Сквер памяти дома Прошиных - Московская перспектива

Сквер памяти дома Прошиных

Сквер памяти дома Прошиных
Сквер памяти  дома Прошиных
Гарантии застройщиков перед городом и его наследием необходимо подкрепить рублем

Московские власти определились с наказанием застройщика участка на 1-й Тверской-Ямской улице, 22. За уничтожение фасада дома Прошиных принято решение аннулировать градостроительный план земельного участка. Сергей Собянин назвал это решение «адекватной реакцией» городских властей на «акт вандализма». Вот только уникального дома уже не вернешь. Кажется, в договорах города с инвесторами надо что-то серьезно подправить.

Градостроительный план земельного участка (ГПЗУ) в апреле 2013 года получил собственник погибшего здания – компания с замысловатым названием «Атлантик Аэронаутик Холдинг Лимитед». Объект находился в доверительном управлении ООО «Миретта». Некоторые СМИ писали, что эта компания принадлежит дочери президента Азербайджана. Впрочем, для дома братьев Прошиных уже неважно, кто именно его разрушил. Важно, почему это случилось и как сделать так, чтобы в дальнейшем старинные дома и их фасады в Москве «самопроизвольно» не разрушались.
ГПЗУ – это не документ, регламентирующий строительные работы на объекте. Это лишь план возможного использования земельного участка и допустимые параметры строительства на нем.
На 1-й Тверской-Ямской, 22, застройщик получил возможность реконструировать дом Прошиных под гостиничный комплекс с апартаментами при обязательном условии сохранения главного фасада, являющегося украшением улицы Тверской-Ямской. При этом инвестору разрешили освоить подземное пространство, надстроить дом двумя этажами и перекрыть внутренний двор.
После обрушения фасада сделать этого он уже не сможет. По словам главы столичного стройкомплекса Марата Хуснуллина, сегодня власти выбирают два варианта будущей судьбы злополучного земельного участка. Или инвестора обяжут «воссоздать утраченный объект недвижимости в прежних технико-экономических показателях» – то есть построить дом в тех объемах, каким он был до обрушения (без подземной части и надстройки), или здесь появится городской сквер. Город, говорит господин Хуснуллин, склоняется к варианту со сквером, и сейчас юристы мэрии прорабатывают этот вопрос. Застройщик уверяет, что здание обрушилось непроизвольно, но вряд ли это ему поможет – боялись бы не выполнить договор, закрепили бы фасад понадежнее.
История «случайно» упавших, сгоревших или затопленных старинных зданий Москвы конца прошлого – начала нынешнего веков – это история вандализма фактически с одобрения закона. Суммы штрафов в 1, 3, 5 миллионов рублей для крупного строительного бизнеса – что слону дробина, ну подумаешь, минус один поход хорошей компанией в ресторан. Будущие доходы от девелопмента превосходят эти смешные штрафы многократно. Вот и в этот раз застройщики дома Прошиных выражали полную готовность уплатить все штрафы и приступать к «восстановлению» фасада – то есть к своему доходному строительству.
Но уж слишком заметный дом рухнул, и совсем не вовремя – накануне Дня города, в финале выборной кампании в Мосгордуму, в неспокойной обстановке в стране. Вряд ли бы, конечно, москвичи тысячами вышли к «могиле» дома Прошиных со свечами, как это было 10 лет назад, когда защитники старой Москвы «хоронили» Военторг, но лишние волнения в столице сегодня мэрии точно не нужны. И застройщик в любом случае будет показательно наказан. Но в данном случае крайне важен выбор наказания.
Если вместо дома появится сквер – наказание можно считать строгим, зримым и показательным. Застройщик фактически сам лишил себя своей собственности – дом «благодаря» его трудам рухнул. А земельный участок принадлежит городу. Так что будут москвичи гулять в сквере «имени дома Прошиных» и рассказывать своим детям и внукам, как плохие дяди и тети сломали дом с подснежниками, который простоял более ста лет, и как возмущенный этим мэр повелел не строить в этом месте ничего в назидание потомкам.
Но такого в Москве, кажется, еще не случалось. До сих пор самой суровой мерой наказания был первый вариант, озвученный Маратом Хуснуллиным: инвестора обязывают восстановить здание в прежних технико-экономических показателях.
Подобная мера была, к примеру, применена властями в 2013 году – в качестве наказания за незаконный снос здания Можайских бань (Можайский Вал, 7). Тогда на месте пятиэтажного здания бани в стиле советского неоклассицизма планировалось возвести гостиничный комплекс на 17 этажей. Застройщик также подписал обязательство сохранить фасад, но во время работ также произошло «саморазрушение». В итоге инвестору пришлось вместо 17 этажей довольствоваться объемом в три раза меньшим.
Конечно, хочется верить, что большинство девелоперов – сознательные люди, понимающие, что такое историческое и культурное наследие страны, и искренне его ценящие. Но клятв в любви к старой Москве, как показывает практика, недостаточно. А значит, в контрактах, которые подписывает город с застройщиками, должен появиться простой и ясный пункт: за серьезное нарушение условий реализации проекта и обязательств, данных городу, застройщики должны отвечать серьезными финансовыми и имущественными активами, вплоть до лишения своего проекта. Это гораздо эффективнее, чем смешные штрафы или даже сокращение объемов строительства.
Недостаточно разобраться с одним, пусть и вопиющим, случаем. Нельзя верить застройщикам на слово. Вплоть до включения тех, у кого происходят «непроизвольные обрушения», в черный список застройщиков, которые не будут иметь права вообще строить в Москве. Есть подозрения, что в таком случае число незаконных сносов, самообрушений и случайных пожаров будет быстро сведено к нулю.
ГРУСТНЫЙ СИМВОЛИЗМ
Жили в Москве две богатые семьи двух братьев Прошиных – Александра и Николая. Оба брата были купцами – совладельцами Кузнецовского фарфорового завода. В 1905 году выстроили они себе на Тверской-Ямской по эксклюзивному проекту архитектора Павла Заруцкого прекрасный дом в стиле модерн, фасад которого украшали подснежники – один из любимых цветков эпохи символизма. Дом пережил революцию 1917 года, две мировые войны, распад СССР, но перестройку в гостиницу вынести не сумел. Снесенное здание не имело статуса объекта культурного наследия, однако относилось к объектам историко-градостроительной среды. В его сносе было отказано еще в ноябре 2012 года – тогда рабочая группа при правительстве столицы одобрила проект реконструкции, предусматривающий сохранение главного фасада, выходящего на улицу.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
«Адрес следующего эксперимента – Садовническая улица, владение 9»

Константин Михайлов, координатор «Архнадзора»:

– Какие уроки извлекли из событий на 1-й Тверской-Ямской улице городские власти и девелоперы, станет ясно в течение ближайших двух недель с небольшим. Известен даже адрес следующего эксперимента – Садовническая улица, владение 9. Здесь, в охранной зоне, в двух шагах от Московского Кремля, располагается целый комплекс из трех зданий, построенных в начале ХХ века купеческим семейством Приваловых, ктиторов расположенного по соседству храма св. Георгия в Ендове. На улицу выходит импозантное строение 1, где была квартира Приваловых, несколько лет назад в здании еще сохранялись остатки убранства интерьеров. Во дворе стоят весьма оригинальное, напоминающее рыцарский замок с башенкой, строение 2 и строение 3, имеющее помимо архитектурной и мемориальную ценность: в нем квартировала редакция литературно-художественного журнала «Млечный путь», здесь регулярно бывали поэт Сергей Есенин и многие другие деятели отечественной культуры того времени.
С лужковских времен домовладение Приваловых находится под дамокловым мечом инвестконтракта, заключенного городскими властями с ООО «Великан-XXI век». Здесь должен быть сооружен очередной «многофункциональный комплекс с подземной автостоянкой». Проект предполагает полный снос строений 2 и 3, снос строения 1, в основе которого, кстати, дом первой половины XIX века, до фасадной стены, перекрытие внутреннего двора и т.п.
Городская комиссия по градостроительству в зонах охраны не давала санкций ни на какие сносы по этому адресу. Более того, несколько лет назад, на заре градостроительной революции Сергея Собянина, из Мосгорнаследия прозвучало заявление об отмене проекта. Тем не менее и здесь наличествует выданный инвестору ГПЗУ, а 26 июня 2014 года ООО «Великан-XXI век» получило в Мосгосстройнадзоре разрешение (№ RU77130000-009541) на строительство.
Я направил на имя заммэра Марата Хуснуллина, в Мосгосстройнадзор и Мосгорнаследие письма с просьбой взять этот объект под контроль, чтобы не допустить незаконных сносов. Но что-то мне подсказывает, что гарантий сохранения домов Приваловых от самопроизвольного разрушения немногим больше, чем было в протоколе 2012 года о доме Прошиных. Впрочем, я искренне верю, надеюсь и уповаю, что на Тверской, 13, понимают: рецидив вандализма на Садовнической улице будет уже не вопросом о «дееспособности городских властей в градостроительной сфере», как выразился «Архнадзор» после истории на Тверской-Ямской, но – ответом на этот вопрос.