«Не думал, что на этом посту будет так сложно» - Московская перспектива

«Не думал, что на этом посту будет так сложно»

«Не думал, что на этом посту будет так сложно»



Недавно прошло первое заседание нового архитектурного совета Москвы, как вы оцениваете его состав?

– Состав совета определялся Москомархитектурой, в него вошли известные архитекторы, которые много лет работают в Москве и других городах России, имеют опыт создания проектов в других странах. На мой взгляд, совершенно правильно в него включены представители СМИ и общественных профильных организаций, это позволит соблюсти баланс интересов. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов говорил, что будет постоянная ротация списка участников совета, поэтому посмотрим, какие обновления пойдут, надеюсь, они будут только в лучшую сторону.



Сегодня много говорят о том, что за 20 лет Москва потеряла свое лицо из-за точечной застройки и гигантского количества «фанерных» супермаркетов. Вы согласны с таким мнением?

– Разумеется, за эти годы были какие-то недоразумения. Но они никоим образом не преуменьшают архитектурного развития города. Для Москвы вообще характерно разностилие; тем она хороша и интересна, что имеет много архитектурно интересных мест и сооружений. У нас одна из сильнейших в мире архитектурных школ. Другое дело, что мусора много: ларьков, рекламы. Спасибо Сергею Собянину, что он этим вопросом занялся.



В последнее время очень много зарубежных архитекторов, урбанистов предлагают свои идеи и решения для развития Москвы. Почему, на ваш взгляд, такой интерес у иностранцев?

– Ничего необычного в этом не вижу. Иностранные архитекторы в России – это исторически сложившаяся практика. Город Санкт-Петербург был построен в основном иностранными архитекторами. Большинство архитектурных символов Москвы строили иностранцы: Марко и Алевиз Новый – Грановитая палата и стены Кремля, Фиораванти – Успенский собор, Бове и Кавес – Большой театр, Жилярди – университет, да и с Постником и Бармой разобраться надо, кто они по национальности. Это достаточно развитое явление в мировой практике, а не только в российской. Каждая страна насыщена архитектурными объектами, которые проектировали иностранные специалисты. Возьмите Шанхай – там вообще практически не представлены китайские архитекторы. Или тот же Гонконг – что ни здание, то иностранное известное имя. Поэтому у меня нет каких-то опасений по поводу привлечения иностранцев. Работы, уверен, на всех хватит.

Вливание свежей крови всегда полезно для любого организма. В советский период мы, к сожалению, редко обращались к помощи иностранных архитекторов, лишь в каких-то единичных случаях. Самый яркий пример – конец 1920-х годов, когда Ле Корбюзье участвовал в конкурсе на проект здания Наркомлегпрома (здание Центросоюза. – «МП»).



Как вы думаете, с чем связано то, что не все выпускники МАрхИ идут работать по профессии? Кстати, именно по этой причине Министерство образования включило вуз в список неэффективных?

– Скорее всего включение МАрхИ в список неэффективных вузов – это ошибка. В мае данный рейтинг будет обновлен, уверен, что главного архитектурного вуза страны там уже не будет.

МАрхИ – это творческий вуз. Нельзя оценивать его по тем же критериям, что и технические, гуманитарные вузы. Как можно сравнивать академии им. Сурикова, Строганова с МГТУ им. Баумана или МГУ? Абсолютно разные задачи стоят перед вузами, разная форма подготовки, свои профильные программы обучения. Я писал письмо президенту РФ Владимиру Путину, в котором все это объяснил.

Что касается выпускников, то здесь вопрос очень спорный. Когда появился этот рейтинг Министерства образования, сразу возникло несколько разных цифр – сколько идет выпускников работать, сколько не идет. Каким из них верить? По одним данным, 16% остаются в профессии, по другим – 96 процентов.

Здесь, наверное, надо говорить о ситуации в строительном комплексе вообще. Где архитектору приложить свои руки и голову? Сейчас в Москве мало объектов строится, надеюсь, завтра ситуация изменится.



Что вы имеете в виду?

– Нет такого строительного бума, который был до кризиса, больше внимания уделяется объектам транспортной инфраструктуры. Однако стоит сказать, что сейчас разрабатывается большая программа по реорганизации промышленных зон, думаю, что там будет немало интересных архитектурных проектов. Вывод промзон за пределы Москвы, их рекультивация и развитие транспорта – приоритетные задачи для города на ближайшие годы.

Какими бы вам, как архитектору, хотелось видеть промышленные зоны?

– Самое главное – это сбалансированность каждой площадки. Их развитие не должно негативным пятном лечь на транспортный каркас города. А даже наоборот, если это возможно, нужно разгрузить дорожные участки за счет появления новых поперечных связей.

Что касается наполнения территорий промзон, то для каждого района должно быть свое решение. Где-то, возможно, это будет жилая застройка и объекты соцкультбыта, где-то парк или производство. Унифицировать застройку промзон невозможно.

В этой связи важно не забывать о том природном богатстве, которое есть в Москве. Если заниматься промзонами, нужно ввести в реконструируемую территорию и Москву-реку. Тогда и река, и город заживут по-новому.



Почему вы говорите об этом сейчас, а не 20–30 лет назад?

– Конечно, в свое время было упущено многое, только успевали строить, часто некогда было подумать, осмыслить. Если сейчас начнется нормальная плановая работа, это будет большим плюсом.



Как президент СМА, вы замечаете, что появляются молодые талантливые архитекторы?

– Разумеется. За последние несколько лет МАрхИ выпустил много прекрасных специалистов, которые востребованы на рынке. В институте «Метрогипротранс», главным архитектором которого я являюсь, при общей численности архитекторов 60 человек половина – молодые люди до 30 лет. 4–5 человек – еще студенты старших курсов, и я уверен, что они останутся в институте, так как для них благодаря грандиозной программе по строительству метро в столице много интересной работы.



Как молодому архитектору проявить себя? Он же не может прийти к вам в институт или любую другую проектную организацию и сказать: «Вот я, подающий надежды архитектор, буду у вас работать». Наверное, СМА должен какую-то площадку создавать для того, чтобы молодой человек мог себя как-то зарекомендовать?

– Мы именно этим и занимаемся. Не реже чем два раза в неделю у нас проходят «круглые столы», архитектурные выставки, встречи, мастер-классы. Происходит диалог представителей инвестиционно-строительного сообщества с молодежью. Каждый способен себя как-то проявить.

Недавно завершился конкурс на проект комплексной застройки Бережковской набережной. Участвовало семь коллективов, победителем стало бюро «Проект Меганом» Юрия Григоряна. На вопрос главного архитектора столицы Сергея Кузнецова, какой у них состав работал над проектом, победители ответили, что в основном это молодые люди до 28 лет. Скорее всего основные мысли по комплексной застройке набережной принадлежали самому Юрию Григоряну, но уверен, что каждый молодой архитектор внес свою лепту.

В СМА есть молодежное объединение, куда входят несколько сотен молодых архитекторов. Большую помощь им оказывает Национальный архитектурный фонд, который возглавляет Валерий Михайлович Абрамсон.



Что это за фонд, как он помогает молодым специалистам?

– Это организация, которая оказывает всестороннюю поддержку архитекторам, в том числе и молодым. Проводит благотворительные акции, оказывает адресную материальную помощь. Кроме того, ведется большая работа по поддержке ветеранов отрасли, пенсионеров.



Прошел год вашей работы на посту президента СМА. Как вам в этой должности, какие цели, задачи себе ставите?

– Не думал, что будет настолько сложно. Ведь кроме Союза архитекторов у меня еще есть работа в Метрогипротрансе. Уезжаю из дома в 7 утра, возвращаюсь ближе к полуночи. Но мне нравится то, что мы делаем.

Хочется вывести площадку Московского союза архитекторов на первые строчки рейтинга популярности, чтобы не Стрелка, «Винзавод» и другие места фигурировали в списке самых креативных, а Дом московских архитекторов. Ведь в советское время так и было.



Как коллектив СМА отнесся к такой инициативе?

– Старый коллектив с приходом нового президента воспрял духом, и мы начали активно работать над поставленными задачами. За год мы совершили огромный рывок. Буквально каждый день у нас проходят архитектурные мероприятия. На протяжении последних 20 лет выставочный зал Дома архитекторов площадью 500 кв. метров был порезан на небольшие помещения и сдавался в аренду под парикмахерские, салоны и прочие предприятия. Мы поставили себе первоочередную задачу – реконструировать зал. Это удалось сделать менее чем за год, 1 марта там стартовала первая выставка.