«В этом году мы завершаем реконструкцию вылетных магистралей» - Московская перспектива

«В этом году мы завершаем реконструкцию вылетных магистралей»

«В этом году мы завершаем реконструкцию вылетных магистралей»
«В этом году мы завершаем реконструкцию вылетных магистралей»
Андрей Бочкарёв о профессиональном празднике, транспортных объектах и любимых стройках

В преддверии Дня строителя корреспондент «Московской перспективы» встретился с руководителем департамента строительства столицы Андреем Бочкарёвым и попросил его рассказать о наиболее важных городских стройках.

– Когда будут открыты запланированные на этот год станции метро?

– В этом году мы вводим пять новых станций. «Спартак» на Таганско-Краснопресненской линии планируем запустить в сентябре вместе со стадионом одноименного футбольного клуба. Основные строительные работы там уже завершены. «Тропарево», «Румянцево» и «Саларьево» на Сокольнической ветке, а также еще одну станцию на Таганско-Краснопресненской, «Котельники», откроем в конце года. На строительстве метрополитена сегодня одновременно работают более 25 тысяч человек. С одной стороны, это не так много, с другой стороны – мы же метро копаем не вручную, а с использованием механизмов и техники, поэтому у нас такие внушительные масштабы и темпы строительства. Также у нас работает 22 тоннелепроходческих щита, а раньше их было не более трех. За 80 лет в Москве построили 300 километров тоннелей. Мы же за три года построили уже 25 километров, а за 10 лет должны построить более 150! Если сравнивать со странами Европы, то мы сейчас номер один по объемам строительства метро, а в мире делим первое и второе место с китайцами.

– Когда в Москве начнется проходка щитами большого диаметра по технологии, предложенной испанскими проектировщиками?

– Сейчас идет размещение заказа на их изготовление. Это займет какое-то время. На производство уйдет еще около 10–12 месяцев. Также полным ходом мы готовим площадки, стартовые котлованы. Через год, я думаю, мы будем готовы монтировать щиты и начинать проходку.

– Щиты планируете покупать? Вариант аренды не рассматриваете?

– Рассматривался вариант аренды, но мы сочли, что эффективнее все-таки их купить. Затраты за период строительства будут амортизированы.

– На ваш взгляд, какой объект метрополитена из тех, что сейчас строятся, самый тяжелый?

– Безусловно, это Люблинско-Дмитровская ветка. Она самая глубокая из тех, что мы сейчас строим, большая часть проходки ведется ручным способом. В сентябре следующего года планируем ввести участок от «Марьиной Рощи» до «Петровско-Разумовской», а в сентябре 2016-го от «Петровско-Разумовской» до «Селигерской».

– Почему такой разрыв по срокам?

– На участке от «Петровско-Разумовской» до «Селигерской» мы наткнулись на непростые грунты. Там много водопритоков, большое количество скальных пород. Это очень тяжелая линия, именно поэтому ее не начинали строить в советское время. Но мы за нее взялись и стараемся закончить как можно раньше.

– Что сейчас происходит на строительстве Алабяно-Балтийского тоннеля?

– Сейчас идет процесс расторжения контракта с компанией-подрядчиком – компанией «Космос», а также подготовка к новому конкурсу. Постараемся в этом году запустить объект. Непосредственно строительных работ там осталось примерно на три месяца, но процедуры, которые сейчас идут, отнимают много времени, а пока они не завершатся, мы не можем нанять новую компанию.

– А какая ситуация на других объектах, где работал «Космос», например на Большой Академической улице, когда там возобновятся работы?

– Ситуация точно такая же. Мы расторгаем с ними контракт, после чего объявим конкурс на определение новых подрядчиков. Я думаю, что в этом году на Большой Академической улице работы будут возобновлены. Но здесь все зависит не от строительства, в этой части проблем нет, а от процедур, связанных с оформлением документов.

К сожалению, строительный бизнес во всем мире один из самых высокорискованных, и требует от руководителей особой квалификации как строительной, так управленческой и финансовой. Не только в нашей стране, но и за рубежом разоряются компании даже со столетней историей.

– Строители говорят, что в последнее время расценки на строительные работы в Москве стали ниже. Это так?

– Всем бы хотелось зарабатывать больше и при этом работать меньше. Мы никого не заставляем работать из-под палки по нашим расценкам. Это рынок. Мы объявляем тендер, а дальше люди уже решают для себя, участвовать в нем или нет.

– Реконструкцию Щелковского шоссе должны были завершить в феврале этого года. Однако подрядчик с этой задачей не справился. Потом показалось, что работы возобновились, но сейчас создается ощущение, что они вновь идут медленно. Когда завершится реконструкция этой трассы?

– С подрядчиком – компанией «Трансстрой» – была договоренность, что они завершат реконструкцию до конца нынешнего года, однако работы сейчас идут не теми темпами, которыми нам бы хотелось. Поэтому будем в самое ближайшее время рассматривать вопрос о целесообразности продолжения сотрудничества с этой компанией.

– В конце этого года – начале следующего планируется запустить головной участок платной трассы Москва – Санкт-Петербург. Успеваете ли вы построить ее продолжение на территории Москвы?

– Да, мы строим участок дороги от Бусиновской развязки на МКАД до Фестивальной улицы. В этом году планируем открыть по нему движение транспорта.

– Какие еще дорожные объекты будут запущены до конца года?

– В этом году мы завершаем работы над целой массой дорожных объектов. Среди них реконструкция Можайского шоссе, шоссе Энтузиастов, Рязанского проспекта, развязок на пересечении Мичуринского проспекта, Дмитровского шоссе, Можайского шоссе, Волгоградского проспекта с МКАД. Кроме того, как я уже отмечал, постараемся запустить Алабяно-Балтийский тоннель, эстакаду на Варшавском шоссе и другие.

– Получается, что в этом году вы фактически завершите реконструкцию почти всех вылетных магистралей, которые планировали. Что дальше?

– Перед нами стояла задача при реконструкции вылетных магистралей обеспечить макисмально комфортные условия для движения общественного транспорта. Мы ее выполнили. Раньше на реализацию такой программы ушло бы минимум пять лет. Мы же вместе с проектированием и строительством смогли завершить ее всего за три с небольшим года. Что касается дальнейших планов, мы изначально заявляли, что не будет бесконечного возведения дорог в Москве, поскольку территория города плотно застроена. Наша основная задача на следующие годы – завершить все запланированные работы по модернизации МКАД, обновлению развязок на ней, закончить строительство хорд.

– Были планы по реконструкции Ленинградского шоссе от МКАД до Международного шоссе. Сейчас отказались от этого проекта?

– Реализацию этого проекта мы немного сдвинули по срокам. Там есть ряд сложностей, связанных с реконструкцией путепровода через железнодорожные пути, а также с землей. К этому вопросу мы вернемся в следующем году.

– При таких объемах транспортного строительства не отошло ли на второй план возведение социальных объектов и жилья?

– Я могу сказать, что на сегодняшний день мы даже в большем объеме, чем раньше, инвестируем в строительство жилья для людей, переселенных из пятиэтажек. К 2016 году должны завершить эту работу. Продолжаем строить детские сады, нам удалось решить проблему больших очередей в ДОУ. В 2012 году мы ввели порядка 70 садиков, сейчас уже такой острой необходимости в них нет, но по 20–30 объектов каждый год мы все равно вводим. В этом году ставим перед собой задачу открыть 22 школы. Кроме того, строим поликлинники, объекты культуры. Каждый год тратим на это около 110 млрд рублей.

– Какие объекты среди тех, которые сейчас строятся в городе, вам нравятся больше всего?

– Мне, как любому профессионалу, нравится решать сложные задачи. Чем сложнее объект в инженерном плане, тем больше удовольствия получаешь от его строительства. Безусловно, к таким объектам относятся метрополитен, крупные дорожные объекты, электростанции, водоочистные станции. Мне также нравятся красивые объекты – Гребной канал, театры, жилые дома. Я считаю, что все объекты, которые город строит, жизненно необходимы. А раз они служат людям, то очень приятно сознавать, что твой труд приносит им пользу.

– В одном интервью вы рассказывали, что ваш отец тоже был строителем. В семье профессиональный праздник как-то отмечался?

– Мой отец не всегда был строителем. Сначала он был кораблестроителем и работал на одном крупном заводе, который собирал подводные лодки. Когда Советский Союз стал переходить на атомные подлодки, этому заводу было поручено возводить одну из серий. Такие корабли были по размеру больше, чем дизельные. Поэтому возникла необходимость перестроить вход в цех. Руководство предприятия поручило это моему отцу. Потом завод решил построить несколько домов для своих сотрудников и отцу поручили руководить этим процессом. В итоге он поступил на заочное отделение строительного вуза и остался в профессии.

Что касается Дня строителя, то отец отмечал его на работе с коллегами, но не дома. Конечно, в Москве этот праздник отмечается более широко по сравнению с другими городами. Я много работал за рубежом, там нет такого понятия, как день строителя. Там праздники – это начало строительства объекта и его сдача.

– Сейчас вы отмечаете этот праздник?

– Обычно всегда отмечаю с коллективом. День строителя – это хороший повод поблагодарить людей, которые заняты сегодня в сфере строительства, за их ежедневный героический труд. Кроме того, я считаю, что если человек выбрал для себя специальность, которая ему нравится, то он испытывает от этого удовольствие каждый день. Получается, что праздник у него тоже каждый день.