Монументальная симфония - Московская перспектива

Монументальная симфония

Монументальная симфония
Монументальная симфония
В столице появился памятник Дмитрию Шостаковичу

У Московского международного дома музыки на прошлой неделе был торжественно открыт памятник Дмитрию Шостаковичу. Скульптура работы академика Российской академии художеств Георгия Франгуляна установлена у начала лестницы, ведущей к концертным залам. Событие приурочено к двум годовщинам: 40-летию со дня смерти Дмитрия Шостаковича и к 70-летию Победы, которую он приближал своей музыкой. Церемония открытия памятника собрала многих известных людей страны – от поэта Евгения Евтушенко до врача Леонида Рошаля и президента ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирины Антоновой. Этому предшествовала пресс-конференция в ТАСС.

Дмитрий Шостакович – петербуржец по рождению и музыкальному образованию – жил в Москве с 1943 года. С нашим городом в его биографии связано многое. Премьеры ряда произведений Шостаковича состоялись в Большом зале Московской консерватории. В районе столичных новостроек разворачивается действие его оперетты «Москва. Черемушки». Не многие знают, что творчество Шостаковича отразилось и в архитектуре: написанная в 1941 году Седьмая (Ленинградская) симфония вдохновила А.В. Щусева на создание проекта пантеона в память о погибших в Великой Отечественной войне.

Идея установить первый в Москве памятник Шостаковичу давно витала в воздухе, но материализовалась только теперь. Инициатором проекта выступил Международный благотворительный фонд П.И. Чайковского, много делающий для увековечения классиков отечественной музыки. На подготовку ушел всего год – для подобного монумента срок очень короткий. Многие российские музыканты и артисты передавали гонорары на создание памятника. Все бюрократические инстанции удалось пройти быстро. «Само имя Шостаковича, знаковое для всех, открывало нам двери», – рассказывал журналистам Георгий Франгулян (в числе его работ, установленных в Москве, – памятники поэту Булату Окуджаве и композитору Араму Хачатуряну, мемориальная доска писателю Варламу Шаламову). Его скульптура воссоздает момент рождения музыки: Шостакович сидит в кресле, опустив голову и погрузившись в творчество. «Во время работы я представлял биографию композитора, его нервическую натуру. Мой Шостакович – это человек, который сам является своей музыкой», – отметил скульптор. По его словам, место для памятника найдено очень удачное, но при работе пришлось считаться и с современной архитектурой Дома музыки, и с ритмом лестницы. Отныне люди, подходящие к Дому музыки, будут погружаться в мир Шостаковича.

Проект с самого начала активно поддержал Владимир Спиваков. О своей личной встрече с композитором, о значении его музыки в своей жизни и в российской культуре знаменитый дирижер и скрипач говорил на пресс-конференции. «У Шостаковича был особый дар летописца. Он болел душой за то, что происходило в стране», – отметил музыкант. По его образному выражению, лестница, у подножия которой установлена фигура, – это своего рода нотный стан. «Иногда лица ушедших от нас людей стираются, растворяются, но остается нечто другое, более важное. Поэтому тут и не нужно было точное портретное сходство, главное, чтобы при взгляде на памятник звучала музыка. Музыка Шостаковича звучит сегодня во всех уголках мира, он не умер, он поднялся в космос, став космическим объектом, который продолжает на нас воздействовать», – добавил Владимир Спиваков. Вице-мэр Леонид Печатников вписал установку памятника Шостаковича в широкий культурно-мемориальный контекст: «В последние годы Москва отдает долги российским талантам. Установлен памятник Александру Твардовскому на Страстном бульваре, скоро на карте столицы появятся улицы, носящие имена Владимира Высоцкого и Святослава Рихтера. И вот теперь мы открываем памятник великому Шостаковичу. Мы продолжаем возвращать Москве достойные имена».

Несколько запоминающихся слов сказал сын классика Максим Шостакович: «Великие композиторы – это пророки, только они говорят музыкой. Отец часто слышал во сне свои произведения и скорее вставал, чтобы записать их. Ему и Седьмая симфония пришла словно с небес. Памятник мне понравился, в нем есть частица души Дмитрия Дмитриевича».