19 июля 2018
Издается с 1957 года

Москва глазами «возвращенцев»

Очевидные и скрытые изменения столицы
Нина Шалфей, Нина Шалфей18 июня 2018№21 56

Pic 1529331736

Кризис 2008 года потянул за собой вереницу отъездов талантливых и не очень жителей Москвы. В воздухе просто витал аромат умирающих перспектив – как желтых листьев в конце сентября. Кто-то уехал в Штаты, кто-то в Европу. А кто-то, как и я, поменял столицу на Дальний Восток. За годы разлуки мы повзрослели, наломали дров, набрали профессиональный вес, окружили себя новыми знакомствами и даже успели полюбить чужие города, но при этом никогда не забывали о Москве. И вот в какой-то момент она, как магнит, притянула нас обратно. И каково же было наше удивление, когда мы перестали воспринимать ее как пересадочный пункт, замедлили шаг и огляделись по сторонам.

Есть такое выражение – «московский жир». Например, гроздья электрических звезд на Никольской гости столицы воспринимают с восхищением и в то же время с долей раздражения – как излишество или замашки буржуазии. Другие города со своими бюджетами просто не могут позволить себе подобную роскошь, остается лишь завидовать... А мы, возвращенцы, запомнили Москву совсем другой: с грязными вокзалами, хмурыми охранниками, кишками переулков с припаркованными как попало автомобилями, разбросанными киосками и сворами собак во дворах. И пока жители Первопрестольной возмущались ночью «длинных ковшей», мы, отщепенцы столицы, занимались другими, более важными делами и наблюдали только всплески в соцсетях. Зато сейчас, в сухом остатке, видим Москву фундаментальную, без режущих глаз пластиковых палаток.

Москвичи же привыкли принимать все изменения как должное. Они покидают столицу на считанные недели во время отпусков, путешествуют по Европе, тратят там заработанные здесь деньги, наслаждаются отдыхом, а потом возвращаются в свой так называемый «Мордор». По слухам, есть еще синдром москвича, это когда люди постоянно испытывают желание куда-нибудь уехать. Столица – все-таки не детская комната в квартире родителей, а скорее – пространство, где можно и нужно серфить финансовые потоки. Здесь достаточно агрессивная среда, со своими подводными камнями и зубастыми акулами. Но здесь не опаснее, чем в деревне какой-нибудь отдаленной губернии. Да что уж там – чем в том же Рио или Нью-Йорке: наши гопники из Южного Бутова просто дети по сравнению с жителями фавел и «черных кварталов».

Столица похорошела, окультурилась и, безусловно, стала более комфортной. С этим согласятся даже самые закоренелые скептики и любители покритиковать. Кстати, среди тридцатилетних теперь стало даже модно положительно отзываться о московской власти. Конечно, здесь есть и свои минусы, и назвать наш «Третий Рим» идеальным местом для жизни было бы уж откровенным лизоблюдством. Но волна возвращенцев говорит о том, что Москва – все-таки более естественная и родная среда обитания, чем города-мечты. И как приятно вернуться домой и увидеть, что во время твоего отсутствия провели генеральную уборку и поставили в вазы свежие цветы.

Восьмой по счету урбанфорум проходит в российской столице
  • 17 июля, 15:17
Марат Хуснуллин о программе Moscow Urban Forum 2018, развитии города и результатах градостроительной политики
  • 17 июля, 15:48
Денис Бойков о том, что ждет гостей Moscow Urban Forum 2018
  • 17 июля, 15:52
  • Анна Левченко