Творческим азартом делюсь с коллегами - Московская перспектива

Творческим азартом делюсь с коллегами

Творческим азартом делюсь с коллегами
Творческим азартом  делюсь с коллегами
Николай Шумаков о современной архитектуре, памятниках в столице и учрежденном им ордене

65 лет исполняется главному архитектору АО «Метрогипротранс» Николаю Шумакову. Заслуженный архитектор России, академик Российской академии художеств, профессор Международной академии архитектуры в Москве (МААМ), президент Союза московских архитекторов и Союза архитекторов России, обладатель множества наград, включая самую престижную международную архитектурную премию Огюста Перре, – Николай Шумаков имеет в своем послужном списке столько объектов, что только их перечень с самым скромным описанием потребовал бы газетной полосы. Накануне своего юбилея Николай Шумаков дал эксклюзивное интервью «Московской перспективе».

– Николай Иванович, архитектура – это такой вид деятельности, который не чужд веяниям моды. Как вам кажется, мы успеваем за мировыми тенденциями?

– Мне кажется, злополучное постановление 1955 года о борьбе с излишествами никуда не ушло. Стройкомплекс «подмял» под себя архитектуру еще в советские годы. И те редкие проявления высокого зодчества, которые, словно всплески, появляются на пространстве России, можно трактовать только как исключения. То, что периодически рождается, конечно, соответствует трендам мировой архитектуры – мы же видим и прекрасно понимаем, что происходит в мире.

– Вы сейчас имеете в виду последствия этого документа – ограничения ментальные, те, которые в голове?

– Конечно! Хотя надо понимать, что профессия архитектора зависит от заказчика, строителя и, естественно, эта зависимость влияет на его работу.

– Очень часто говорят: бюджеты строительства у нас скромные, поэтому и привлекательных сооружений не так много. Может ли интересная архитектура быть недорогой?

– Все зависит от позиции заказчика и мастерства архитектора. Можно из горбыля сделать домик, который станет архитектурным шедевром. А можно вложить огромные средства и, проявив при этом полное бездумье, бездушье, получить поражение по всем фронтам. Прямой зависимости между деньгами и качеством архитектуры нет.

– Как бы вы прокомментировали конкурс на лучшее концептуальное решение монументально-скульптурной композиции «Строителям Москвы»?

– С декабря 2018 года открыта и работает экспозиция конкурсных предложений, но окончательное решение еще не принято. Жюри продолжает обсуждение. У нас есть три отобранные работы, но пока не назван участник номер один. Мне кажется, все проекты очень сильны и образны. Понимаете, памятник – это навсегда, во всяком случае, так должно быть в цивилизованном мире. В нашем случае это дань памяти, в том числе и основателям Москвы, которые создавали нашу белокаменную столицу, возводили Кремль. Это и наша благодарность ныне живущим строителям, которые трудятся сегодня в Москве. Поэтому не так просто найти собирательный образ, чтобы монумент сочетал и ретроспективу, и настоящее время. Еще более непредсказуем эффект от стиля, в котором будет выполнена работа, – меня лично это не пугает, а только добавляет интриги в то, как с этой ответственностью справятся авторы. Ведь место для монумента уже выбрано: это весьма небольшая площадка, но – в историческом центре города. Так что все будет зависеть от таланта скульптора и архитектурного видения пространства.

– Всем известна ваша замечательная работа – Живописный мост. Не жаль, что запроектированное в верхней точке моста помещение так и не работает? В свое время говорили про ресторан, ЗАГС...

– Жаль, конечно! Тем более что идея создать на высоте Дворец бракосочетания принадлежит мэру города Сергею Собянину. А до этого хотели сделать ресторан. Дворец, мне кажется, прекрасно вписался бы в эту капсулу. Между прочим, там все и было сделано именно под эту идею. Все инженерные системы, включая даже защиту стекол, – все придумывалось и монтировалось с учетом создания ЗАГСа. Там даже поставлена мебель – вся, до последнего стула! Но не работают лифты. Во время приемки объекта Ростехнадзор забраковал эту часть проекта.

– Недавно вы занимались разработкой проекта ВСМ Москва Казань. Что собой представляют станционные комплексы?

– Проект можно условно разделить на две составляющие – ту, что связана непосредственно с дорогой (пути, эстакады, перегоны), и станционную часть. Планируются пять вокзалов: один в Петушках, два в Нижнем Новгороде и по одному в Чебоксарах и Казани. Могу сказать, что получилась интересная архитектура – космическая, современная. В ее основе – большепролетные пространства, где много света, воздуха, где будут осуществляться все функции вокзалов и попутного обслуживания пассажиров. У нас уже есть опыт проектирования таких комплексов, я имею в виду «Внуково». Это очень помогло в работе над ВСМ. Сейчас проекты проходят экспертизу. А дальше – все зависит от заказчика.

– О вас пишут, что вы обладаете художественным чутьем и трезвым расчетом. Что для вас первично – идея или, наоборот, она возникает тогда, когда есть расчеты?

– Любой проект начинается с идеи. А потом ты уже смотришь, как его реализовать. Если же идеи не будет и ты начинаешь думать о том, как поставить колонну и положить балку, то проекта не получится. Да, конечно, порой приходится идти на компромиссы даже с собственной идеей, но если ее нет изначально – ничего не выйдет.

– Так было и с Живописным мостом?

– Конечно. Въезд в Москву, большая красная арка – все шло от этого. А уже потом появились и ванты, и смотровая площадка в увязке с рекой.

– Сейчас очень популярны малые архитектурные формы (МАФы) – и в городах, и в рамках проектов застройщиков. Как вы к этому относитесь?

– Что касается праздничных украшений, то часто вижу много неудачного, даже ужасного. Если же МАФ делаются со вкусом, то это прекрасно. Понятно, что в градостроительном контексте малые формы требуют не меньшего архитектурного вкуса, нежели сама застройка. Это можно сравнить с тем, как работает модная индустрия. Костюм шьет портной, а форму пуговки придумывает дизайнер. Но когда пуговки
«в тему», этому можно аплодировать стоя.

– Вы учредили орден AZART. Расскажите об этом.

– Внешне это такой «советский» орден – из нержавейки, но слегка модерновый. Четыре я уже вручил. Но много вручать не планирую. Моя награда будет эксклюзивной, и ее будут получать очень профессиональные коллеги-архитекторы.

– То есть никакого жюри не будет? Кого награждать – решаете только вы?

– Абсолютно верно! И это уже мой творческий азарт, которым делюсь с коллегами.