Город стал похожим на картинку - Московская перспектива

Город стал похожим на картинку

Город стал похожим на картинку
Город стал похожим на картинку
Глава АО «Мосотделстрой № 1» Владимир Егоров о стройках века, любви к работе и хорошем отношении к горожанам

Владимир Егоров – фигура на поле столичного бизнеса очень весомая. За его плечами работа на крупных должностях в строительном комплексе Таджикистана, участие в строительстве аэропорта «Внуково», станции метро «Спартак» и объектов для саммита АТЭС во Владивостоке. Сейчас Владимир Егоров возглавляет одну из крупнейших компаний-застройщиков Москвы, которая в данный момент занимается таким масштабным проектом, как самое большое электродепо в Европе. Но мало кто знает, что приход Владимира Егорова буквально спас компанию от банкротства. О том, как ему это удалось, и о других секретах он рассказал в эксклюзивном интервью «Московской перспективе».

Владимир Николаевич, как началась ваша карьера?
– Я пошел по стопам своего отца и дяди, которые были строителями. Окончил политехнический институт в Ташкенте и поехал по распределению работать в Душанбе. Как было раньше? После учебы предлагали конкретное место, должность и зарплату. Но первые дни на работе, конечно, меня удивили. То, что преподавали в институте, и производство – это небо и земля. Совершенно разные вещи. Знаний было достаточно, а как построить организационный процесс, нас не учили. В институте раскладывали все по полочкам: вот то, что ты должен, а это то, что тебе должны. А тут и общение с заказчиками, рабочими, смежниками. В результате оказывается, что ты всем должен, а тебе никто ничего не должен. И за всеми надо бегать. Вот такая разница.

– Как вы считаете, сейчас молодым специалистам сложнее устроиться на работу? Вы принимаете выпускников?
– Да, мы берем молодых специалистов. У нас сейчас 15 человек находятся на практике. Некоторые из них потом придут к нам работать. Сейчас везде требуется опыт, а после окончания института его, разумеется, нет. Вот и получается, если опыта нет – гуляй дальше. А где ему набраться этого опыта? Ему же нужно куда-то устроиться, проработать год-два, чтобы этот опыт появился. Молодым сейчас трудно. Советская система, конечно, в этом плане была лучше. А так к нам ребята приходят на практику, мы к ним присматриваемся и отбираем лучших, затем приглашаем на работу.
– Какой была ваша первая должность?
– Я начинал мастером, через пять месяцев стал начальником участка, еще через два года – начальником отдела, затем главным инженером, а еще через 13 лет стал управляющим треста. Мне тогда было всего 33 года. Вы знаете, я один раз написал заявление при приеме на работу, а потом меня повышали, переводили. Второй раз я написал заявление только через 29 лет, когда увольнялся.

– За время вашей работы в «Мосотделстрой № 1» удалось ли сформировать надежную команду?
– Да, в нашей компании есть основной костяк. Понимаете, очень важно работать в команде. Кем бы ты ни был – у тебя ничего не получится, если рядом не будет способных и понимающих людей, которых надо просто нацелить на достижение определенного результата. Рядом со мной есть такие люди.

– Я, кстати, недавно была во Владивостоке и своими глазами видела кампус ДВФУ на острове Русский. Это потрясающе!
– Да, это наша работа. Во Владивостоке мы возводили объекты к открытию саммита АТЭС. На острове Русском участвовали в строительстве крупных гостиниц, двух ресторанов, двух фитнес-центров и вертолетной площадки. Там сейчас настоящий город, который мы возвели с нуля. Объект очень важный. Как тогда утверждали, это была вторая стройка по значимости после подготовки России к Олимпиаде. Интенсивность была очень высокая, а сроки ограничены. И надо было делать все очень быстро и очень качественно, ведь там собирались главы 20 государств. И, естественно, строить для них и возводить всю инфраструктуру соответствующего качества было совсем непросто. Вставали в 7.00, а уходил я в 1.00–1.30. Некоторые из моих коллег вообще не уходили. Я приходил утром – они за столами спали…

– И как долго можно выдержать такой режим?
– Не знаю, это дело привычки. Главное – желание работать. Конечно, мы переживали, нервничали, спорили. Знаете, мы ведь посвящаем работе все свободное время. И наша работа превращается в хобби. Здесь мы и трудимся, и отдыхаем. На самом деле грамотно организованная работа не должна напрягать. Ты же не приходишь сюда как на каторгу, а спокойно идешь и знаешь, что надо делать, от кого что зависит и кто что должен решить. Здесь нет какой-то усталости. Понимаете, самая тяжелая – это психологическая усталость, когда что-то не решается. Здесь нет такого. Понятно, что есть куча сложных рабочих моментов, но все решается.

– А как вам удалось вывести «Мосотделстрой № 1» из банкротства?
– Я поставил вопрос – нам нужен объект. Трест «Мосотделстрой № 1» – это старейшая организация, недавно отметившая 80-летие. Но в прошлом компания имела узкую специализацию – занималась только отделкой. Ну естественно, что на одной отделке в той ситуации невозможно было вытащить предприятие. Поэтому я сказал: «Дайте генподряд, чтобы все под ключ». В итоге такое решение приняли, потом мы подписали договор на депо «Митино» и буквально в октябре зашли на объект, за три месяца выполнив огромный объем работ. Нам заплатили, и мы сразу же рассчитались с долгами по налогам и зарплатам. К организации были очень большие претензии со стороны и старых сотрудников, и старых поставщиков, о которых мы даже ничего не слышали. Мы закрыли все долги. При наличии заказов и объектов ничего не страшно.

– Строительство электродепо и станций метро – ювелирная работа. Вы – одни из немногих, кто без страха берется за строительство таких объектов.
– Я в своей жизни много объектов построил. И когда говорят, что надо где-то поработать, я сразу спрашиваю: а это стройка? И не так уж и важно, что это и где. Навыков у нас хватает. Мы начали с депо «Митино», потом перешли на станцию «Спартак» и «Солнцево». Одновременно участвуем в строительстве станций «Говорово», «Боровское шоссе» и «Очаково». Недавно нас попросили помочь с депо «Руднево» (там сегодня порядка 150 человек работает), вот теперь депо «Столбово» – на днях подписали договор. Вы знаете, сейчас уже столько построено. И речь уже идет не об отдельных станциях, а о целых линиях. Калужско-Солнцевскую линию скоро запустят, как только закончим депо. Конечно, удобнее заходить на чистое поле, а не исправлять огрехи других компаний. Всегда приятно отвечать за свою работу. Поэтому мы планируем участвовать в тендере по строительству станции метро с нуля.

– Говорят, что станция «Спартак» далась нелегко…
– Это была очень серьезная работа. Объект находился в действующем перегоне. Приходилось строить в ночные окна. Мы заходили туда работать в 2.30 и выходили в 5.00. Звонок, свисток – все быстро собирай и уноси. В итоге за полтора года мы ее построили. Станцию же надо было сдать к открытию стадиона. У него логистика была сложная: нет подъездов, нет общественного транспорта, парковки ограничены. А метро нужно было обязательно.

– С какими трудностями сталкиваются строители в Москве?
– С непониманием со стороны жителей. Сейчас в Москве заведена практика общественных слушаний. Прежде чем построить, мы должны выслушать мнение каждого. Тем не менее пока идет стройка, все жалуются, что неудобно ходить, невозможно проехать. Потом вся инфраструктура, разумеется, восстанавливается. А когда запускаем станцию метро, все радуются, как стало хорошо и удобно. Всю жизнь садились на автобус и 5–6 остановок ехали, чтобы сесть в метро, а сейчас выходим из подъезда и заходим на станцию – так хорошо! А два года, пока длилась стройка, жаловались. Надо же с пониманием относиться, немного потерпеть.
– Вам нравится политика, которую ведет сейчас город?
– Сергей Собянин очень много делает для Москвы. Мне кажется, ни один мэр так не заботится о своем городе. Сейчас из центра картинку сделали. А сколько появилось станций метро! Только в этом году около 30 станций откроются. Вы знаете, заммэра по строительству Марат Хуснуллин – человек тоже очень требовательный, работоспособный. Он не из тех, кто посидел-поговорил. Он и сам себе покоя не дает, и всем остальным. И это правильно и дает результаты. У него даже китайцы, которые сейчас трудятся в метрополитене, работают лучше, чем в Китае. И на сегодняшний день в Москве строится больше, чем в Поднебесной. Вот главный показатель. Мы бьем все рекорды.

– А если мы говорим про качество строительства? По сравнению с Европой, США, Азией?
– Ничем не уступает, а зачастую даже превосходит. Мы используем много природных материалов, а в других странах – все искусственное. Но многое зависит от требований заказчика. Яркий пример тому – парк «Зарядье» (АО «Мосотделстрой № 1» также принимал участие в строительстве этого уникального парка. – Прим. ред.). Второго такого объекта в мире нет. В принципе, и парка такого в самом центре нет ни в одной столице мира.
Я считаю, что правительство Москвы и лично Сергей Собянин приняли очень правильное решение в свое время. Там же изначально предполагалось строительство бизнес-центра. А в итоге сделали парк. Я недавно мимо проезжал – весь народ там. А сейчас начнется вторая очередь. В парке «Зарядье» построят Концертный зал. И если в нашей помощи появится необходимость, то мы с удовольствием примем участие.