Архитекторы в поисках истины - Московская перспектива

Архитекторы в поисках истины

Архитекторы в поисках истины
Архитекторы в поисках истины
Мероприятие, организатором которого выступает Союз архитекторов России, известно своим масштабом. Его экспозиционная часть и деловая программа обычно включают итоговый Совет главных архитекторов городов России, который проводит Академия архитектуры и строительных наук (РААСН). Куратор фестиваля, главный архитектор Калуги, член Президиума Союза архитекторов России Алексей Комов, считает, что его миссия – сохранение архитектурного интеллектуального каркаса страны, возможность представить лучшее, наладить коммуникацию и обменяться идеями. Об этом корреспондент «МП» побеседовала с Алексеем Комовым накануне открытия фестиваля «Зодчество-2021».

Алексей Олегович, как часто вы принимаете участие в этом мероприятии? И как вы объясните смысл манифеста, предложенного вами для 29-го фестиваля и сформулированного словом «истина»?
– В «Зодчестве» в разных качествах я участвую более десяти лет. А теперь как куратор всего фестиваля через предложенный мною манифест заявил тему «Истина». На мой взгляд, это самая актуальная повестка, учитывая специфику нашего времени: когда нет иерархий, когда вокруг сплошная постправда, когда утрачены любые каноны. Если мы хотим оставаться цивилизацией, представление о добре и зле просто необходимо. Для меня истина – это не просто философское понятие. Кто, как не архитектор, может и должен говорить об этом? Архитекторы – это хранители ключей, которые знают, что было, что есть, что будет и как все устроено. Мы крайне опасные индивидуумы – мы знаем всю правду.

Каким образом это будет отражено в содержании фестиваля?
– Так или иначе этой идее будут посвящены все его разделы. Во-первых, это касается проектов, отобранных для вручения наград, включая Гран-при фестиваля – «Хрустальный Дедал» и «Премия Владимира Татлина». Истина – она в том числе и в признании своего цеха, что очень важно для каждого профессионала. Второе – это павильоны, представляющие регионы нашей страны. Третье – спецпроекты, их 15. Понятие истины каждый мой сокуратор воспринимает по-своему. Например, Евгения Микулина и Андрей Лызлов представляют ее как пространство свободы. Андрей Карагодин и Алексей Гинтовт рассматривают ее с точки зрения памяти. Для группы «Арктикаметрия» истина – это Север. Александр Бурганов посвящает свой спецпроект науке. Спецпроект «Истина в городе» курирует Лариса Копылова, в нем выступят четыре архитектора-академиста – Максим Атаянц, Михаил Филиппов, Степан Липгарт и Андрей Никифоров. Они рассматривают город не как набор приемов, а как целое, как утопию, как большую мечту, которая двигает прогресс. Сегодня, когда все предельно унифицировано и поставлено с ног на голову, именно носитель традиции становится авангардистом, который видит будущее.

Занимая пост главного архитектора Калуги, вам удается воплощать принципы истины?
– Во многом да, и не только в Калуге. Я расцениваю получение мной в этом году высокой награды – нагрудного знака «Кентавр» от Совета главных архитекторов РФ – как признание моего многолетнего опыта.
Про нашу Калугу хочу сказать особо. Это невероятно красивый русский город-ансамбль, столица региона в двух часах от Москвы. Калуга – колыбель космонавтики, город инженеров, город со своей волей и лицом. С точки зрения архитектурной традиции конца XVIII века – это Вифлеем московской архитектурной школы. Та самая «утраченная Москва» от пожара 1812 года до наших дней в Калуге сохранилась в историческом центре в полном объеме.

Региону повезло, что долгое время здесь существовала стабильная губернаторская власть, которая запустила «калужское чудо». Идеи промышленных кластеров легли на богатую «инженерную» почву Калуги. Сейчас здесь существует много уникальных инновационных производств, соответствующих самому высокому мировому уровню. Недавно на территории Музея истории космонавтики был открыт памятный знак «Рукопожатие в космосе», очень сложный и необычный, изготовленный из нержавеющей стали при участии калужского инновационного предприятия. А для фестиваля мы с ними сконструировали большой арт-объект спецпроекта «Истина в Призвании». Это увеличенная до пяти метров модель «Хрустального Дедала» – главного приза фестиваля, который вручается лучшим из лучших.

Обязательно хочу отметить, что у нас в Калуге в этом юбилейном году открылась вторая очередь и обновленная территория Музея истории космонавтики, шедевра советского модернизма. На фестивале федеральный музей будет представлен как структура Минкульта РФ отдельным павильоном и спецпроектом.

Те идеи, которые считаются успешными в Москве, вы не пытаетесь реализовывать в Калуге?
– Мне кажется неправильным строить механически Москву в регионах. Что хорошо для Москвы, для регионов зачастую просто неприемлемо. У регионов своя жизнь, свой уклад, свои возможности и ограничения. Мы стараемся жить по средствам.
Например, недавно реализовали первую очередь проекта реорганизации набережной Яченского водохранилища. Как и во многих городах, в Калуге в прибрежных зонах водоемов расположены бывшие промышленные территории. Мы готовим комплексный проект реорганизации пространства вдоль нашей главной водной артерии – реки Оки. Структура города такова, что весь исторический центр расположен с левой стороны реки, а плотная новая застройка, возникшая в 80-х годах прошлого века, развивается на правой.

В Калуге исторически единственный в стране филиал Бауманского института, кузница инженерных кадров. Сейчас на правом берегу идет масштабное строительство нового кампуса Бауманки. В целом «перезагрузку» мы стараемся проводить акупунктурно, четко сообразуясь с приоритетами и реальными ресурсами.

Какие из реализованных в последние годы проектов в Москве вам нравятся?
– Из самых свежих – проекты реконструкции Дома Наркомфина и Речного вокзала. Наркомфин для меня особый объект. Шедевр конструктивизма архитектора Гинзбурга находится рядом с отчим домом, местом, где я родился и вырос. Часть моих одноклассников жили в этом доме. Я видел, как он «угасал» на глазах, а теперь обрел новую судьбу.
Речной вокзал – это очень удачная работа со сталинским ампиром и приспособление исторического здания под реалии сегодняшнего дня. Эти проекты – хорошие примеры того, как можно работать с советской архитектурной традицией, бережно сохраняя ее для потомков.