Дом «Королевы кривой» - Московская перспектива

Дом «Королевы кривой»

Дом «Королевы кривой»
Дом «Королевы кривой» //wikimetria.ru
Среди уникальных зданий современной Москвы одно из первых мест занимает лучший атриум на Шарикоподшипниковской улице

На юго-востоке Москвы, точнее – на Шарикоподшипниковской улице, находится уникальное здание, спроектированное уникальным архитектором Заха Хадид. Если бы этот дом был где-то в центре города, к нему наверняка водили бы туристов, как к дому Дружбы народов, Дому Мельникова, особняку Саввы Морозова и другим. Называется он бизнес-центр Dominion Tower.

Здание из белого камня и стекла с алюминиевой отделкой, которая меняет цвет в зависимости от погоды и освещения, выглядит как сдвинутые тектонические плиты. Фасад его делится на горизонтальные отсеки, а каждый этаж смещен относительно предыдущего и последующего. С торцов здание можно увидеть насквозь. Архитектор создала открытые трехмерные пространства, без противопоставления вертикалей и горизонталей, пола и стен. Причем внутри все так же красиво и необычно, как и снаружи: минимализм деталей, свободное расположение лестниц со светодиодной подсветкой, лаконичное сочетание монохромных архитектурных элементов. Все в черно-белом цвете, отчего возникает ощущение безграничности и невесомости.

Но несмотря на такую удачную архитектуру, бизнес-центр практически не востребован – то ли из-за неудачного расположения, то ли из-за слишком высоких арендных ставок.
Он был открыт в 2015 году, а уже в следующем по итогам премии Best Office Awards 2016 за лучший реализованный интерьер офиса и бизнес-пространства Dominion Tower стал победителем в номинации «Лучший атриум бизнес-центра».

Архитектор Заха Хадид, к сожалению, умерла в этом же году, так и не узнав, что ее творение получило столь высокую оценку. Хотя премий за свою жизнь она получила немало. Заха Хадид стала единственной в мире женщиной, обладательницей Притцкеровской премии, которая считается аналогом Нобелевской. Нобелевская премия по архитектуре не вручается, что и побудило семью Притцкеров, владельцев крупной сети отелей, в 1979 году учредить собственную архитектурную премию, размер которой составляет 100 тысяч долларов США.

Основным критерием присуждения этой премии является инновационный характер архитектурных идей, что всегда было присуще Заха Хадид. «Королева кривой» – назвала ее газета «Гардиан», написав, что именно Хадид «освободила архитектурную геометрию, придав ей совершенно новую выразительную идентичность». Ее основные работы – Водный центр для Олимпийских игр в Лондоне, Большой художественный музей Государственного университета Мичигана в США и Оперный театр в Гуанчжоу в Китае. Некоторые ее проекты были представлены посмертно, в том числе и статуэтка BRIT Awards 2017. Некоторые объекты еще строятся, например, стадион Аль-Вакра в Катаре, где будет проходить чемпионата мира по футболу в 2022 году.
Заха Хадид родилась в 1950 году в Ираке, в Багдаде. Ее отец Мухаммад аль-Хадж Хусейн Хадид был соучредителем Национально-демократической партии социалистического плана, а мать Ваджиха аль-Сабунджи – художницей.

Заха изучала математику в Американском университете в Бейруте, затем училась в Архитектурной ассоциации в Лондоне. В1979 году она основала собственную архитектурную фирму.
С самого детства Заха Хадид отличалась какой-то особенной фантазией, она постоянно удивляла своими идеями и друзей-сверстников, и тем более взрослых. Ее учителя вспоминали, что девочка обладала также невероятной работоспособностью. Она, как Юлий Цезарь, хваталась за все сразу и могла работать одновременно над несколькими проектами. Если не было заказов, то Заха тут же придумывала что-то свое. В 1976 году она предложила варианты постройки обитаемого моста над Темзой, в
1983-м – клуба на вершине горы в Гонконге, в 1994-м – перевернутого небоскреба для английского города Лестера, проектировала здания оперы в Кардиффе, в 1999-м – центры современного искусства в Огайо и Риме. Эти проекты приносили ей победы на конкурсах, но признание пришло гораздо позже. Слишком уж нестандартный и оригинальный дизайн отпугивал многих заказчиков. Чего только стоит один из первых ее проектов – пожарная часть мебельной компании Vitra, точно воспроизводящая форму бомбардировщика «Стелс».

По словам самой Хадид, всплеск интереса к ее творчеству начался после того, как в 1997 году было построено здание музея Гуггенхейма в Бильбао по проекту Фрэнка Гери. А после участия в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати (США), открывшегося в 2003 году, ее идеи стали просто нарасхват.

Она всегда была революционеркой, разрушала все привычные стандарты, «растягивала» пространство, придавала динамику объектам, казалось бы, призванным к статике, использовала искаженную перспективу, выявляющую острые углы и кривые линии.
Заха также бралась за эксперименты в жанре инсталляции, в театральных декорациях, выставочных пространствах, в интерьерах, картинах, даже в обуви и в мебели. Она – автор нескольких экспериментальных коллекций мебели. Наиболее известные из ее работ – это светильник Chandelier Vortexx и кресло Cristal для фирмы Sawaya & Moroni. Ее хватало и на то, чтобы читать лекции и мастер-классы по всему миру. И всегда это были полные залы. В 2004 году Хадид выступала с программной лекцией и в Московском центральном доме архитектора. Она приехала тогда в Россию для получения Притцкеровской премии, которая вручалась в здании Эрмитажного театра в Санкт-Петербурге. Потом Хадид приезжала в Россию неоднократно. В 2005 году компания «Капитал Груп» заявила о своем сотрудничестве с Хадид по проектированию жилого комплекса «Живописная Тауэр» на Живописной улице в Москве.

В 2012 году на Рублево-Успенского шоссе по ее проекту был построен футуристический особняк по заказу бизнесмена Владислава Доронина.

А в 2015-м в Эрмитаже прошла первая в России ретроспективная выставка архитектора под названием «Заха Хадид в Государственном Эрмитаже».

Хадид также была членом Международного попечительского комитета по созданию музея Дома Мельникова. И, кстати, ее наиболее заметные архитектурные творения, такие как Центр Гейдара Алиева в Баку, Центр водных видов спорта в Лондоне, Национальный музей искусств в Италии, – спроектированы по той ж технологии, что и бизнес-центр Dominion Tower на Шарикоподшипниковой улице, по методологии параметрической архитектуры с применением компьютерной графики.