Было ваше – стало наше - Московская перспектива

Было ваше – стало наше

Было ваше – стало наше

«Мне принадлежали две небольшие квартиры, – рассказывает москвичка Татьяна Канева (фамилия по просьбе читательницы изменена). – В 1998 году я, что называется, расселила коммуналку. Заключила договор мены, по которому владельцы комнат в коммуналке на Автозаводской стали собственниками двух моих квартир, а я – единственной собственницей уже бывшей коммунальной квартиры. Случай типичный по тем временам, когда в Москве было еще много коммуналок. Договор был составлен по всей форме, зарегистрирован в Управлении приватизации и прав собственности Комитета муниципального жилья правительства Москвы. Все эти годы я платила налог на недвижимость – в извещениях из налоговой инспекции я, разумеется, значилась как собственник. То же – в квитанциях об оплате ЖКУ. В декабре 2012 года я решила запросить в Росреестре свидетельство о праве собственности – просто чтобы у меня на руках был свежий документ».

Следует уточнить, что Татьяна Николаевна могла этого не делать. С мая 1998 года она постоянно проживала в своей квартире, никаких сделок с ней не совершала, никого к себе не «прописывала». В отличие от квартиры на Автозаводской органы госвласти, которые засвидетельствовали право собственности нашей читательницы, пережили за эти годы череду административных преобразований. Они поменяли структуру, название, но сохранили все прежние обязательства перед гражданами. И сегодня департамент жилищной политики Москвы – правопреемник Комитета муниципального жилья, где был зарегистрирован договор. Нынешняя Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), где содержится вся информация о правах на недвижимость, является правопреемником образованной 1 января 1998 года Федеральной регистрационной службы. «Представьте мое состояние, когда я получаю из Росреестра ответ, в котором сказано, что моя квартира принадлежит правительству Москвы и его право зарегистрировано еще в 2010 году, – продолжает Татьяна Канева. – То есть через 12 лет после того, как я стала собственницей квартиры, Москва вдруг забрала ее себе!»

Татьяна Николаевна немолода – 1937 года рождения, живет одна в большой квартире в не самом плохом районе Москвы. Увы, она в группе риска. «За пенсионерами, одиноко живущими в приватизированных квартирах, охотятся «черные» риелторы, мошенники из среды участковых, сотрудников ДЕЗов, районных структур. Этот вид криминального бизнеса довольно распространен, – констатирует адвокат Алексей Кузнецов, специализирующийся в том числе на жилищных конфликтах, но чтобы правительство Москвы покушалось на квартиры пенсионеров, отнимало собственность вот таким способом – с подобным я сталкиваюсь впервые. Ситуация очень нехорошая, трудно сделать выбор. Можно вступить в переписку с ведомствами, но она наверняка затянется, итог может быть отрицательным для пенсионерки, а приватизировать свою квартиру она уже не успеет. Судиться – это тоже долго, к тому же недешево и результат непредсказуем».

В Росреестре «Московской перспективе» охарактеризовали этот случай как «эксклюзивный». И посоветовали читательнице обратиться к ним через сайт или записаться на прием к какому-нибудь начальнику.

Наверное, так будет безопаснее. Потому что в ответе на свое официальное письменное обращение в Росреестр с просьбой о регистрации права на ее квартиру Татьяна Канева прочла следующее: «В случае, если в течение месяца с даты подписания настоящего уведомления не будут устранены основания, препятствующие проведению государственной регистрации, управление будет вынуждено отказать в государственной регистрации. В случае невозможности устранения замечаний в указанный срок правообладатель… вправе подать заявление о приостановлении государственной регистрации на срок не более 3 месяцев с указанием причин, послуживших для этого основанием». Другими словами, извольте немедленно разобраться с жилищным департаментом – иначе квартира будет не ваша. В крайнем случае подождем еще три месяца, если предъявите уважительную причину задержки.

В департаменте жилищной политики тоже упирают на «эксклюзивность». По словам пресс-секретаря ведомства Никиты Колесина, причиной казуса могла стать техническая ошибка. Правда, с работой над ошибками здесь не торопятся: разбирательство ведется с 18 декабря, но ответа пока нет. А 14 февраля Татьяна Канева уже должна «устранить препятствующие основания».

По версии юриста, представляющего интересы нашей читательницы, технический сбой мог случиться в обоих ведомствах. Росреестр был образован 1 января 1998 года, но на «проектную мощность» вышел не раньше июня того же года. Регистрационные отметки, сделанные зимой и весной, могли пострадать из-за организационной неразберихи. Департамент жилищной политики тоже в ходе реорганизаций мог «потерять» зарегистрированные им договоры. И спустя 12 лет, в 2010 году, в ходе какой-нибудь инвентаризации обнаружить квартиру на Автозаводской как «бесхозную». Словом, все понаделали ошибок, кроме дисциплинированной пенсионерки.

«Московская перспектива» надеется, что пожилой москвичке, дочери репрессированного, не придется расплачиваться за промахи чиновников, и будет следить за их дальнейшими действиями в этой «эксклюзивной» истории.