«Глава комбината чувствует конъюнктуру на уровне интуиции» - Московская перспектива

«Глава комбината чувствует конъюнктуру на уровне интуиции»

«Глава комбината чувствует конъюнктуру на уровне интуиции»
«Глава комбината чувствует конъюнктуру на уровне интуиции»
Станислав Тимохин о европейском стиле домостроения, смелых решениях и ответственном выборе руководителя

Первый заместитель генерального директора по промышленному производству ДСК-1 Станислав Тимохин уже работал на комбинате, когда туда пришел Владимир Копелев, стал свидетелем как первых его шагов на комбинате, так и дальнейших профессиональных достижений, карьерного взлета и человеческого таланта.

Не признавая авторитетов

Как вы познакомились с Владимиром Ефимовичем?
– Давно это было. Он начал работать бригадиром комплексной бригады, а я уже был заместителем главного инженера по производству на Краснопресненском заводе. Помню такой случай. Как-то мне сообщают, что мне звонит кто-то со стройки. Беру трубку и слышу: «Копелев. Что у вас там делается? Деталей нет, ничего мне не везут. Вы всю работу остановили! Сколько можно все это терпеть!» Он тогда был рядовым бригадиром, еще не Героем Труда, не начальником. Но когда надо было добиться чего-то для работы, авторитетов для него не существовало.

Вскоре ему доверили руководить сначала монтажным управлением № 5, а потом и комбинатом. И это в то время, когда любое номенклатурное назначение должно было согласовываться во множестве инстанций, утверждаться в партийных органах. Кандидатуру Копелева обсуждали на бюро горкома КПСС, а всемогущий первый секретарь Гришин без лишних вопросов поставил свою подпись под его назначением, потому что человек показал себя со всех сторон – и чуткое отношение к людям, и высокая степень личной ответственности.

Копелев был уже начальником монтажного управления, а я директором Хорошевского завода, когда нас пригласил замначальника Главмосстроя Олег Ширяев. Конец года, запарка, дефицит оборудования. Например, была проблема с комплектацией квартир сантехникой. Каждую раковину, каждую ванну делили прямо в главке. Ширяев интересуется, у кого какая нужда, и доходит до Копелева: «Ну, а у тебя чего недостает?» «У меня все в порядке, корпуса сдаем», – отвечает Владимир Ефимович. Все удивленно переглядываются. Как он умудрялся доставать дефицитное оборудование – до сих пор загадка.

Он уже тогда каким-то образом старался обходить пресловутую систему распределения?
– Похоже, что так. Ближе мы познакомились, когда приходилось сидеть рядом на заседаниях парткома. Комбинат уже достиг объема 1 млн 200 тысяч кв. метров жилья. Эту цифру трудно понять тому, кто не вращается в нашей области. Это почти 90 квартир в сутки!
И вот наступает конец года. Все нормально, программу выполняем. Вдруг приглашает нас глава Главмосстроя Валерий Сухоцкий и говорит: «Слушай, Володя, мне надо до конца года сдать еще 100 тысяч, а иначе я завалю всю программу в Москве. Ты все можешь! Выручай!»
У Владимира Ефимовича ни один мускул не дрогнул – раз надо для города, значит, надо. Они подписали бумаги, Копелев уехал – и проблема была исчерпана: в течение декабря все сдано.

Но это же нереально – за месяц дополнительно построить 100 тысяч «квадратов»?
– Смотря для кого… У умного хозяина всегда есть заначка – смонтированные корпуса, которые еще не оформлены. У Копелева таких неафишированных «квадратов» было тысяч 60, а сдать еще 40 тысяч не было особых проблем.

Опережать, а не догонять

Не жалко, что ваши первые пятиэтажки пошли на слом?
– Да нет, их время ушло. А в 60-е годы первые быстровозводимые пятиэтажки стали спасением для тысяч москвичей. Я сам получал такую в 1963 году. Тогда у меня сын родился, нам на троих дали однокомнатную квартиру: 15-метровая комната, 6-метровая кухня, своя ванная. Счастье!

Копелев строил быстровозводимые дома – монтировали 60 квартир за две недели. Потом Москва стала поворачиваться к тому, чтобы дома были более удобные и красивые. Владимир Ефимович полностью окунулся в эту тему. При этом не отступал от своего кредо – строить не меньше миллиона и в кризис 2009 года, и сейчас. В прошлом году мы сдали 1 млн 164 тысячи кв. метров.

Параллельно наращиванию объемов Копелев занялся обновлением серий домов. После К-7 пошел МГ-300 – 9-этажный, затем 17-этажный П-42, 17-этажные зеленые башни П-43. Освоили серию П-44, начали ее модернизировать, в результате появились эркеры, балконы. Далее надо было увеличивать этажность – пошла серия «ДОМКОН» – 25-этажная красивая башня. Однако Владимир Ефимович не останавливался на чем-то одном, вскоре из тех же деталей начали компоновать новые модификации.
Два года назад он собрал команду и говорит, мол, наши архитекторы, конечно, хорошие дома делают, но я хочу пригласить испанского архитектора, чтобы он показал нам европейский стиль. Копелев позвал Рикардо Бофилла. Они друг другу понравились, в итоге в течение года он сделал для нас новые проекты. Сегодня в Некрасовке уже построены три суперсовременных «испанских» дома. Фасады уникальные – их сразу отличишь от других. К тому же изменилась внутренняя планировка квартир – на одной лестничной площадке можно делать разные наборы квартир, а высокие нормы теплопроводности позволяют экономить потребляемые ресурсы.

Но на этом Копелев не успокоился – решил дать работу и отечественным зодчим из МНИИТЭПа. В результате уже построен 9-этажный «ДОМНАД», названный в честь московского архитектора.
Казалось бы, все налажено, осваиваем новые серии, наращиваем объемы, можно немного отдышаться. И тут Владимир Ефимович говорит: «Это все хорошо, но нам нужен такой дом, чтобы мы могли его так же быстро монтировать, как К-7: раз – и сделали за две недели. Сейчас кризис, большие квартиры не покупают, нужны маленькие».
Сказано – сделано. И вот уже в этом году такой дом разработан. Он более простой – прямой, с маленькими квартирами и дешевле – затрат меньше. Называются Д-6 и Д-8 – по количеству модулей. Если обычно мы делаем однокомнатные квартиры по 38–39 кв. метров, то в новых домах можно существенно сэкономить на метраже: 33–35 кв. метров – «однушка», 54–56 кв. метров – «двушка». Людям они нравятся, поэтому наращиваем объемы.

Копелев так или иначе ориентируется не на элиту, а на среднего горожанина?

– Это так. Владимиру Ефимовичу все время покоя не дает мысль, что комбинат должен быть во всем номер один, всегда на высоте. Поэтому на запросы людей надо отвечать первыми, даже опережать их.
 Опередил он и такой тренд, как новые требования города к архитектурному облику панельных домов?
– Не просто опередил. К тому времени, когда город принял такое решение, Владимир Ефимович уже без малого два года перестраивал комбинат на выпуск домов нового стиля, о которых я уже говорил, более простых внешне и в то же время более красочных. Он все это предвидел.

Он что, всегда ищет забот на свою голову?
– Получается так. Но на это надо еще и деньги найти, и технологическое обновление организовать, чтобы конвейер не останавливался.

Достается тем, кто чего-то недоделал?
– Да, по полной. Но человек он отходчивый и очень душевный. Честно! Переживает сильно, если кого-то ненароком обидел. Ведь у нас коллектив своеобразный, здесь работают семьи, потом дети и внуки приходят на смену родителям.

Кризис как предчувствие/

Копелев предвидел и сегодняшнюю кризисную ситуацию. Он говорил нам об этом в прошлом году, что сейчас квартиры разбирают как горячие пирожки, а уже с января на рынке начнется затишье...
– Да, так было и в 2009 году, но комбинат под началом своего руководителя благополучно прошел трудности, выстоял. Зарплату в его бытность на комбинате никогда не задерживали – это для него святое. В самое трудное время перестройки экономики, чтобы заплатить рабочим, он брал кредиты в банке под 150 процентов. И всегда совещание с финансовыми службами начинает с вопроса: «На зарплату накопили?» Только если ответ положительный, будет обсуждать другие покупки и затраты.
Я встречаюсь с разными руководителями предприятий. Многие из них бывают на своих стройках раз в неделю, а указания предпочитают раздавать в своем кабинете. Копелев тоже мог бы переложить часть забот – есть же и главный строитель, и другие главные специалисты, но нет, он должен сам все увидеть, сам принять решение и сам за все отвечать. Если он дал обещание кому бы то ни было – смежникам, вышестоящему начальству, то это 100-процентная гарантия, что он его выполнит. Если он назначил время встречи – будет всегда вовремя, он никогда не опаздывает. Нет в неделе дня, чтобы не было объезда. Никакая погода его не останавливает – что дождь, что 25-градусный мороз. Даже сейчас, в кризис, когда загрузка на комбинате стала поменьше, у руководителя она, мне кажется, даже увеличилась.
Сегодня Владимиру Ефимовичу уже не приходится отчитываться перед партийными боссами, как раньше, он сам себе хозяин. Какой смысл писать гору отчетов наверх? Копелев конъюнктуру чувствует уже на уровне интуиции.

Я ничего не приукрашиваю, говорю как есть. Он настолько предан строительному делу, что по-другому не может. Копелев получает от своей работы удовольствие, несмотря на усталость и на какие-либо трудности.