Счастье не за горами хлама: три способа превратить старые вещи в часть интерьера - Московская перспектива

Счастье не за горами хлама: три способа превратить старые вещи в часть интерьера

Счастье не за горами хлама: три способа превратить старые вещи в часть интерьера
Счастье не за горами хлама: три способа превратить старые вещи в часть интерьера Фото: Алексей Синяков
Эти люди уверены, что любая ненужная вещь не должна лежать на помойке, они скупают мусор и дают ему вторую жизнь. Корреспондент «МП» побывал на фестивале апсайклинга на Даниловском рынке и узнал, зачем москвичи собирают хлам и делают из него украшения

photo_2019-07-18 15.57.40.jpeg

Алексей Ломцов. Делает лампы из металлических банок и дерева

Что-то я ищу на avito. А что-то подбираю на улице. Чаще всего это какие-то мелкие вещи — шестеренки, например. Когда я вижу банку, то не сразу понимаю, что из нее можно сделать. Почти всегда я покупаю вещь просто потому, что она мне нравится. Потом эта вещь лежит, иногда пару лет, — до тех пор, пока мне в голову не придет мысль.

421121313.jpg

На лампу, вроде той, что сделана из коробок M&M, уходит примерно день (если не брать в расчет краску, которая сохнет). Теоретически из нее можно было сделать еще что-нибудь — например, карандашницу.

Сами по себе банки стоят недорого — их продают где-то по 100-200 рублей. Но в них нужно вмонтировать электрику. Себестоимость с этой «начинкой» уже рублей 400. Лампочка стоит еще примерно 150-200 рублей. Готовое изделие я продаю уже за 1,5 тысячи. Но это не заработок, а хобби, так как моя основная работа связана с компьютерами…

Работать можно со многими предметами. Старый телевизор, говорите? Если у телевизора есть деревянный корпус, то из него можно сделать мини-бар или тумбочку, или холодильник даже.

Снимок экрана 2019-07-18 в 15.46.14.png

Ольга Сокол. Делает украшения для интерьера из старых тканей

Я все время шью, потому что мне это нравится. Я беру старый советский и финский текстиль и делаю из них вещи. Несколько лет назад я узнала, что это называется апсайклинг.

У меня три образования: изначально скрипач, потом психолог, а потом художественное. Поначалу у меня не было вообще никакого этического подхода к вторсырью. А теперь он сформировался. Когда через мои руки стало проходить огромное количество вещей, то я поняла, что эти вещи кем-то были сделаны, а теперь они никому не нужны… И я стала их жалеть. Эти вещи прекрасны! Просто где-то на них есть ржавчина, где-то что-то испортилось из-за стирки или полиняло. Но в этом и есть абсолютная красота — когда на вещи есть след человека. Я такие следы не прячу, а специально выставляю их на показ.

Я всегда шью из того, что есть под рукой.

photo_2019-07-18 16.06.53.jpeg

Вот износила рубашку в пыль и сделала [из нее юбку для куклы]. Ткань была абсолютно изношена, и в этом ее прелесть — она мягкая и очень приятная для рук.

Мне присылают вещи со своего мира. Нередко пишут письма, например: «Ольга, вы знаете, это моя любимая вещь, и я не могу ее выбросить, сделайте из нее что-нибудь новое».

Если вещь существует, то она не может быть зря выкинута, вынесена на помойку. Из нее всегда можно что-то сделать. Таким образом я даю этому материалу еще дольше послужить человеку.

Вот, например, кукла. Она состоит из русского рушника, мужской рубашки H&M, блузки из секонд-хенда, обрезки от выкроек, которые должны были пойти на выброс. Но теперь это кукла.

photo_2019-07-18 16.07.00.jpeg

Сам по себе текстиль не разлагается так долго [как многие другие опасные отходы]. Но зачем его выбрасывать, если в его создание люди вложили много своего труда?

Иногда свои вещи я отправляю сумками на родину в Тольятти. Бесплатно. Чтобы мои подруги раздали эти вещи знакомым, чтобы люди их носили.

Я сама перестала покупать огромное количество вещей. Вот недавно купила на блошином рынке ветхую советскую ткань и из нее появился пыльник, который сейчас на мне. Это моя философия. У меня и платья из старых тканей…

photo_2019-07-18 16.00.20.jpeg

Максим Чаусов. Делает фигурки из чугунных труб

Здесь я представляю бионические фигурки. Во многом я следую вкусам покупателей. Эта тема очень близка им. Вот, например, поклонники здорового образа жизни берут человечков в позе лотоса. Есть скульптура фотографа из труб, «курильщик», «служанка»… Подобная ярмарка — это возможность понять, что интересно людям.

Я ничего не рисую перед тем, как что-то сделать. Если вы сейчас заберете у меня любую работу, то я смогу повторить ее только по фото в Instagram. И никак иначе. Поэтому все работы уникальны.

Есть два класса мастеров. Первые — это поденщики, из серии: ой, а давай сделаем сережки и будем их продавать? К этому можно прийти всего за один день. А другие мастера думают долго.

photo_2019-07-18 16.40.02.jpeg

Все фигурки собираются вручную, не свариваются. Эстетически я скрываю резьбу. Чугун не дешевый. Сейчас он вымирает, так как у нас победил пластиковый мир. Вот одна часть конструкции стоит порядка 400 рублей. Ищу я чугун в интернете, часто нахожу на свалках, барахолках и блошиных рынках.

Процесс покупки следующий: ты идешь и берешь — сам не знаешь что и зачем. А потом этот предмет становится частью фигурки. Люди часто спрашивают, за сколько я сделал светильник. Я говорю им: мол, три дня. А про себя думаю, что чугунная основа для него лежала без дела года два.

photo_2019-07-18 16.39.53.jpeg

Иногда бывает, что представлял в голове одно, но вещь не вышла. То есть она не выдерживает равновесия, падает на спину и использовать ее опасно. Поэтому приходится проект дополнять.

Но одну тяжелую лампу я продал в больницу Кащенко [Московская психиатрическая больница №1]. Ее поставили там в приемной. Чтобы пациент случайно не поднял лампу и не убил ей врача.