«Таких масштабов работы нет ни в Америке, ни в Европе» - Московская перспектива

«Таких масштабов работы нет ни в Америке, ни в Европе»

«Таких масштабов работы нет ни в Америке, ни в Европе»



Прервав успешную карьеру в США, вы возвращаетесь в Россию, чтобы заниматься новым, незнакомым для вас делом – градостроительным планированием. Почему?

–Я поняла, что в России буду более полезна, увидела огромное поле деятельности. После защиты докторской диссертации в Массачусетском технологическом институте пришла к Биллу Гейтсу. Свой американский проект, касающийся здравоохранения, начинала с нуля. Впрочем, очень быстро удалось сформировать команду из 45 ученых и 30 консультантов, поставить проект «на рельсы» и добиться определенной стабильности. Однако мне больше нравится динамика – принимать серьезные решения, что-то создавать, улучшать. Поэтому когда предложили должность замдиректора НИиПИ Генплана в Москве, я согласилась. Аналогичных перспектив нет, пожалуй, ни в США, ни в Европе. Масштабы работы сопоставимы разве что с китайскими. Но Китай – это не моя родина, а Москва – это мой город.

Но ведь вы полтора десятка лет бывали на родине только наездами и вернулись, по сути, в другую страну.

– Я родилась в Москве, как и мой отец. Папа и мама – научные работники. Когда их пригласили на работу в Америку, мне было 10 лет. Однако это не значит, что, живя в США, я больше не была в Москве. Каждый год приезжала в родной город.

Родители – ученые. А вы с чем связывали дальнейшие перспективы?

– С детства знала, что обязательно получу образование физика или математика – буду заниматься научной работой. Математика – это идеальный инструмент, который можно применить для решения практических и одновременно ключевых задач.

В старших классах я разработала научный проект по физике, который был признан лучшим на олимпиаде штата Нью-Йорк. Поехала со своей работой на международную олимпиаду в Калифорнию, где вошла в четверку победителей. Это и плюс золотая медаль по окончании школы позволили мне на бюджетной основе поступить в Принстонский университет, программу которого я прошла за три года вместо положенных четырех. Затем были аспирантура Массачусетского технологического института и защита докторской диссертации по прикладной математике. После аспирантуры меня пригласили в лабораторию Intellectual Ventures, которую напрямую финансирует Билл Гейтс. Потом меня пригласили в Москву. Это мой город – я его очень люблю и чувствую себя москвичкой. Поэтому когда появилась возможность вернуться на родину, я обрадовалась.

Должность заместителя директора НИиПИ Генплана, на которую вы пришли, в корне отличалась от прежней?

– В институте я стала работать по профилю, возглавила направление экономического и математического моделирования. Так что переход был довольно логичным. Помогло и то, что в Америке я трудилась бок о бок с очень сильными специалистами, которые помогли мне развиться как профессионалу.

Что касается московских перспектив, то легкой работы мне никто не обещал.

Наверняка, как руководитель института, вы создаете свою команду. По какому принципу подбираете людей?

– Придя в институт, я создала здесь центр, набрав перспективных ребят из Физтеха, МГУ и других сильных вузов. Мы разрабатывали различные методики, позволяющие принимать правильные решения. Выявляли критерии оценки, выстраивали логические цепочки.

Вообще, считаю, необходимо, чтобы в институте трудились и опытные, и молодые специалисты. Это весьма эффективная комбинация.

Что касается опытных кадров, то у нас в институте работают такие уникальные специалисты, как Олег Баевский, который разработал действующий Генплан столицы, Александр Колонтай, международно признанный эксперт, член жюри MIPIM, главный куратор конкурса концепции развития Московской агломерации. К нашей команде недавно присоединились другие специалисты. Андрей Гнездилов теперь главный архитектор института (в свое время он вместе с архитектурным бюро «Остоженка» принимал участие в международном конкурсе на концепцию развития Московской агломерации), Михаил Крестмейн – главный инженер, который лучше всех понимает транспортную ситуацию в Москве, Александр Савченко – директор центра ситуационного мониторинга и региональных исследований РАНХ и ГС. Он помогал разрабатывать социально-экономическую стратегию города для ДЭПРа. И Марина Лепешкина, молодой и очень грамотный специалист.

Каков средний возраст сотрудника НИиПИ Генплана?

– Примерно 37 лет.

К мнению каких людей вы прислушиваетесь? Зарубежные специалисты мастер-планрования охотно идут на контакт?

– Я советуюсь как с ведущими российскими специалистами, так и из-за рубежа. Контактирую с испанским архитектором Рикардо Бофиллом. Часто общаюсь с Хансом Штимманном – бывшим главным архитектором Берлина. С большим интересом читаю книжки Яна Гейла, Кристофера Александра, Моше Сафди, других общепризнанных специалистов.

Однако прежде всего я консультируюсь с сотрудниками нашего института. У нас есть уникальные специалисты, которые хорошо разбираются в специфике разных вещей, связанных с градостроительством. Мы тесно сотрудничаем с Москомархитектурой, членами московского правительства, с многочисленными департаментами, изучая любой вопрос во всех его аспектах.

Что для вас значит фраза «город, удобный для людей»?

– Если оценивать город с точки зрения жителей, а любой город создается прежде всего для людей, то проблемы в нем имеются всегда.

Наша Москва, например, весьма сложный механизм, и аналогов ему просто нет. В этой уникальности и ее шарм. Зарубежными экспертами было отмечено, что Москва – если сравнить ее социальную и экономическую составляющие – в экономическом плане развита очень хорошо, но в плане комфортности, социального развития серьезно проигрывает. Существуют транспортные, экологические проблемы, ряд других. За рубежом в различных городах мира для улучшения наземного общественного передвижения используется легкорельсовый транспорт или скоростной автобусный. И то и другое для Москвы может быть полезным. Но как удачно вписать их в сформировавшуюся, живую московскую среду, сказать сложно. Проблемы транспорта и экологии связаны между собой. Например, из-за частых автомобильных пробок экология серьезно страдает. Однако ситуация небезвыходная, и наш институт призван ее решать, вдохновляет, что власть в лице Сергея Собянина делает акцент именно на повышении комфортности города.

За что вы любите свой город?

– Мне вообще нравятся большие города. Москва – город, где я родилась, начала формироваться как личность.

Не так давно к нам приезжали японцы и рассказывали: «20 лет назад в Токио были пробки. Сейчас уже все нормально, эти проблемы мы решили». У меня есть такое желание, чтобы через 20 лет я могла с гордостью рассказывать своим детям или друзьям в Америке, что эти проблемы мы в Москве тоже решили.