Запретить Арбат - Московская перспектива

Запретить Арбат

Запретить Арбат

С инициативой запретить проводить на пешеходной улице ярмарки и «массовые праздничные мероприятия» выступила на минувшей неделе телеведущая Ангелина Вовк – жительница Арбата, возглавляющая в районном муниципалитете комиссию по сохранению культурного наследия. Повод – от местных жителей постоянно поступают жалобы на громкую музыку, круглосуточную работу кафе и ресторанов и «постоянное присутствие различных асоциальных групп граждан».

Неделей раньше активисты старого Арбата вышли на улицу с плакатами, призывающими запретить курение в этой пешеходной зоне.

Я живу далеко от Арбата – ближе к МКАД. У меня под окном (дом стоит на возвышенности) накатали ледяную горку, куда стекается народ со всего района. Часов до десяти вечера веселятся дети, потом – до глубокой ночи, а то и до утра – подростки и молодежь. Скатываться с крутой горки и не кричать при этом от радости мало кому удается. Но мне почему-то не приходит в голову выйти на улицу с плакатом о запрете «массовых катаний с горки». Слава богу, говорю я себе, что кричат от радости, а не по пьянке.

Окна квартиры моей подруги выходят на Варшавское шоссе – и даже тройные стеклопакеты не заглушают шум восьмиполосной трассы, по которой круглосуточно мчат машины. Это вам не раз в год праздник мыльных пузырей или пляски поклонников святого Патрика.

Другой мой приятель несколько лет назад получил в соседи Бутовскую линию «легкого» наземного метро. К шуму метропоездов привыкал год. Сейчас, говорит, на даче не может заснуть – чего-то не хватает.

Да на самом деле большая половина москвичей живет в зоне «шумового дисбаланса». Это беда любого большого города. Не нравится – есть выход: продав квартиру в Москве (и особенно на Арбате), можно купить вполне приличный коттедж в подмосковном лесу – там, правда, по весне страшно громко поют птицы, беззастенчиво занимаясь любовью. Зато никто не курит.

Моей маме почти 70 лет. Она рано ложится спать и часто по утрам жалуется на «негодяев, которые до 11 вечера поют песни под ее окном». Негодяи – вполне себе воспитанные дети с нашего двора возраста ее внучки. И песни хорошие поют: Гребенщикова, Макаревича. Да и поют не так громко – просто наш дом с круглым двором спроектирован так «умело», что даже шепотом сказанное слово разносится по всем 14 этажам. На совет купить беруши и спать спокойно мама отвечает: «Мне в них неудобно». Она желает, чтобы весь мир вокруг подстроился под ее годы и под ее желания. Вот и последние инициативы депутатов всех уровней все чаще напоминают мне логику старого упрямого человека из серии «они все мешают мне жить».

Старый Арбат – давно уже не просто улица. Это один из символов Москвы, туристическая тропа, культовое место. Здесь каждый год проводятся замечательные праздники – день мыльных пузырей, день объятий, да и тот же День святого Патрика, который уже давно перерос просто в веселый уличный фестиваль. Кто там бывал, знает, сколько радости и позитива приносят такие сборища. Сюда приезжают туристы в поисках души большого города, здесь назначают свидания влюбленные, на Арбат стремятся и сами москвичи, по выходным сбегая из своих серых однообразных спальных районов – послушать живую уличную музыку, попозировать художникам, перекусить в кафе… И вдруг оказываются в роли понаехавших, которые мешают спокойно жить старожилам Арбата.

Эти старожилы, мнение которых ретранслировала Ангелина Вовк, думаю, искренне полагают, что именно их понимание, как должны вести себя люди в пешеходной зоне, является единственно верным. Их, и больше ничье. А если все остальные эту «истину» добровольно не приемлют, значит, нужно совершить над ними насилие, запретив поступать так, как им хочется. Ведь это же так просто: стоит только что-нибудь запретить, как все тут же чудесным образом наладится!

Запретим курить – и все перейдут на конфетки, а не свернут в ближайшие переулки или просто не наплюют на ваш запрет с высокой скамейки.

Запретим громкую музыку – и собравшиеся около памятника Окуджаве молодые люди будут шепотом, озираясь по сторонам и чувствуя себя подпольщиками во вражеском тылу, петь «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»? А полицейские – стоять вокруг с шумомерами в руках и разгонять их, как только поющие чуть повысят голос?

Кстати, скажу по секрету жителям Арбата: в Москве запрещено справлять нужду на улицах. Но писающих мальчиков и даже девочек в арбатских переулках – полным полно. Почему? Да потому что общественных туалетов здесь вне кафе и ресторанов – один на все два Арбата. И тот платный.

Кто гулял по пешеходным улицам других стран мира – подозреваю, жители Арбата там тоже бывали, – знают, что эти улицы освещены и наполнены гуляющей и веселящейся публикой круглосуточно все семь дней в неделю. Это в Москве, куда туристы едут пока далеко не так охотно, как хотелось бы городским властям, даже Арбат по будням сер и тих. Незадолго до Нового года я повела своих гостей из Прибалтики прогуляться по вечерней Москве. Часов в 8 вечера, свернув с освещенного Нового Арбата на старый, мы попали на плохо очищенную от снега, довольно темную и практически безлюдную улицу.

– Это и есть ваш бродвей? – спросили меня заскучавшие гости, которым хотелось праздника.

– Извините, ребята, давно здесь не была, – долго оправдывалась я. Пришлось быстрее вернуться на Новый Арбат, на котором было почище и где хотя бы подсветка книжек-высоток создавала новогоднее настроение.

Еще в прошлом году власти города обещали провести общественные слушания и обсудить будущее старого Арбата. Надеюсь, это будут общегородские слушания. Ведь если судьбу главной пешеходной зоны города станут решать лишь районные активисты, боюсь, от старого Арбата останется одно название. И – тишина.

Позиция авторов в рубрике «Особое мнение» может не совпадать с точкой зрения редакции