«Строить всегда приятно, но если не сломать старое, то не построить новое…»

«Строить всегда приятно, но если не сломать старое, то не построить новое…»



Что для вас означает звание «Поставщик правительства Москвы», какие конкурентные преимущества имеет Сатори по сравнению с другими компаниями, работающими по городскому заказу?

– Конечно, «Поставщик правительства Москвы» – это, скорее, имиджевый показатель. Для нас присуждение такого звания – это не только почет, но и определенное признание со стороны нашего стратегического заказчика, правительства Москвы. Для городских конкурсов звание роли не играет и не является конкурентным преимуществом. Наше основное преимущество – это опыт, который накоплен годами работы. Нам уже 20 лет – для истории российского бизнеса показательный срок. Но и возраст – не показатель. Главное, что за эти годы мы построили современный бизнес, в котором работают профессионалы, выполняющие самые сложные виды работ.

Ваша компания образовалась не намного позже, чем строительный комплекс Москвы, который в эти дни празднует 25-летие. Что изменилось в строительной отрасли Москвы с начала 90-х кроме объемов и технологий?

– От имени коллектива компании «Сатори» поздравляю руководство Комплекса градостроительной политики и строительства Москвы, тех, кто стоял у истоков становления московского строительного комплекса, всех строителей Москвы со знаменательной датой.

За эти годы отрасль стала организованней и цивилизованней. Требования к строителям и проектам стали более жесткими и социально направленными. Если судить даже по нашим объектам, сейчас мы строим гораздо больше школ, детских садов, спортивных центров. В последние годы Москва уделяет большое внимание дорожному строительству. Когда началась реконструкция МКАД, в которой компания «Сатори» принимала участие, – это было по-настоящему историческое событие. Но сегодня у дорожного строительства другие масштабы и требования, в том числе и социальные. Строительство не должно мешать жизни горожан, и надо отметить, что сегодня этого удается достичь.

В числе партнеров Сатори довольно много иностранных компаний. С точки зрения подрядчика, с какими фирмами удобнее работать – с российскими или c зарубежными?

– В иностранных компаниях, работающих в России, самих иностранцев не так много. Система управления там, конечно, все же отличается от российской, но это непринципиально. Мы работаем со всеми и работали подрядчиками для многих зарубежных компаний с мировым именем, таких как «Сканска», «Хохтиф», «Штрабаг» или «Энка». Конечно, у западных генпод-рядчиков уровень и требования к документации и работам выше, чем у отечественных, но за 10–20 лет эта разница существенно сократилась. 20 лет назад у российских компаний не было опыта и доступа к европейским рынкам, материалам и технологиям. И российские строительные компании очень многому научились на Западе. Сегодня Европа для всех открыта – можно закупать любую технику и получать любую информацию.

Строительство храмов и социальных объектов – детских садов, спортшкол – это тоже в большей степени имиджевые проекты?

– Скорее, это вопрос не имиджа, а социальной ответственности бизнеса. Строить для детей или для верующих – это интересно и приносит огромное удовлетворение. В прошлом году мы сдали три детских садика, еще несколько сдадим в этом. Участвуем в «Программе-200» по строительству храмов, которую курирует Владимир Ресин. Радость особенно ощущается в день открытия, когда в новое здание приходят те, для кого оно построено. Так, например, недавно было при открытии спорткомплекса школы «Самбо-70» или открытии нашего физкультурно-оздоровительного центра на улице Рабочей. В любом случае создавать новое – это приятно, а видеть положительную реакцию тех, для кого это построено, приятно вдвойне.

Какой из реализованных проектов Сатори можно назвать самым сложным?

– У каждого района своя специфика. В центре Москвы всегда тяжело работать с точки зрения логистики, техники безопасности, транспорта, экологических требований, плотности застройки. Мы не имеем права доставлять неудобства жителям. Справляться с такими заданиями – это и есть показатель профессионализма наших кадров и опыта. Было много очень сложных объектов, особенно в центре Москвы. Самый грандиозный наш проект – это разборка гостиницы «Россия». Мы разобрали надземную часть фактически за год, это было довольно тяжело. Пока площадка там временно законсервирована. Но, надеюсь, скоро эта уникальная территория приобретет достойный вид. Другой непростой работой был демонтаж сооружений гостиницы «Москва». Во многом каждый такой крупный проект уникален.

Сатори преимущественно работает в Москве. Есть ли планы по расширению деятельности в других регионах и готовы ли вы к застройке новой Москвы?

– Если пригласят, поручат и доверят, будем работать и в новой Москве. Пока там идет разработка планов, но, думаю, интересные проекты для нас появятся и там. Мы работаем не только в пределах МКАД. В числе наших заказчиков, например, терминалы аэропортов «Внуково» и «Домодедово». У нас были проекты в Санкт-Петербурге, Архангельске, Нижнем Новгороде. Недавно закончены двухлетние работы по демонтажу завода «Аммофос» в Череповце. География для нас – не проблема, хотя в целом компания не ориентирована на региональный бизнес. 90% наших проектов сосредоточено в Москве и Подмосковье.

Почему Сатори расширила свою деятельность от земляных работ и демонтажа зданий до строительных проектов и какую долю в деятельности компании сейчас занимает строительство?

– До сих пор многие считают, что мы только ломаем и копаем. Конечно, компания в 90-е годы начинала с этого. Но общий объем таких работ сейчас составляет 20–25% – не больше. В любом случае с точки зрения маркетинга главное – узнаваемость компании. Заказчики разговаривают с нами – значит, знают. К тому же с точки зрения получения заказов нам это выгодно. В Москве сейчас нет чистых площадок, где можно сразу начинать строительство. Поэтому к нам обращаются одним из первых, а когда выясняют, что мы можем не только профессионально ломать ветхие здания и переносить коммуникации, но и неплохо строить – вероятность получить заказ на строительство гораздо выше. Нам выгодно делать все комплексно – за исключением внутренней отделки и некоторых других работ.

Сатори уже не первый год строит жилье: это и комплекс «Синяя птица-2» в Северном Бутове, и «Садовые кварталы» на улице Усачева, и жилой дом на Нахимовском, и подмосковные проекты. Насколько профильно и перспективно для вашей компании монолитное жилищное строительство?

– Это и профильно, и перспективно. Кроме перечисленных у нас много проектов реконструкции зданий в центре Москвы. Это и жилой дом на Гоголевском бульваре, 29, и дом в Живаревом переулке, который был признан лучшим реализованным проектом 2011 года в области инвестиций и строительства в Москве, и многие другие проекты, связанные с сохранением фасадов в историческом центре. Кроме того, мы уверены – за монолитом будущее!

Что приятнее – ломать или строить?

– Строить всегда приятно, но если не сломать старое, не имеющее исторической ценности, то не построить новое. К тому же во многих случаях ответственности и сложности в демонтаже даже больше, чем в строительстве. Снести ветхий дом в квартале плотной застройки без его обрушения и обезопасить местных жителей – сложнейшая и очень важная задача, от выполнения которой зависят человеческие жизни. Когда строишь – есть проект, ход работ понятен. А при сносе возникает множество ситуаций, которые нельзя предвидеть. Первоначальные проекты зданий есть не всегда, часто нет обследования и непонятно, как поведут себя конструкции. С этой точки зрения снос сложнее строительства. Поэтому поговорку «ломать – не строить» можно понимать по-разному.