Пропавшие балконы - Московская перспектива

Пропавшие балконы

Пропавшие балконы

Первый посетитель с ходу ошарашил присутствующих в приемной. Гражданин почтенного возраста, радиоинженер, всю жизнь трудившийся в космической отрасли, без запинки прочел экспресс-лекцию о достижениях выдающегося советского архитектора Аркадия Мордвинова. Гостиница «Украина», Комсомольский проспект, Фрунзенская набережная… И ансамбль из шести домов на бывшей Большой Калужской улице – теперь начало Ленинского проспекта. За один из этих домов и ходатайствует визитер.

– Я живу в этом доме с его появления в марте 1940 года, – перешел к своему вопросу Владислав Самойленко. – У него было 36 балконов. Летом 2006 года один балкон обвалился, и по прихоти главы управы и начальника ДЕЗа было принято головотяпское решение снести все остальные! Осталось только три.

Шесть лет писали жильцы во все инстанции и добились разработки и согласования проекта реставрации фасадов с восстановлением балконов. В конце 2011 года явились мастера, покрасили стены и три выживших балкона. И отбыли.

Оказывается, что по каким-то загадочным причинам параллельно вызрел еще один проект реставрации – без балконов. Его и воплотили.

– Это же элементарный вопрос, – покачал головой Владимир Ресин и обратился к присутствующему в приемной представителю департамента капремонта: – Вы должны принять решение о восстановлении первоначального вида здания строго по проекту. Я напишу Артуру Кескинову и Георгию Смолеевскому (главе департамента капитального ремонта и префекту ЮАО соответственно – «МП»).

Чиновник дал понять, что его департамент не знал о существовании другого проекта реставрации. Но пообещал в ближайшее время устранить несправедливость в отношении творения великого Мордвинова и нескольких московских семей. Господин Самойленко ушел окрыленный, громко поблагодарив Владимира Ресина.

Не столь шумным вышло расставание с другой посетительницей – Ларисой Строгановой. Она мать троих детей – восьмиклассника и двоих четвероклассников. В семье бабушка-инвалид. Лариса закончила МАрхИ, много лет работала реставратором, сейчас освоила новое ремесло – изготовление витражей. Семью, проживающую в «двушке» площадью 49 метров, поставили на жилищную очередь в 2011 году. Как многодетной матери, ей уже предложили квартиру – в Чехове или Подольске. А Лариса хочет Москву. Больше того – свой район, недалеко от метро «Беляево».

Женщина скромная и сдержанная, Лариса Строганова только тихо отвечала на вопросы (нехарактерное поведение для ходоков в высокие кабинеты), поэтому Владимир Ресин выбрал для нее особый тон разговора. Отеческий.

– Вы же понимаете, что вас не смогут вопреки закону оставить в том же районе, создав прецедент, – сказал депутат. – Тысячи других очередников начнут требовать того же и судиться.

Посетительница молча кивнула.

– Москва сейчас стала большая, вам предложат квартиру так далеко, что лучше уж Подольск, – продолжил Владимир Ресин.

Лариса Строганова вздохнула.

– Но вы можете получить от города субсидию и выбрать место. Хотя получатели субсидии все равно покупают квартиры в основном в том же Подольске, – объяснил Владимир Ресин.

Лариса призадумалась.

– Помню, как в 1960–1970 годы расселяли центр и отправляли людей в Медведково, Свиблово. Ехали сквозь слезы. А теперь, когда там стали сносить пятиэтажки и снова переселять, отказываются менять район. Лучше Медведкова для них ничего нет. И ваш район ведь тоже совсем недавно был далекой окраиной, сюда не хотели ехать.

– Да-да, – оживилась Лариса. – Бабушку и дедушку переселяли в этот район с «Курской». Они не хотели.

Депутат добился своего, женщина стала смотреть в будущее с оптимизмом.

– Вот и хорошо, – сказал он. – Прежде чем отказываться, обязательно съездите по адресам, которые предлагают. Возможно, вам понравится. А я обращусь в департамент жилищной политики, чтобы вам, если примете такое решение, в 2013 году выделили субсидию на приобретение жилья.