От Наркомата до высотки - Московская перспектива

От Наркомата до высотки

От Наркомата до высотки
От Наркомата до высотки
130 лет назад родился архитектор Лев Руднев

Каждому москвичу известны здания, построенные Львом Рудневым (1885–1956), – это Военная академии им. Фрунзе на Девичьем Поле, корпус Министерства обороны в Колымажном переулке, «генеральский» жилой дом на Садовой-Кудринской улице. И конечно же, высотное здание Московского государственного университета, которое Руднев проектировал с группой соавторов. Он много строил в Ленинграде, Баку, Одессе и других городах СССР. Лев Владимирович Руднев – безусловный классик отечественной архитектуры, о нем написаны статьи и монографии, а на московском доме, где он жил, установлена мемориальная доска.

Мэтр «сталинского стиля» и главный специалист по военному строительству начинал со зданий, куда менее пафосных. После окончания Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге (его учителями были Леонтий Бенуа и Иван Фомин) молодой зодчий спроектировал деревянный павильон для выставки в городке Опочке на Псковщине. А в 1913 году Руднев работал на строительстве церкви-школы в селе Селезневке Екатеринославской губернии.

Тяга к монументализму стала отчетливее проявляться в работах, выполненных после 1917 года. В Петрограде на Марсовом поле по его проекту был сооружен памятник «Борцам революции».
Первой попыткой завоевать столицу для него стало участие в конкурсе на проект Дворца культуры Пролетарского района, ныне известного как ДК ЗИЛ. В работах того времени, как пишет историк Дмитрий Самин, «раскрылся большой диапазон дарования Руднева, сумевшего свободно перейти от романтически приподнятых композиций первых лет революции к проектированию сложнейших функционально насыщенных комплексов». Вскоре в соавторстве с Владимиром Мунцем он разработал проект здания Военной академии им. Фрунзе. В конкурсе участвовало немало известных архитекторов – от неоклассиков до конструктивистов. Жюри отдало победу Рудневу и Мунцу – в том числе и потому, что их градостроительный замысел был органично слит с архитектурно-художественным образом самого сооружения. Постройка воплощает силу и спокойствие, готовность к движению, собранность, напряженность.

Здание Народного комиссариата обороны близ Гоголевского бульвара должно было стать частью большого комплекса военного ведомства с доминантой – грандиозной аркой, обращенной к Арбатской площади. Однако была реализована только первая часть плана: по проекту Руднева в Колымажном переулке в 1938 году возвели узкий протяженный корпус с высокой четырехгранной башней, декорированной советской и военной символикой. «В наружную стену корпуса вмонтирован рельеф со стилизованным изображением танков и пятиконечной звезды. Подчеркнуто героизированный и неприступный вид зданию придают облицовка стен квадрами гранитного руста и «утопленные» в теле стены квадратные проемы окон. Несколько усложненная стилизация традиционных форм отличает ярко индивидуальный почерк Л.В. Руднева, ищущего новой выразительности в стиле ар-деко», – читаем в архитектурном справочнике. Еще одно большое здание для Наркомата обороны Руднев спроектировал на Фрунзенской набережной, неподалеку от Хамовнических казарм 1807 года. Постройка была завершена уже после войны.

В тот период Руднев работал на восстановлении городов, пострадавших от войны. А летом 1948-го, после внезапного отстранения от работы Бориса Иофана, возглавил коллектив архитекторов и инженеров, занимавшихся разработкой проекта высотного здания МГУ. В короткие сроки проект был доработан и завершен, одобрен лично Сталиным, и уже в начале 1949 года на Ленинских горах закипела работа. Для строительства самого высокого здания в Европе привлекли более 15 тысяч рабочих (по большей части заключенных), от линии Киевской железной дороги к стройплощадке подвели несколько грузовых веток общей протяженностью 11 км. Высотка побила сразу несколько рекордов – в частности, по числу лифтов в одном здании и по размеру часов на фасаде (диаметр циферблата – 8 м 74 см). Лаврентий Берия, курировавший строительство МГУ, перебросил сюда опытные кадры с объектов атомной промышленности. Работы велись с максимальной степенью механизации, какая только была возможна в то время. Сроки были полностью соблюдены: 1 сентября 1953 года в корпусе начались учебные занятия. Авторы проекта еще в год начала строительства получили Сталинскую премию.

Спустя четыре десятилетия выдающийся зодчий сумел реализовать некоторые свои давние идеи в проекте главного здания МГУ. Эта работа оказалась последней в творчестве Руднева. Он скончался в год завершения строительства стадиона в Лужниках, образовавшего с Университетом прекрасный ансамбль у холмистого поворота Москвы-реки.