Борис Левянт - «МП»: «У обывателя все новое вызывает негатив» - Московская перспектива

Борис Левянт - «МП»: «У обывателя все новое вызывает негатив»

Борис Левянт - «МП»: «У обывателя все новое вызывает негатив»
Борис Левянт - «МП»: «У обывателя все новое вызывает негатив» Борис Левянт. Фото: Павел Попов
Глава архитектурного бюро ABD architects Борис Левянт рассказал «МП» о лужковских «плоскомордиях», какой должна быть Белорусская площадь и своем опыте проектирования яхт
1024px-Moscou_-_Nicolas_Tverskaya_Zastava_(02).jpg«Белая площадь». Фото: wikipedia/commons

Архитектура влияния

- Вы много работаете в Москве. Есть подход Лужкова, есть подход Собянина. Чем они отличаются вообще? Как-то проще? Легче? Интересней?

- Дело в том, что непосредственного влияния одного и другого мэра, в общем, мы не ощущаем в своей работе. Хотя в своё время с Юрием Михайловичем встречались и были коллизии. Эти знаменитые его «плоскомордия», так сказать, и «кругломордия», не обошли нас стороной. С Сергеем Семёновичем виделся несколько раз по поводу достаточно крупного проекта, но который не был реализован - парк в Нижних Мневниках.

Архитекторы, понимаете, немножко вдали от большой политики. 

Достаточно существенно изменились принципы взаимодействия Москомархитектуры и архитектурного сообщества. Это факт непреложный. Не могу сказать, что стало хуже или лучше. Если главный архитектор Москвы, Кузьмин Александр Викторович, делал упор в общении непосредственно на архитекторов, на профессиональную среду, то его коллега и главный архитектор Москвы Сергей Олегович Кузнецов делает больший упор на инвесторов.

b2f0bad0eb5ed3fbf9ac0f3bacaefdaf.jpgТОЦ «Ботанический сад». Иллюстрация: ABD architects

Мы участвуем в городских конкурсах, которые проводит, например, Управление экспериментальной застройки Москвы. Активно участвуем в процессе проектирования ТПУ. И, безусловно, это нам очень интересно, потому что мы всегда специализировались на коммерческой архитектуре, на «mixed-use», то есть комплексах, которые включают в себя несколько функций, в том числе и транспортно-пересадочные.

Сейчас мы занимаемся ТПУ «Ботанический сад» – большим комплексом, состоящим из двух зданий. Одно здание – это апарт-отель, и уже начато его строительство. Вторая очередью будет строиться так называемый ТОЦ – торгово-офисный комплекс, состоящий из ритейла и офисной части.

5b26f49c71abe68ae147d0d8cf5409a3.jpgПроект парка в Нижние Мневники. Иллюстрация: ABD architects

- Что вы делали в Мневниках?

- Там было предложение сделать крупный парк. Был проведен международный конкурс на такой парк, и мы его совместно с нашим клиентом, «Киевской площадью» (принадлежит Году Нисанову и Зараху Илиеву – ред.) выиграли. Мы предложили проект из девяти тематических частей парка, включая гольф-поля, гостиницы и другие различные функции. Но главная идея была в том, что это экономически сбалансированное предложение, которое позволяло этим паркам быть полностью на самоокупаемости. В итоге дальше конкурса проект не пошел. Но дело не в деньгах. Дело, на самом деле, в другом. Все хотят понять: а как может развиваться эта часть города, эта территория? Какими могут быть идеи? Потому это, в общем, конкурс архитектурный, крупномасштабный и градостроительный. Он дает пищу для размышления.

PPP_4080.JPG

- Как ещё архитектура может влиять на жизнь города?

- Например, создавая достопримечательности. Для меня это произведения Фрэнка Гэри и многих других новаторских бюро, что внесли свой культурный вклад в архитектуру. Их объекты становятся достопримечательностью городов, и привлекают к себе внимание любителей архитектуры. В мире очень быстрыми темпами развивается архитектурный туризм, он может даже сравниться с кулинарным туризмом!

В Москве у нас построен парк Зарядье, который тоже взял на себя эту роль. 

Жаль, что ни Фостеру, ни Захе Хадид, кроме Dominion Tower, не удалось ничего построить в столице.

5d134841fda654cddefa1195de426b52.jpg«Белая площадь». Иллюстрация: ABD architects

- Насколько «Белая площадь» стала этой достопримечательностью?

- Есть достаточно много всевозможных оценок этого комплекса и со стороны архитектурных критиков, и со стороны общества. Одно могу точно сказать - это единственный объект, по поводу которого я получил благодарность от разных людей в социальных сетях, когда у меня еще был аккаунт. Но при этом хватало и негатива.

Понятно, что пространство площади сейчас требует ещё какого-то вмешательства. 

Очевидно, за линией невысоких домов, идущих в сторону Кремля с правой стороны, возникнет что-то более высокое, более сомасштабное... Скорее всего, что-то возникнет и на территории «Второго часового завода» с другой стороны площади. Вполне возможно, что это будет высотное здание, во всяком случае, я приветствовал бы это. Оно тогда завершит общее пространство и поддержит масштаб «Белой площади», а с другой стороны, даст ясный, четкий градостроительный ориентир и фиксацию вокзальной площади с дальних точек зрения. Самое удивительное, ниоткуда со стороны Кремля или Садового кольца, это здание не будет активно проявляться в городской панораме. Такой вот феномен московской топографии.

ea865d1773342cc901c388bf1920ee95.jpg«Фристайл парк». Иллюстрация: ABD architects

Архитектура развлечения

- Каким должно быть идеальное здание?

- Максимально четко соответствовать нескольким критериям. Первое: своей функции. Второе: окружающему градостроительному контексту, то есть оно должно быть сомасштабно, уместно, отвечать тем градостроительным параметрам, которые эту ситуацию диктуют. Ну и ещё быть красивым, это, как говорится у нас в бюро, уже бесплатное приложение.

moscow-brewery-redevlopment-residential-herzog-de-meuron-_dezeen_2364_hero_b-852x479.jpgКомплекс на месте Бадаевского пивоваренного завода, проект Herzog & Meuron

- Какой проект обладает этими чертами? Например, на месте Бадаевского пивоваренного завода, который некоторое время представил Capital Group?

- Этот проект Herzog & Meuron - как раз это свидетельство того, что Москва хочет иметь знаковые объекты, пусть совершенно сумасшедшие и не очень понятные обществу, но, тем не менее, которые становятся таким ярким аттракционом и, в том числе, и привлекают. Как Парк Зарядье.

- А вам Зарядье нравится?

- Как аттракцион и как туристический объект, он, безусловно, интересен. Знаете, вот есть критики архитектурные и вы обращайтесь к ним..

PPP_4041.JPG

- А почему в соцсетях не участвуете?

- Мне это не интересно. Вот не знаю, почему. Я в какой-то момент поддался этому ажиотажу, открыл аккаунт в Фейсбуке. Он спящий был, но меня там сильно доставали. Я его закрыл и больше никакими соцсетями, кроме LinkedIn, не пользовался. Зато во всех соцсетях есть активные аккаунты нашего бюро.

- Часто ли ваши заказчики отходят от первоначального проекта?

- Да, к сожалению, такая ситуация нередка. Я считаю, что истоками этой проблемы стали политика отношения к архитектуре как к культуре в целом, и к авторским правам архитектора и правам на интеллектуальную собственность.

- Как вы лично относитесь к градостроительным ошибкам?

- Вопрос: что считать ошибками?

Долгое время считалось, что «Москва-сити» – это ошибка. А чем дальше, тем становится понятнее, что это не ошибка, а символ, причем долгоиграющий, серьезный символ. Логично, что у обывателя все новое вызывает негатив. Но негатив еще не означает градостроительную ошибку.

911b1af7e145ca48952efaecfad2d431.jpgHILL8 - Апарт-отель на проспекте Мира. Иллюстрация: ABD architects

Архитектура комфорта

- Для вас архитектура – это искусство или бизнес?

- Мы же понимаем, что люди строят не просто так, чтобы памятник построить, а для того, чтобы это здание приносило прибыль, доход, было продано фондам, каким-то образом окупилось, потому что всё-таки, недвижимость – это один из самых высокодоходных, хотя и высокорискованных видов бизнеса. Архитектура - это часть этого. А хорошая архитектура это еще и искусство. Вот интересно, смогут ли инженеры научить Искусственный Интеллект проектировать красивые здания?

PPP_4067.jpg

- В каком из европейских или вообще мировых городов вы чувствуете себя комфортно?

- Последние несколько лет в Москве. Я живу в центре на Остоженке и являюсь активным потребителем нового пространства – набережной Музеона, парка Горького, и почти каждый день мы с супругой вечером там гуляем, и на самом деле город кардинально изменился. Похожее ощущение в Вене, наверное. А, например, Германия, Берлин, Париж или Лондон уже давно не вызывают таких чувств.

Конечно, очень хочется уехать в Вену на два месяца, но я являюсь генеральным директором нашего бюро и поэтому максимум, что я себе могу позволить - десять дней.

27105b9bc809fbc340db75d357b2ab64.jpgИнтерьер вестибюля здания «Хлебозавод». Иллюстрация: ABD architects

- ABD architects еще также занимается офисными интерьерами. Было такое, что увидев вашу работу, к вам приходили новые клиенты, которые хотели условно «так же»?

-Нередко бывают случаи, когда потенциальные клиенты хотят увидеть вживую реализованный нами офис. И тогда это становится для нас самой лучшей рекламой. Вообще, департамент интерьеров ABD architects сейчас активно и успешно работает. За последние годы мы реализовали много проектов для крупных зарубежных и российских компаний.

PPP_4025.jpg

- Как вы относитесь к модным нынче архитекторам, которые выросли в последнее время?

- Мы за репутацию. Но сталкиваемся и с тем, что модно. А мода, как всегда, проходит, а кто-то должен всё это модное строить.

- То есть не просто быть профессионалами, но и слыть профессионалами, там получается?

- Естественно, надо слыть, хотя это не очень благозвучное слово, но с его сутью я согласен. Мы делаем максимально эффективную архитектуру, и потому наши проекты коммерчески успешны, что подтверждается экспертами. Например, сделка по купле-продаже МФК «Метрополис» была признана жюри CRE Awards в 2016 году сделкой года. 

ee694ccdd4863acbc24707fa953b3d6a.jpgЯхта LYD 40 74. Иллюстрация: ABD architects

- Вам приходилось проектировать что-то, кроме домов?

- Сделали концепт яхты, которая сейчас плавает где-то между Монако и Марселем. Это был очень необычный опыт, самое сложное в этом было вместить максимальный внутренний объем в относительно небольшие параметры яхты. Как мне кажется, мы справились с этим. Но дальше одной яхты дело не пошло – случился 2014 год.