Залпы грядущей Победы - Московская перспектива

Залпы грядущей Победы

Залпы грядущей Победы

В начале августа 1943-го в самом разгаре была грандиозная Курская битва. Ее завершающий этап – Белгородско-Харьковская наступательная операция – начался 3 августа. И уже 5-го числа наши войска освободили Орел (в 5.45 утра) и Белгород (в 18.00). Сталин счел этот двойной успех советских войск значительным событием и приказал отметить его торжественным салютом и иллюминацией в Москве. При этом, по воспоминаниям маршала Еременко, Верховный главнокомандующий сослался на традиции подобного рода, издавна существовавшие и в России, и в других странах.

Традиции «огненных зрелищ» по случаю военных побед в Москве действительно существовали несколько веков. Большим энтузиастом и непременным личным участником фейерверков был Петр I. Еще в отрочестве он, по воспоминаниям очевидца, «собственными руками изготовлял на Потешном дворе ракеты, звезды, колеса, шутихи, огненные картины». 26 февраля 1690 года 18-летний Петр устроил крупнейший в Москве фейерверк на речке Пресне – с пушечною пальбой, при несметном стечении народа. Царь сам изобретал фейерверочные составы, выписывал опытных инженеров-артиллеристов из-за границы. При Петре «огнестрельные художества» стали устраивать регулярно. Так, 12 февраля 1697 года в Москве на Красном пруду был произведен фейерверк в честь взятия Азова. На льду пруда была построена потешная крепость с башнями, домами, мечетями, а фейерверочные рабочие, одетые в русские и турецкие одежды, изображали ход сражения. В Первопрестольной огненные забавы чаще всего устраивались на Красной площади, Царицыном лугу или в Красном Селе. Пушки Москвы не раз салютовали в честь военных побед – последний раз в царское время это случилось в 1915 году, по случаю взятия русской армией Перемышля.

И вот Сталин решил вернуть эту традицию, как он вернул в те годы другие традиции и атрибуты старой русской армии (погоны, офицерские звания, низложение вражеских знамен к ногам победителей). Был выпущен специальный приказ о проведении 5 августа торжественного салюта, план его проведения разрабатывался на специальном совещании в Кремле. Как в короткий срок организовать это мероприятие? Для него требовались холостые заряды, но в военной Москве хранились только боевые снаряды и патроны. Выручили зенитчики МПВО («болванки» нашлись в их учебных подразделениях) и комендатура Кремля (в ее распоряжении находилось 24 горные пушки, из которых производили салют в революционные праздники).

Подготовка к салюту проходила в напряженном режиме, ведь требовалось не только организовать синхронный залп пушек разного типа, но и положить начало новой традиции, военной церемонии. Как добиться того, чтобы салют был одинаково хорошо виден и слышен во всех районах огромного города? К счастью, «первый блин» не вышел комом: военные (среди которых многие имели фронтовой опыт) задачу выполнили четко.

Как вспоминал командующий московским фронтом ПВО генерал Журавлёв, места расположения салютных точек находились в парках, на стадионах и пустырях разных районов. Орудия установили близ площади Коммуны, на Воробьевых горах. Ввиду особой важности задания старшими на батареях назначили генералов. Салютной точкой № 1, располагавшейся в кремлевском саду, командовал сам комендант Кремля генерал Спиридонов.

Артиллерию в назначенные места вызывали по тревоге: времени было в обрез. Сигналом к первому залпу стали последние слова поздравительного приказа, прочитанного по радио Левитаном. Командующий ПВО отдал по телефону команду батареям: «Огонь!» В другой руке генерал держал секундомер: интервал между залпами должен был составлять 30 секунд (позднее его уменьшили до 20 секунд). Всего в тот вечер пушки дали 12 залпов.

Сотни тысяч людей на улицах, во дворах, на балконах наблюдали потрясающее зрелище. С того дня и до конца войны салюты над Москвой гремели по поводу взятия многих городов, поселков, железнодорожных узлов… В разных случаях производились залпы из 124, 224 и 324 орудий. Всего за оставшиеся 20 месяцев войны было дано 355 салютов. Их проведение наполняло горожан гордостью за свою страну и армию. Салюты стали зримым предвестием Победы.

В своей книге «Огневой щит Москвы» Д.А. Журавлёв писал: «К лету 1943 года москвичи уже отвыкли от грохота орудий. И вдруг они снова услышали стрельбу. Но это были уже не те залпы, что раздавались в трудные дни 1941-го. Это были залпы салютов. Они вызывали радость в сердцах советских людей, всех друзей нашей Родины. Бывало, что салюты над Москвой гремели по нескольку раз в день, и зенитчики не покидали «салютных точек», пока не завершали свою «работу».

Если в 1943 году мы еще опасались, как бы выезд нескольких десятков батарей со своих огневых позиций не ослабил противовоздушную оборону в каком-нибудь секторе, то позже беспокоиться по этому поводу почти не приходилось: линия фронта далеко отодвинулась от Москвы».

Неповторимым зрелищем стал салют 9 мая 1945 года. В тот вечер над Москвой прогремело 30 залпов из 1000 орудий. Впечатляющими были и фейерверк, сопровождавший эти залпы, и световой шатер над центром столицы, образованный лучами 160 прожекторов. Грандиозный по масштабам салют сопровождал народное ликование в честь великой Победы.