Скорая карета прямо из Парижа - Московская перспектива

Скорая карета прямо из Парижа

Скорая карета прямо из Парижа
Скорая карета прямо из Парижа
«Первое пособие» москвичам оказывали полицейские врачи

Московская скорая помощь отметила день рождения – ровно 100 лет назад открылась станция, бригада которой впервые выехала на вызов к пациенту. Размещалась она в трех комнатах НИИ имени Н.В. Склифосовского – в то время его называли Шереметьевской больницей. Но мало кто знает, что экстренная медицинская помощь в Москве была организована задолго до официальной даты. По инициативе начальника московской полиции полковника Д.Ф. Трепова в 1898 году образовалось общество по устройству приемных покоев при полицейских домах. Первую пару специальных фургонов купили и доставили из Парижа на средства, пожертвованные вдовой потомственного почетного гражданина А.И. Кузнецовой. Подробности – в эксклюзивном материале специально для «Московской перспективы».

Систематической, тренированной и запланированной организации экстренной медицинской помощи в мире не существовало до 1881 года, когда 8 декабря в Вене при пожаре Ринг-театра погибло 479 человек. Беспомощная ситуация потрясла доктора Яромира Мунди. Потери и ужасные страдания покалеченных навеяли ему мысль о создании специального учреждения на случаи будущих катастроф.

Врачи без содержания

В начале 1892 года москвичи узнали из газет о незавидном положении в Москве докторов, оказывавших экстренную помощь жителям города. Сложилась непонятная ситуация, когда все санитарные врачи, работавшие в кабинетах на приеме больных и имевшие неплохой доход, получали бесплатные билеты на транспорт. А вот разъездные полицейские врачи, к которым тогда за срочной помощью обращалась московская публика, тратили на извозчиков собственные деньги. Этим врачам не столь широкой практики (с небольшим количеством пациентов), находившимся в постоянной готовности к вызовам, выплачивалось меньшее жалованье.

Мало того, в штате московской полиции состояло 12 врачей, вовсе не имевших денежного содержания. А ведь именно полицейские медики чаще всего приходили на помощь беднейшим слоям населения. Устраняя несправедливость, решили всех полицейских врачей снабжать бесплатными билетами для проезда по всем линиям конно-железных дорог.

С 1897 года семь полицейских домов имели собственные кареты для выездов, по требованиям полиции, фельдшеров для бесплатного оказания «первого пособия» и бесплатной перевозки в больницы пострадавших на улицах и в общественных местах. Кареты содержались на средства Анны Ивановны Кузнецовой – вдовы потомственного почетного гражданина.

Коричневый фургон

Весной 1898 года москвичам было объявлено, что по инициативе начальника городской полиции полковника Д.Ф. Трепова образуется общество по устройству приемных покоев при полицейских домах. Его устав был послан на утверждение в правительство.

В газетах прописывалось: «При Сущевской и Сретенской полицейских частях будут работать специальные фургоны для того, чтобы заболевших и ушибленных на улицах людей отправлять на этих фургонах в приемные покои. При фургонах будет находиться врач для подачи первой медицинской помощи этим людям». И уже 28 апреля названные санитарные станции общества открывались и начинали действовать. До того в большинстве случаев полицейская медицинская помощь подавалась быстро и своевременно. Но в некоторых происшествиях недостатком являлось полное отсутствие антисептических жидкостей для промывания ран, перевязочных средств, удобных носилок и – самое главное – свободного экипажа для перевозки больного в лечебницу.

Первая пара специальных фургонов для скорой медицинской помощи была выписана из Парижа инициатором значительно преобразованного дела градоначальником Треповым. Причем на средства, пожертвованные той же Анной Кузнецовой. После доставки экипажей темно-коричневого цвета в Москву было совершено молебствие и их освящение.

Правила для городовых и дворников

В район действия Сущевской станции скорой медицинской помощи при Сущевском полицейском доме попадали Сущевская часть и Второй участок Пресненской части в пределах Камер-Коллежского вала, а также Бутырская улица Третьего участка Сущевской части. Деятельность же Сретенской станции распространялась на всю Сретенскую часть, Второй и Третий участки Тверской части, Второй участок Арбатской части и Первый участок Мясницкой части.

Полковник Трепов так обратился с приказом к полицейским начальникам и врачам, задействованным в оказании помощи населению: «1) твердо ознакомить всех подведомственных им чинов полиции, в особенности же постовых, ночных сторожей и дворников, с условиями деятельности учреждаемых санитарных станций и разъяснить им цель и значение таковых; 2) собрать сведения о тех телефонах, которыми чины полиции могли бы пользоваться, как днем, так и ночью для вызова санитарных карет, войти по этому предмету в необходимое соглашение с владельцами телефонов и вписать номера ближайших телефонов, которыми можно пользоваться, в постовые книги городовых; 3) разъяснить городовым, ночным сторожам и дворникам, как им надлежит поступать в случае необходимости подания кому-либо на улице, или в общественном месте, скорой медицинской помощи; 4) о всех случаях подания первоначальной помощи немедленно мне доносить».

Здесь же были указаны важные телефонные номера: Сущевской станции – «40» и Сретенской станции – «54». Санитарная карета вызывалась по телефону или через посланного человека.

По инструкции при каждой станции постоянно дежурили все врачи полиции (штатные и сверхштатные) по очереди, утвержденной старшим врачом полиции, с фельдшерами. Их дежурства начинались с трех часов дня и продолжались ровно сутки.
Дежурный врач не мог оставить пост (в особо приспособленной дежурной комнате с отдельным телефоном) до прибытия своего заместителя. Он отлучался лишь при выезде для «подачи помощи» внезапно заболевшим или получившим повреждение.

На несчастье дежурный врач выезжал непременно с фельдшером и санитаром, взяв с собой необходимые инструменты, перевязочные средства и медикаменты. К поездке всегда была готова санитарная карета.

Такая бригада могла помогать гражданам лишь на улице или в общественном месте. Заболевшие или получившие травму на частной квартире не имели права пользоваться этой услугой.

Все выезды регистрировались в специальной книге. Больного или травмированного, сообразно его желанию и решению дежурного врача, могли отвезти в больницу, в приемный покой или на квартиру.

В особых случаях, после получения извещения о несчастии с несколькими лицами, при выезде на место дежурный врач обращался за помощью и выездом дежурного врача другой станции. Вместе с тем шло сообщение старшему врачу полиции, к которому поступали все сведения о деятельности санитарной станции.

15 мая 1902 года в Москве открывалась уже седьмая станция скорой медицинской помощи – при Пресненском полицейском доме.

Вышли из подчинения полиции

В 1913 году через газеты было сообщено: «Станция скорой медицинской помощи с постоянным дежурством врачей, выезжающих для бесплатной помощи при несчастных случаях: Долгоруковская улица, дом 6, тел. 3-28-80. Шереметевская больница и отделение для приходящих больных: Большая Сухаревская, прием с 9 часов утра, бесплатно».

На страницах издания «Вся Москва. 1916 год» можно найти такую емкую информацию:

«Общество «Скорая медицинская помощь» (учреждено 19 мая 1908 года) оказывает бесплатную медицинскую помощь потерпевшим от несчастных случаев на улицах, во всех общественных местах, на фабриках, железных дорогах и проч. Подача медицинской помощи в частных квартирах необязательна.

Деятельность общества заключалась: 1) в устройстве в разных местах города по мере надобности и средств общества, станций, на которых днем и ночью должны дежурить врачи; 2) в содержании при станциях санитарных экипажей […] ; 3) в организации специальных курсов и лекций […] ; 4) в издании журналов, книг, отчетов […], в открытии и содержании лечебных заведений для нужд, в неотложном медицинском пособии […] , в устройстве лабораторий и библиотеки». Пожизненные члены вносили 100 рублей (единовременно) в кассу этого общества, действительные же члены – по 5 рублей (ежегодно), соревнователи – не менее 5 рублей в год.

Членами общества не могли быть несовершеннолетние, учащиеся разных учебных заведений, нижние воинские чины.

Председатель правления – доктор В.П. Зеренин – принимал и записывал новых членов в здании Мариинской больницы ежедневно с 14 до 17 часов. Казначей общества доктор В.А. Якубовский работал с 12 часов до часу дня на Садово-Сухаревской улице, в доме 21. Секретарем общества был доктор В.А. Строкин.

Общество начало практическую работу 27 мая 1912 года. Оно существовало на средства из членских взносов и пожертвований (деньгами и предметами), из сборов со спектаклей, концертов, балов, публичных лекций, базаров и проч. Доходы поступали и от принадлежавших обществу имуществ и сумм, что передавались по отказам и дарственным.

С большими трудностями устроенная первая станция нового общества на Долгоруковской улице (с четырьмя сменными на круглосуточных дежурствах врачами) только за первое полугодие существования оказала помощь в четырех сотнях случаев.

Угроза закрытия

Вскоре – уже к концу 1912 года – общество «Скорая медицинская помощь» стало так остро испытывать трудности в средствах, что его члены думали закрыть организацию.

Прошло общее собрание. После дебатов было решено все-таки продолжать начатую работу, высоко оцененную самими москвичами. Настроение было поднято поддержкой горожан и получением крупного подарка от госпожи А.И. Зиминой.

В делах Московского городского архива я нашел информацию о пожертвовании Зиминой (в память ее покойного супруга) обществу осенью 1912 года первого санитарного автомобиля, замечательно оборудованного для работы. Благотворительница обеспечила и содержание техники своим капиталом.

А чуть ниже на пожелтевшем архивном листе написано: «В марте 1913 года Московская городская Дума сделала отказ обществу на просьбу предоставить ему помещение в каком-либо из городских владений за небольшую плату или безвозмездно для станции общества и для двух санитарных автомашин. Вопрос остался открытым».

В другом деле за тот год упоминается о наличии у Московской управы еще пяти карет скорой медицинской помощи и такой же кареты при городской Щербатовской больнице.

Немалое значение для пользы дела имело сообщение в московской прессе, начинавшееся такими словами: «Организация дела подачи скорой медицинской помощи в несчастных случаях составляет насущную потребность всех современных культурных городов. Москва в этом отношении, несмотря на организацию полицейской скорой медицинской помощи, отстала не только от городов Западной Европы, но даже от некоторых наших провинциальных городов: в Одессе, Варшаве, Киеве, Туле, Ярославле, Риге – давно уже существуют общественные благотворительные станции скорой медицинской помощи».

Вместе с тем московские извозчики по-прежнему перевозили больных в приемные покои при полицейских участках за плату от Городской управы – по 25 копеек за человека.

В наши дни все стародавние проблемы городскими властями успешно решены. Даже создан Институт скорой помощи с огромным штатом специалистов-медиков, с множеством подразделений и спецтехникой. Нет нужды обращаться за «скорой помощью» к обществам и благотворителям.