«Мы реанимировали советскую неотложку» - Московская перспектива

«Мы реанимировали советскую неотложку»

«Мы реанимировали советскую неотложку»



– Сегодня многие говорят о том, что скорая якобы станет платной. Это правда?

– Нет вообще никаких оснований для беспокойства! Кто в здравом уме будет разрушать проверенную систему бесплатной скорой помощи? Количество бюджетных скорых не уменьшится. Коммерческие клиники также предлагают услуги скорой помощи. Правда, не секрет, что эти машины порой используют как такси с мигалкой.

Бюджетные подстанции разбросаны по всему городу, и мы можем обеспечить быстрый приезд в любую точку, поэтому ряд страховых компаний обратились к нам с просьбой сделать несколько бригад скорой и по ДМС – чтобы те, у кого есть полис добровольного медстрахования, могли набрать не «03», а известный ему 7-значный номер, и вызвать машину. Причем эти автомобили постоянно отслеживаются по ГЛОНАСС/GPS-навигации, их невозможно будет использовать как такси.

Таких коммерческих машин пока четыре, планируем сделать 20. Быстрее ли они доедут к больному? Вряд ли – маршруты у них такие же, как у обычной скорой. Платные лучше оснащены? Но ковровых дорожек и мини-баров в них не наблюдается. Хотя компании на заработанные средства могут купить портативный ультразвуковой или рентгеновский аппарат, но тогда и тариф на вызов будет выше.

– Неотложку тоже надо вызывать по «03»? И сколько можно ее прождать?

– Ситуация такая: вы набираете «03» и рассказываете о своем недомогании. Врач понимает, что у вас, например, типичные симптомы гриппа и смысла отправлять скорую нет, здесь справится неотложка. Время ее ожидания в среднем два часа. Если ждете больше – сообщайте, будем принимать меры.

Мы реанимировали советскую неотложку и теперь существенно экономим: выезд каждой скорой стоит 4,5 тыс. рублей, но если в 2009 и 2010 годах рост числа выездов скорой был 8%, то в 2011-м – уже 3%, в 2012-м – 4%, а в этом году планируем 1,5% .

– Кстати, о гриппе – эпидемия уже началась?

– Сейчас заболеваемость гриппом уже на 17,7% выше прошлого года, когда в Москве не перешагнули эпидемиологический порог. На этот раз эпидемия реальна и пока на спад не идет.

С начала осени в столице около 500 человек заболели гриппом – это 0,16% от всего населения. Помимо штамма H3M2 появился еще один довольно опасный коронавирус. Когда он попадает в организм, человек начинает задыхаться. Так что скажу банальность, но очень актуальную: не занимайтесь самолечением! Все столичные лечебно-профилактические учреждения обеспечены 3-месячным запасом противовирусных препаратов, средств индивидуальной защиты (5,5 млн шт.), аппаратами искусственной вентиляции легких. Для госпитализации тяжелобольных в 10 стационарах подготовлены 1824 койки, из них 300 – для детей.

– Еще недавно вы мечтали по оснащению столичных клиник догнать Париж. Сбылось?

– Догнали и перегнали. Сейчас по количеству высокотехнологичной аппаратуры впереди нас только Япония. Помните, терапевт говорил пациенту: «Вам бы КОТЭ сделать, батенька, но где – сказать не могу, поищите». Теперь врач просто входит в компьютерную систему, согласует свободное место в очереди на нужное обследование с удобным временем пациента – и сам его туда записывает.

Совершенно изменили систему специализированной помощи. Вместо множества диспансеров – единые центры. Изменение структуры и материальной базы привело к тому, что смертность в столице по основным заболеваниям уменьшилась на 18%, по сердечно-сосудистым – почти на 20% и более чем на 10% – по онкологическим. При этом, как ни парадоксально, число раковых больных в столице будет расти, потому что диагноз ставят у нас точнее, чем в глубинке.

– Как вы относитесь к тому, что теперь донорам не будут платить деньги за сдачу крови?

– Можно только догадываться, что было у меня на душе, когда я читал закон, которым практически запрещается платное донорство. Ведь от платных доноров мы получаем половину цельной крови, 94% плазмы и все 100% тромбоцитарной массы. Раньше могли возместить обед деньгами – теперь закон это запрещает. Любопытная формулировка: нет права «монетизировать затраты на питание». Кто от этого выиграет?

– Говорят, надо убеждать людей сдавать кровь бесплатно?

– Я готов сам ездить по улице и призывать! Но не уверен, что студенты, которые хотели пополнить стипендию 3–5 тыс. рублей, прибегут на мои призывы сдавать кровь даром. Но есть одна зацепка. Да, мы не можем покупать кровь. Но закон оставил нам право оказывать донорам социальную поддержку, в том числе в денежном эквиваленте. Надеюсь, наши доноры не будут материально ущемлены. Мэр поручил нам разработать проект нормативного акта о стимулировании к бесплатному донорству.

– В свете «закона Димы Яковлева» как-то изменится судьба московских сирот?

– За год американцы усыновили всего 57 московских детей. Но этот закон, как бы к нему ни относились, заставил по-новому посмотреть на весь процесс усыновления, выявить в нем проблемы. Как вы знаете, мы провели реорганизацию: расформировали департамент семейной и молодежной политики, а в департаменте соцзащиты создали соответствующее управление. Передаем из департамента здравоохранения в ведение соцзащиты дома ребенка до трех лет. Мы – прагматики. Считаем, что лучшим стимулом для семей, которые хотели бы взять ребенка, но не могут себе это позволить, станет материальная поддержка. Открою секрет: в ближайшее время на правительстве будет оглашено решение о существенном увеличении пособия тем, кто берет детей под опеку, а для детей-инвалидов выплаты увеличатся в два раза.

– Москва сокращает квоты на иностранных рабочих. Не останемся без дворников?

– Начиная с прошлого года квоты, которые выдает Москва, сократились с 250 тыс. до 200 тыс. человек. Сегодня мигранты составляют 3,2% от занятых в городе. Мы выяснили – 60% работодателей, получивших квоты, либо совсем не выполнили обязательства перед приезжими, либо выполнили их частично. По самым «злостным» подготовили в Минтруд отзыв на 13,5 тыс. квот. Тем, кто обещал «исправиться», дали месяц.

Есть примеры, когда компания увольняет, скажем, 2 тыс. москвичей и одновременно подает заявку на 2 тыс. гастарбайтеров. Но прежде чем брать иностранца, мы должны знать, что на вакантное место не претендует москвич или житель РФ. Так, как это принято в цивилизованных странах.

Вот пример. Когда меня пригласили на работу профессором в Парижский университет, ректор попросил так заполнить анкету, чтобы вместо меня не прислали француза. Я написал: владею французским, русским и узбекским. Вряд ли нашелся бы француз с таким «бонусом»… Мы в своей стране должны также защищать рабочие места для наших граждан.