Верная примета мира - Московская перспектива

Верная примета мира

Верная примета мира
Верная примета мира
Опыт восстановления городов после военных конфликтов

В ночь на 15 февраля на юго-востоке Украины вступило в силу перемирие и в эти же дни Европа вспоминала бомбардировку Дрездена, случившуюся ровно 70 лет назад. Все нормальные люди сегодня держат кулаки за то, чтобы прекращение огня превратилось в полноценный мир, чтобы в самое ближайшее время на место трагедии вместо военных и спасателей пришли наконец строители. Их появление и есть самая верная примета начала мирной жизни. О том, как восстанавливают города после войн, вспоминает «Московская перспектива».

Кто видел Донецк, Луганск, Славянск год назад, с трудом узнают эти города сегодня – некоторые кварталы разрушены полностью, что-то еще можно восстановить, но очень многое придется сносить и строить заново. Только в Донецке придется восстанавливать около 3500 тыс. жилых многоэтажек, не считая дорог, магазинов, промышленных объектов.

Минск

Опыт восстановлений городов из пепла человечество, к сожалению, накопило огромный. Взять тот же Минск, в котором несколько дней назад собрались на саммит главы четырех стран, чтобы попытаться прекратить войну на юго-востоке Украины.
После Великой Отечественной от всей капитальной застройки Минска оставалось лишь 20%, все остальное – в руинах.

Зрелище было настолько угнетающим, что звучали предложения о строительстве нового города в нескольких километрах от руин разрушенного. И все же победила точка зрения о возрождении столицы Белоруссии на прежнем месте. С этой целью создали новую структуру – трест по разборке разрушенных зданий и восстановлению строительных материалов. Активную роль при этом отвели местным жителям, которые ежемесячно должны были трудиться не менее 15 часов на работах по приведению города в порядок. Для этого представители райисполкомов выдавали каждому совершеннолетнему минчанину «Индивидуальную книжку участника восстановления Минска», в которой отмечались отработанные часы.

8 октября 1944 года в городе прошел первый массовый воскресник. Каждый из городских районов был разбит на 10 производственных участков. В городе было создано 9 складских пунктов для хранения собранного металла и стройматериалов. Всего в воскреснике приняли участие 33 тыс. минчан. За этот день было разобрано, очищено и уложено в штабеля около полутора миллионов кирпичей. Собрали больше тонны различных строительных материалов, очистили от завалов и мусора 15 500 кв. метров площади, засыпали 2500 кубометров воронок. Такие воскресники потом проводились постоянно.

Многие из полуразрушенных зданий можно было восстановить, однако видные архитекторы, приехавшие в Минск из Ленинграда и Москвы, приняли решение о том, что нужно снести большинство старых зданий и построить новый город. С чистого листа. Руководство города и республики поддержало такое решение.

Как писал архитектор Воинов, «реализация Генерального плана началась с восстановления сгоревших коробок зданий. Однако отстраивалось не все подряд, а только те здания, которые вообще поддавались восстановлению и не мешали в дальнейшем реконструкции города. Эта задача решена была в первую очередь». По плану центральную часть города решили застраивать в основном 4–5-этажными домами (не более чем 6-этажными). Зоны 2–3-этажной застройки – располагать вокруг центральной части города. Центр должен быть застроен монументальными домами, чередующимися с зелеными пространствами, украшенными памятниками, отражающими героические события войны, и другими мемориальными сооружениями.

Ош и Джалал-Абад

В XXI веке Организация Объединенных Наций признала опыт по восстановлению городов Ош и Джалал-Абад уникальным. В июне 2010 года в ходе межэтнического конфликта в этих киргизских городах было разрушено более двух тысяч индивидуальных жилых домов и более четырех тысяч кафе, магазинов, фабрик и других объектов предпринимательской деятельности.

Как вспоминают очевидцы, на тот момент у многих пострадавших жителей практически ничего не осталось. Все имущество погибло в огне пожаров. Не было ни продуктов, ни одежды, ни крыши над головой. Ситуация была осложнена еще и тем, что фактически каждая семья потеряла кого-то из близких. Люди были озлоблены и напуганы. В пять часов вечера города словно вымирали, жители прятались в уцелевших постройках. Существовала высокая вероятность повторного взрыва конфликта.

«Мы предложили пострадавшим самим восстанавливать дома, оплачивая их работу и полностью обеспечив необходимыми строительными материалами, – вспоминает сегодня Каданбай Бактыгулов, заместитель гендиректора Государственной дирекции по восстановлению и развитию городов Ош и Джалал-Абад. – Таким образом удалось снизить накал напряженности».

По его словам, принцип восстановления был таким: построить новое жилье в объеме ранее имеющегося у пострадавших. Работы были разделены на две фазы. Первая включала строительство жилья в объеме от 42 до 80 кв. метров на семью в зависимости от количества человек. При этом каждый дом обеспечивался всем необходимым – от постельных принадлежностей до личных вещей. На следующий год весной началась вторая фаза, которая предполагала расширение уже построенного жилья до 100 кв. метров на каждую семью. На эти цели Азиатский банк развития выделил 28 млн долларов. Если же люди хотели более просторное жилье, они уже сами расширяли его за свой счет.

Команда Бактыгулова изменила принцип ООН в проведении таких операций. Ранее использовалась методика строительства временных жилищ в пострадавших районах, на юге Кыргызстана же сразу восстановили капитальные строения. Поэтому отпала необходимость замены временных построек новыми, капитальными. Зарубежные специалисты посчитали такую методику уникальной.

Цхинвал

После пятидневной войны 2008 года в Южной Осетии насчитали около 400 разрушенных домов, которые не подлежали восстановлению, еще более 3000 зданий требовали срочного ремонта. Непризнанная республика нуждалась буквально во всем: стройматериалах, технике, рабочих руках, управленцах.

Больше всего пострадал Цхинвал. Сразу после августовской трагедии власти города провели обследование всех муниципальных и частных домов, которые пострадали во время войны. На каждый дом были составлены акты о степени разрушений.

Исходя из опыта восстановления Чеченской Республики, в Южной Осетии отказались от открытия лицевых счетов гражданам, чтобы они в дальнейшем не уезжали с выданными на руки деньгами и не покупали жилье за пределами республики, а оставались жить здесь. Но эта политика себя не слишком оправдала – денег на восстановление (выделенных в основном из российского бюджета) за прошедшие годы потрачено много, но часть их испарилась в неизвестном направлении, а город до сих пор так и не оправился от войны. Проблема еще и в том, что параллельно с возведением домов властям приходится решать и назревшие инфраструктурные проблемы – некоторые коммуникации здесь не ремонтировались по 60 лет.

Один из успешных примеров восстановления Цхинвала – строительство микрорайона «Московский», который возводили московские строители. Стройка завершилась в 2011 году. На средства (2,5 млрд руб.), выделенные из городского бюджета, практически в чистом поле был отстроен новый микрорайон на 210 домов коттеджного типа и четыре трехэтажных многоподъездных дома. Общая площадь возведенного жилья составила 60 тыс. кв. метров. Также в районе была построена вся социальная инфраструктура: школы, детсады, магазины, дороги...

Дрезден

Но, конечно, один из самых потрясающих примеров восстановления города буквально из пепла – это Дрезден. 70 лет назад всего за три дня – с 13 по 15 февраля 1945 года – от города, запечатленного на картинах венецианца Бернардо Беллотто из Дрезденской галереи, не осталось камня на камне.

Во время первой атаки на Дрезден британские бомбардировщики «ланкастеры» сбросили 800 тонн бомб. Спустя три часа – еще 1800 тонн бомб. 14 февраля 311 американских бомбардировщиков сбросили на город 771 тонну бомб. 15 февраля – еще 466 тонн бомб.

Считается, что жертвами этой ужасной бомбардировки стали от 25 до 30 тыс. человек (многие источники заявляют о большем числе). Город был разрушен практически полностью. По отчету дрезденской полиции, составленному после налетов, «в городе сгорело 12 тыс. зданий, разрушено 24 банка, 26 зданий страховых компаний, 31 торговая лавка, 6470 магазинов, 640 складов, 256 торговых залов, 31 гостиница, 26 публичных домов, 63 административных здания, 3 театра, 18 кинотеатров, 11 церквей, 60 часовен, 50 культурно-исторических зданий, 19 госпиталей (включая вспомогательные и частные клиники), 39 школ, 5 консульств, 1 зоологический сад, 1 водопроводная станция, 1 железнодорожное депо, 19 почтамтов, 4 трамвайных депо, 19 судов и барж».

После окончания Второй мировой развалины жилых домов, дворцов и церквей разобрали и вывезли за город. На месте Дрездена образовалась площадка с размеченными границами бывших улиц и зданий. Восстановление центра длилось около 40 лет. При этом по сей день ведется восстановление ряда исторических зданий города, расположенных на площади Ноймаркт.

К 70-летию со дня этой трагедии в Дрездене открылась круговая 3D-панорама разбомбленного города, по которой можно хорошо представить себе масштабы разрушений и чувства тех, кто выжил в этой катастрофе. Говорят, впечатление такое сильное, что посетители замирают от ужаса. Странно, что даже после таких трагедий мир так ничему и не научился, что по сей день по городам стреляют прямой наводкой и бомбят их с воздуха.