Политех пакует Ford - Московская перспектива

Политех пакует Ford

Политех пакует Ford

Россия делает сама

Из 3,5 млн книг уже упаковано 90% – они вместе с реставрационными мастерскими и частью других экспозиций переедут на территорию АЗЛК. С остальными экспонатами дело обстоит сложнее: в коробках и пленке пока оказались только 8 тысяч, или 10 процентов политехнических ценностей.

– Станцию «Мир» упаковываем, – хвастаются молодые рабочие.

Куратор экспозиции «Космос» Виктор Бойко говорит, что на упаковку одного макета необходимо полдня.

За свои 140 лет музей переезжает впервые. Прежде чем предпринять великое переселение, сотрудники ездили в Европу изучать хозяйство крупнейших технических музеев, уже менявших родные стены. Прага, Вена, Мюнхен… Как рассказала и.о. главного хранителя Олеся Семёнова, смотрели не только на то, как надо делать, но и как делать не стоит. Например, австрийцы очень торопились к тысячелетнему юбилею своей столицы, поэтому решили не тратить время на оцифровку и ограничились записями в гроссбухе. Все равно не успели.

– Есть уже ряд ошибок, мы на ходу меняем бригады, – рассказал директор Политехнического музея Борис Салтыков. – Упаковка – это только звучит просто: взял, уложил, упаковал. Но вещь надо измерить, сфотографировать 3–4 раза, зафиксировать специальные музейные метки, взвесить. Реставратор должен дать разрешение.

На многих бирках присутствуют QR-коды. Директор по информационным технологиям Михаил Яковенко наводит на графический значок смартфон с фотокамерой, и устройство выводит на экран ссылку на сайте музея (там через несколько лет откроется виртуальная выставка). В хранилищах и некоторых упаковочных зонах работает Wi-Fi, чтобы сотрудники оперативно могли войти в базу данных. За налаживание IT-систем здесь взялись серьезно. Парадокс, но еще два года назад главный политехнический музей страны отставал от мирового уровня на пару десятилетий.

В отделе «Транспортные системы» дюжина южан лебедкой втаскивает на лестницу 650-килограммовый Ford-Т 1927 года выпуска – одно из первых авто, сошедших с конвейера Генри Форда и ставшее символом автомобилизации Америки.

– «Каждый покупатель может получить Ford-Т любого цвета, при условии, что этот цвет будет черный», – напоминает присутствующим остроумную цитату Генри Форда заведующий отделом транспорта Сергей Рыков. – На днях мы несколько часов втаскивали первый советский джип ГАЗ-67, который тяжелее «Железной Лиззи» в два раза.

Два десятка машин разместятся в Музее ретроавтомобилей на Рогожском Валу. Единственный в мире сохранившийся автомобиль «Руссо-Балт» компанию им не составит – он переедет в большое хранилище в бывшем бомбоубежище, в Люблино. Частный Музей техники Вадима Задорожного на Ильинском шоссе примет временно бездомные мотоциклы. Велосипеды отправятся бороздить российские просторы в рамках выставки Homo Velox. Часть ценностей Политехнического музея с осени этого года и до 2018-го разместятся в павильоне «Транспорт» на ВВЦ. Осенью там откроется экспозиция с загадочным названием «Россия делает сама».

Остальные музейные предметы, а также «Политеатр» начнут переезжать на временные площадки в мае.

Ближе к Ломоносову

Политехнический музей обзаведется еще одним зданием – между учебным корпусом «Шуваловский» и Фундаментальной библиотекой МГУ на Воробьевых горах. Это будет музейно-просветительский центр, основной аудиторией которого станут ученые, студенты и аспиранты. Музей активно ищет спонсоров строительства. Часть средств собирается выделить МГУ из своих внебюджетных источников.

– Идут юридические дискуссии – либо передать то здание в государственное управление, либо создать управляющую компанию. Но пока все на стадии проектирования, – говорит Борис Салтыков.

В начале весны состоится последний этап конкурса на создание концепции этого центра. Всего было подано около 50 заявок, из которых жюри (в него, в частности, входят главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, заместитель министра культуры РФ Андрей Бусыгин, президент Союза архитекторов России Андрей Боков) составило шорт-лист из 6 архитектурных бюро. Это «Проект «Меганом» (Россия) совместно с британским бюро John McAslan + Partners, Leeser Architecture (США) и ABD Architects (Россия), Mecanoo Int (Нидерланды) с российским ТПО «Резерв», Massimiliano Fuskas Architetto (Италия) с российским бюро SPEECH, Farshid Moussavi Architecture (Великобритания) в партнерстве с бюро «Рождественка» (Россия), 3XN A/S (Дания) и Архитектурная мастерская Асадова (Россия).

Трудности перевода с японского

– Места в основном здании на Лубянке катастрофически не хватает. Поэтому мы отходим от коллекционного принципа показа. То есть не будем выставлять 100 пишущих машинок. Выставим пять – но самых красивых и наиболее значимых. Остальные 95 переедут в открытое хранилище в новое здание. Все фонды станут более открытыми, чем сейчас, – обещает замгендиректора музея по научной работе Генрих Эрлих.

Новый принцип показа будет реализован в обновленном здании на Лубянке. Обладатель «Золотого льва» Венецианской архитектурной биеннале, архитектор Дзюньи Исигами, известный своей любовью к легкости и прозрачности, придумал «музей-парк», символизирующий единство прогресса и природы, с прозрачной крышей и обилием зелени.

Однако российская архитектурная общественность раскритиковала совместный проект японцев Дзюньи Исигами и Наоко Кавамуры и английской инженерной компании Arup, победивший на международном архитектурном конкурсе. Авторов обвиняют в оторванности от московских реалий. «В общей сложности 16 полос движения обтекают наш музей, и посередине мы роем яму глубиной 4 метра. Летом она в день будет собирать примерно тонну пыли, а что будет зимой, и говорить не приходится», – считает член экспертного совета, критик и обозреватель газеты «Коммерсант» Григорий Ревзин.

– Проект Исигами – всего лишь идея. Некоторые сложные вопросы там решены довольно умозрительно, – поясняет Борис Салтыков. – Скажем, внутренние дворики предполагалось перекрыть ультрасовременной японской пленкой с эффектом самоочищения от осадков. Но выяснилось, что пленка не удовлетворяет условиям светопроницаемости. Было решено использовать стеклопакеты.

Японцы предлагали разбить оранжерею под музеем, которая станет продолжением городской зоны. Критики напоминают о необходимости постоянной вентиляции, поддержании микроклимата.

– Сплошной зелени в подвалах не предусмотрено, в отличие от двух открытых внутренних дворов, – говорит господин Салтыков. – Внизу планируется стеклянная стена вдоль Новой площади. По ту сторону стены летом зелень, а зимой снег. В самой подземной галерее мы хотим выставить интересные реперные экспонаты.

Завиральные идеи

Перегородки внутри здания, установленные в последние десятилетия, уберут. В результате композиция на каждом этаже станет непрерывной – посетители будут осматривать экспонаты, передвигаясь по кругу. Среди других дополнительных удобств – лифты, аудиогиды на разных языках, приспособления для людей с ограниченными возможностями, а также подземные паркинги.

– Площадь экспозиции увеличится в полтора раза, – рассказывает Генрих Эрлих. – В каждой из трех галерей будет раздел для фантастических проектов, может быть, совершенно завиральных. Одна из идей – создание города будущего.

Адаптацией проекта занимается группа специалистов мастерской № 8 Моспроекта-2 под руководством Станислава Пошвыкина. В конце февраля проект отправят на госэкспертизу, а после объявят конкурс на генподрядчика. Координирует процесс рабочая группа под руководством заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина. На реконструкцию выделено 7 млрд 617 млн рублей.