой

Последний, третий дом, который архитектор построил для себя, находится на Большой Садовой 4, стр.1. Это, пожалуй, самое совершенное его творение в классическом стиле. Получился ансамбль из двух домов – по красной линии жилой дом владельца, а во дворе был двухэтажный жилой корпус. Первоначально во дворе проектировалась мастерская с большим окном, но обстоятельства вынудили архитектора вместо нее сделать жилой дом с двумя 4-комнатными квартирами на первом и втором этажах. Там вместе с семьей зодчего стала жить сестра его жены, сотрудник Румянцевского музея Вера Тимофеевна Жегина и их племянница художница Вера Александровна Попова.

Декор фасада – гимн московскому ампиру начала XIX века. Правая часть двухэтажного здания украшена торжественным портиком из четырех приставных полуколонн дорического ордера, между ними большое трехчастное окно-портик с изящной расстекловкой. Внутри в гигантском двухэтажном холле-гостиной часто устраивались выставки работ детей Шехтеля. По стенам также висели работы его друзей-художников. Жилые помещения выходили окнами во двор здания Московского архитектурного общества, которое возглавлял Шехтель. Здесь часто бывали художники, литераторы и купцы. С сыном Львом и дочерью Верой дружил Владимир Маяковский. Здесь они готовили первый сборник его стихов «Я».

В 1918 году дом на Большой Садовой национализировали, а Шехтеля с семьей выселили. Революция лишила его всего. После 1917 года он уже ничего не строил. Молодой республике не понадобилось мастерство великого архитектора. Шехтель тяжело болел, ютился с женой и старшей дочерью в квартире дочери Веры на Малой Дмитровке и умер от рака желудка 7 июля 1926 года.