Комедия большого города - Московская перспектива

Комедия большого города

Комедия большого города

1. Стройплощадка в Свиблове

Первым фильмом Гайдая, в котором подробно и разнообразно показана Москва, стала новелла «Напарник» из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». История о том, как скромный и обаятельный студент Шурик перевоспитывает хулигана, получившего 15 суток общественных работ, сразу завоевала всеобщую зрительскую любовь. Особенность этой ленты состоит в том, что в ней показана строящаяся Москва. И это не просто «фон» фильма: его действие разворачивается на стройке. Более того: режиссер окунул героев в самую гущу производственного процесса, активно задействовав в комических эпизодах строительную технику и рабочий инвентарь.

Для натурных съемок была выбрана наиболее типичная стройка тех лет. Но это оказались не разрекламированные в советской прессе Черемушки, Хорошево или Кузьминки. Строительные эпизоды «Напарника» снимали на севере столицы, в Свиблове – именно там летом 1964 года шло возведение большого жилого массива. Дома, появляющиеся в кадре, – в основном типовые пятиэтажки. Казалось бы, опознать местность будет крайне сложно. Но в одном из «высотных» эпизодов новеллы вдали появляются силуэты храма и старинных построек. Знатокам московской старины этого хватило, чтобы идентифицировать церковь Живоначальной Троицы на Яузе (начало ХVIII века) и усадьбу Свиблово. Съемки велись на улице Седова. Большинство домов, которые строили Шурик и Верзила, поныне можно найти в Свиблове. Но они теперь совершенно «потерялись» на фоне позднейших, более высоких зданий. Зато Троицкую церковь, в 60-е годы пребывающую в запустении, с тех пор отреставрировали и открыли для верующих.

Кинокраеведам пришлось поломать голову над эпизодом «милицейская машина везет обед на стройку». Сцена смонтирована очень динамично, однако современные технологии позволили произвести покадровый разбор этого автопробега. Выяснилось, что фургон «ПАЗ» совершает маневры в районе Плющихи – местность «выдали» холмистый рельеф и афиша кинотеатра «Стрела», и поныне существующего. Благодаря этому эпизоду можно понять, как выглядел, например, перекресток 1-го Вражского и 7-го Ростовского переулков, где из множества попавших в кадр дореволюционных домов до сегодняшнего дня сохранился лишь один. И, конечно, никакого афишного стенда там давно уже нет… Кстати, в близлежащих кварталах Хамовников снято еще несколько сцен новеллы: в автобус Шурик садится у пересечения улицы Тимура Фрунзе и Фрунзенской набережной (где в действительности нет и никогда не было остановки общественного транспорта), а затем едет в нем по Комсомольскому проспекту и Лужникам (в кадре появляется Краснолужский мост). Возможно, режиссер искал для этих сцен постройки в определенном стиле, а может быть, эти места были выбраны просто из-за территориальной близости к «Мосфильму».

2. Трамвайный маршрут № 5

«Наваждение», вторая новелла фильма «Операция «Ы» – тоже очень московская. К этому сюжету Гайдая подтолкнул рассказ, прочитанный им в польском юмористическом журнале. Если в первой части фильма студент Шурик показан нам как поборник справедливости, то здесь на первый план выходит его рассеянность. Впрочем, за день до экзаменов наваждение может случиться у каждого. Даже у будущего инженера, специалиста по точным наукам.

В роли условного Политехнического института в фильме выступило здание Института элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова на улице Вавилова. Начальные сцены новеллы сняты возле его входа с очень приметным крыльцом (современная для того времени архитектура). А вот большая бронзовая скульптура студента, в книге которого Шурик пытается подсмотреть ответы на экзаменационные вопросы, находится совсем в другом месте – у главного здания МГУ. Неподалеку, на Мосфильмовской улице, сняли сцену с автоматом газированной воды и коллективным чтением конспекта лекций.

Также увлеченные чтением Шурик и Лида совершили весьма продолжительную поездку на трамвае. Сцена посадки снята в 1-м Сельскохозяйственном проезде, рядом с трамвайным депо имени Баумана (там поблизости находится ВГИК, который как раз заканчивал Гайдай). А вот вышли герои на площади Борьбы, причем из вагона, идущего… в обратном направлении. Между прочим, в 60-е годы (и вплоть до середины 90-х) действительно существовал трамвайный маршрут № 5, соединявший эти весьма удаленные точки.

3. От Тишинского рынка до подземного туалета у ЦПКиО им. Горького

В двух фильмах Гайдая, снятых в середине и конце 60-х годов, Москва появляется лишь эпизодически. Но это весьма колоритные эпизоды! Вот, например, новелла «Операция «Ы», третья часть культового фильма. История об инсценировке ограбления склада разворачивается в неизвестном городе. Но уже в первых кадрах на экране мы видим очень примечательное московское место – Тишинский рынок. Именно здесь неразлучная троица – Трус, Балбес и Бывалый – занимается своим бизнесом. Москвичи-старожилы без труда узнают этот рынок, таковым он оставался в течение многих десятилетий: старомодные деревянные прилавки, «блошиная» торговля, теснота. Это была общегородская народная комиссионка, где можно было встретить и искушенного ценителя антиквариата, и ушлого изготовителя подделок, и ловкого вора-карманника. В трудные времена (например, в годы войны) многие продавали здесь домашние ценности, чтобы раздобыть денег на еду. Власти, хотя и держали рынок под плотным милицейским «колпаком», вынуждены были мириться с его существованием – официальная торговая система не могла удовлетворить все запросы граждан. Тишинка неоднократно становилась «киноперсонажем»: для фильмов с криминальным сюжетом не было в Москве лучшей натуры. Не мудрено, что жуликоватые персонажи Гайдая имеют «торговую точку» именно на Тишинке.

А в другом популярнейшем фильме Гайдая – «Бриллиантовая рука» – только одна сцена снималась на улицах Москвы. Да и то… не вполне на улице. Эпизод, когда Семен Семенович теряет дар речи, встретившись с мрачным типом с медальоном в виде черепа на груди, снимали в подземном туалете у входа в ЦПКиО им. Горького со стороны Ленинского проспекта. Интересно, что в роли человека, попросившего у Горбункова «огонька», снялся не профессиональный актер, а журналист, сотрудник журнала «Огонек» Леонид Плешаков.

4. «Киса и Ося были здесь»

В следующем фильме Гайдая, «12 стульев», весьма эффектно показана Москва эпохи нэпа. Разумеется, далеко не всегда режиссер в точности воссоздавал топографию из романа Ильфа и Петрова. Так, мальчишка-беспризорник сообщил Остапу, что Эллочка Щукина живет в Варсонофьевском переулке близ Лубянки, но на экране мы видим знаменитый «Дом с кариатидами» в Печатниковом переулке, 7 (не так давно спасенный от сноса двухэтажный особняк Петра Сысоева постройки конца ХIХ века). В очень узнаваемом московском здании живет и поэт Никифор Ляпис-Трубецкой: это Малая Молчановка, 8, бывший доходный дом А.Г. Гордон 1913 года постройки. Монументальный подъезд этого 7-этажного здания охраняют два больших мраморных льва, много снимавшихся в кино (фильмы «Девушка без адреса», «Офицеры» и др.). Правда, изначально эти львы держали в лапах геральдические щиты, в 30-е или 40-е годы куда-то затерявшиеся. Лишь при реставрации дома в начале ХХI века оба щита были воссозданы по старым фотографиям и водворены на свои места.

В Москве начала 70-х было еще немало улиц, замощенных брусчаткой, и несколько сцен гайдаевского фильма снималось именно там. Так, Музей мебельного искусства, куда в поисках стульев приехали Бендер и Киса, режиссер расположил на улице Воронцово Поле, 12, – в бывшем особняке семейства Марк 1888 года постройки. Неподалеку отсюда находится перекресток, где Остапа Бендера сбила лошадь, благодаря чему его фамилия попала в газетную хронику. Сцена дорожного происшествия снималась на пересечении улицы Воронцово Поле и Подсосенского переулка. Попавший в кадр дореволюционный 3-этажный угловой дом и сегодня там стоит: в нем, по любопытному совпадению, базируется офис одной кинокомпании. В Большом Ватином переулке близ высотки на Котельнической набережной снималась сцена «Бендер и ватага беспризорников». В кадре виден переулок с крутым подъемом и красивым видом на церковь Священномученика Никиты (ХVI–ХVII века). Сорок лет назад в этом переулке тоже еще сохранялась брусчатка, что придавало сценам снимавшихся здесь фильмов особый ретропривкус.

5. Иван Васильевич меняет квартиры

Для фильма «Иван Васильевич меняет профессию» Москву эпохи Ивана Грозного снимали в Ростове Великом. Большинство же современных московских сцен снято в доме на Новокузнецкой улице, 17/19, куда режиссер поселил героев картины. В одной из квартир этого зигзагообразного 13-этажного дома, построенного по особому проекту в конце 60-х годов, и установлена изобретенная инженером Шуриком «машина времени». С балкона этой квартиры Иван Грозный осматривает панораму Москвы и восклицает «Лепота!» (то есть прибывший из прошлого царь одобряет градостроительную политику своих далеких потомков). При этом в кадре на дальнем плане виден храм Климента, Папы Римского в Климентовском переулке. Царю явно невдомек, что храм этот – недействующий: в нем в 1973 году находилось книгохранилище Библиотеки имени В.И. Ленина. В таком ракурсе этот храм можно увидеть только с самых верхних этажей дома. Но буквально минутой позже нам отчетливо показывают, что квартира Шурика находится на третьем этаже. И вдобавок – как царь Иоанн сумел увидеть из Замоскворечья Новоарбатский мост, начало Кутузовского проспекта, Москву-реку в районе Пресни? Поистине кино творит чудеса: приближает отдаленные районы города, меняет местами этажи, позволяет автомобилям выписывать на улицах невообразимые маршруты. Ведь в одной из сцен фильма милицейская машина спешит к ограбленному Шпаку на Новокузнецкую, свернув с Поварской улицы на проспект Калинина, а потом пролетая по Бородинскому мосту в сторону Большой Дорогомиловской улицы. Быть может, с топографической достоверностью в этой сцене и не все в порядке, зато эффектность и динамика, несомненно, на высоте.

ТВОРЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ЛЕОНИДА ГАЙДАЯ

Родился будущий режиссер на Дальнем Востоке, воевал в Великую Отечественную на Калининском фронте, после демобилизации работал в Иркутском драматическом театре… И фильмы его снимались в самых разных уголках

Советского Союза: в Крыму («Деловые люди» и «Кавказская пленница»), в Баку и Сочи («Бриллиантовая рука»), на берегу подмосковной реки Истра («Пес Бар бос и необычный кросс»), в Астрахани («Не может быть!»), в Рыбинске («12 стульев»), в Ленинграде и Одессе («Операция «Ы»). Но многие сцены всенародно любимых фильмов снимались в Москве. Причем здесь есть и легко узнаваемые виды, и кадры, требующие комментариев краеведа.

От постановщика художественных кинолент, к тому же комедиографа, нельзя требовать документальной точности в изображении городской среды. Москва особым образом преображалась в фильмах Гайдая. Этот мастер гротеска и эксцентрики обращался с московской натурой весьма творчески. Сам город с его смешными извилистыми переулками, зданиями, машинами и жителями становится полноправным героем гайдаевских фильмов, настоящим комедийным «актером».

Снятые в столице эпизоды драгоценны как для киноведов, так и для историков Москвы. Показанный в фильмах городской пейзаж за 40–50 лет существенно изменился, и подчас даже знатокам бывает непросто установить, в каком уголке мегаполиса проходили съемки. Ракурсы, выбранные операторами Гайдая, порой помогают москвоведам ответить на многие вопросы, связанные с историей застройки и развития данной местности. В этом смысле даже самый смешной и далекий от реалистических канонов фильм оказывается ценнейшей находкой

для исследователей города. Киноленты Гайдая и краеведческие изыскания о них – источник материала для гидов, которые водят экскурсии по «кино-Москве».

ЦИТАТЫ ИЗ ФИЛЬМОВ

Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет поработать? А?!

В то время, когда наши космические корабли бороздят просторы Вселенной…

Работа стоит, а срок идёт. Ты не забывай: у тебя учёт в рублях, у меня – в сутках.

Пойми, студент, сейчас к людям надо помягше. А на вопросы смотреть ширше. Вот ты думаешь, это мне дали пятнадцать суток? Это НАМ дали пятнадцать суток.

Федя: Послушай, у вас несчастные случаи на стройке были?

Шурик: Нет, пока еще ни одного не было…

Федя: Будут!

– Билет номер девять. Прием!

– Что вы сказали? Какой «прием»?

– Я сказал не «прием», а «при нем». Билет номер девять, а при нем задача.

Экзамен для меня всегда праздник, профессор!

Значит, так! За изобретение ставлю «пять», а по предмету – «неуд».

– Почему «Ы»?

– Чтоб никто не догадался.

Граждане новоселы! Внедряйте культурку! Вешайте коврики на сухую штукатурку! Никакого модернизма! Никакого абстракционизма! Спасает стены от сырости, вас – от ревматизма! Налетай, торопись, покупай живопись!

Когда вы говорите, Иван Васильевич, создается впечатление, что вы бредите.

А что, вас уже выпустили из сумасшедшего дома?

Одумайтесь, одумайтесь, товарищ Тимофеев, прежде чем, понимаете, «увидеть древнюю Москву» – без санкции соответствующих органов!

Какой паразит осмелился сломать двери в царское помещение? Разве их для того вешали, чтобы вы их ломали?!

Меня терзают смутные сомнения…

Эй, человек! Человек!!! Официант! Почки один раз царице!

Введите гражданина посла!

– Я б на вашем месте… за докторскую диссертацию немедленно сел!

– Торопиться не надо – сесть я всегда успею.

– Да ты скажи, какая вина на мне, боярин?

– Тамбовский волк тебе боярин!

– Квартиру Шпака вы брали?

– Казань брал… Астрахань брал… Ревель брал, Шпака… не брал.