Дон Кихот с Суворовской площади - Московская перспектива

Дон Кихот с Суворовской площади

Дон Кихот с Суворовской площади
Дон Кихот с Суворовской площади
Артисту Владимиру Зельдину – 100 лет

Сегодня исполнилось 100 лет знаменитому артисту Владимиру Михайловичу Зельдину. Зрители нашей страны давно полюбили его за роли в кино и в Театре Красной (ныне Российской) Армии, в котором он выходит на сцену с 1946 года. 10 февраля здесь состоится юбилейный вечер актера. Более девяти десятилетий Зельдин живет и работает в Москве. В столице немало мест, связанных с его биографией – в частности, это ВДНХ, где снимался фильм «Свинарка и пастух». Пройдемся по «зельдинской Москве» и вспомним яркие роли и эпизоды жизни народного артиста СССР, чье феноменальное творческое долголетие восхищает многих.

1 По военному распорядку

Родился Владимир Зельдин на Тамбовщине, в городе Козлове (ныне Мичуринск), в раннем детстве жил с родителями в Твери. В 1924 году семья переехала в Москву: отцу-музыканту помог устроиться в столице его старый друг, военный дирижер. Кстати, Зельдин-старший окончил в свое время Московскую консерваторию, так что столица была ему хорошо знакома.

Первое время Зельдины жили на Таганке в одной маленькой квартире с родственниками. Володя учился в школе с военным уклоном на Воронцовской улице. Строевые занятия там были поставлены хорошо, и Зельдин с одноклассниками участвовал в военном параде на Красной площади в 1930 году.

Будущий ведущий актер Театра Красной Армии в детстве жил и учился в военной атмосфере. Вскоре семья Зельдиных переехала в Лефортово. Об этой поре Владимир Михайлович вспоминает в книге «Моя профессия – Дон Кихот»:

«Постройки здесь сохранились еще с петровских времен: огромные, длинные дома с массивными воротами во внутренние дворы. Видимо, когда-то это были казармы. Недалеко от нашего дома находилась Военная пехотная школа Уншлихта.

Мы часто ходили «в гости к военным». На их территории бывали концерты, привозили кино, проводили спортивные соревнования. Нас, детей, одних туда, конечно, не пускали, но мы пробирались «нелегально».

Жили мы рядом с военным стадионом, уже в собственной квартире на Красноказарменной улице. Хотя «квартира» – это громко сказано: в одной большущей комнате обитали все вместе – папа, мама, я, Юра, Нина и Ира (брат и сестры. – А.М.). Дом тоже был «из петровских времен». По-моему, когда-то там жили конюхи, а может быть, даже просто была конюшня. Я как-то приезжал туда уже после войны взглянуть на родные места, тогда там ничего не изменилось. Квадратный двор, через вторую арку налево, потом по галерее первого этажа. Все узко, тесно, все разговоры через стенку слышны».

Все в этой округе напоминало о военной службе. Школьники ходили на лыжах в парк МВО. Там же летом купались в прудах.

В Лефортове Владимир Зельдин прожил до начала войны. Родители умерли в 30-е годы, работать он с братом и сестрами начал рано. Быт в семье был весьма скромный: например, первые свои наручные часы Владимир купил только в 30 лет. «Много лет для особо торжественных случаев у меня имелся один-единственный костюм, и его покупка стала для меня целым событием. Никакой «руки» в профессии у меня тоже не было. Я сам пробивал себе дорогу, минуя все соблазны богемы», – вспоминает артист. В то время он учился и сутками пропадал в театре, домой приходил только ночевать.

2 Из рабочих – в актеры

Театр вошел в жизнь Зельдина, по его собственному признанию, случайно. Владимир учился в Гнесинском училище (по классу скрипки), играл на трубе в оркестре, однако в консерваторию не поступил. Не приняли Зельдина и в хореографическое училище, куда он стремился попасть из-за любви к балету. Потом Зельдин захотел стать офицером, но в военно-морское училище его не взяли из-за плохого зрения.

После окончания школы Зельдин работал слесарем на заводе близ Таганской площади. Работа ему не нравилась, казалась нудной. И однажды, бродя после рабочей смены по Москве, Владимир увидел объявление о наборе актерского курса в мастерские при Театре МГСПС (с 1938 года – Театр им. Моссовета). Он отправился на экзамены, даже особенно не подготовившись. Читал перед приемной комиссией стихи комсомольского поэта Александра Безыменского и рассказы писательницы Натальи Кончаловской (с которой через много лет познакомился). Экспромт оказался удачным. Помог и хорошо поставленный на занятиях по пению голос. Несколько дней спустя, подойдя к театру, Владимир с удивлением обнаружил свою фамилию в списке всего из нескольких принятых счастливчиков.

Театр в ту пору работал в старом здании в Саду «Эрмитаж». Атмосферу учебы Зельдин вспоминает с большой теплотой. На курсе учились ребята из разных городов, были и совсем взрослые люди, уже окончившие другие институты. Студенты дружили, не было ни интриг, ни зависти. Там преподавали опытные педагоги, артисты с дореволюционным стажем. Почти с первого курса студентов начали занимать в массовках. Так что удавалось и творчески развиваться, и подрабатывать.

Театр МГСПС был популярен в столице в 30-е годы, там играли такие знаменитости, как Серафима Бирман и Иван Берсенев. А вот самому Зельдину предстояло стать звездой уже на других подмостках.

3 Выставка на экране

В 1938 году Зельдин ушел из театра МГСПС – его не удовлетворяли эпизодические роли. В тот период он пробовался даже в кордебалет Театра оперетты, но не был принят. А вот в Театр транспорта молодого актера взяли. Здесь он стал получать ведущие роли, Зельдина заметили зрители. Однажды на спектакль «Генеральный консул», где он играл пограничника, пришла ассистентка кинорежиссера Ивана Пырьева. Она как раз подыскивала выразительного актера «южного типа» для фильма «Свинарка и пастух». В результате Зельдин, раньше игравший в эпизодических киноролях, получил приглашение на пробы. И хотя в них участвовали многие опытные грузинские актеры, режиссер остановил свой выбор именно на статном красавце из Театра транспорта. Зельдин хорошо пел, танцевал, умел ездить на лошади. Кроме того, Пырьеву понравилась певучая интонация Зельдина: для романтической комедии не нужны были ни типичное русское произношение, ни ярко выраженный кавказский акцент.

Весной 1941-го прошли съемки на Вологодчине и в горах Домбая. Сцены на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке готовились снимать летом. Но началась война, и многим на «Мосфильме» казалось, что картину закроют. Кому в такие дни нужен веселый фильм про мирную жизнь? Повестки в военкомат получили Пырьев (он участвовал еще в Первой мировой и Гражданской войнах) и многие члены его съемочной группы. Однако в верхах решили: комедию о передовиках колхозного труда надо завершить и выпустить на экран, такое кино необходимо народу воюющей страны.

Съемки на ВСХВ шли в августе–сентябре, когда выставку готовили к эвакуации. По контрасту с суровой реальностью кинематографисты воссоздавали на аллеях праздник мирного времени. Здесь встретились не только герои фильма, живущие в разных регионах страны: на ВСХВ благодаря павильонам национальных республик произошла встреча культурных традиций народов огромной страны. В кадр оператора попали основные объекты выставки 1939 года: арка Главного входа, Центральный павильон со стелой Конституции, павильоны Украины, Узбекистана, Московской области, площадь Колхозов, аллеи с портретами ударников. Не все из показанных в фильме сооружений сохранились до наших дней. Так, героиня Марины Ладыниной в одном из эпизодов пробегает вдоль колоннады павильона «Грузинская ССР» (видна растущая перед ним пальма), построенного по проекту архитекторов А.Г. Курдиани и Г.И. Лежавы и разобранного в 1959-м. Павильон «Животноводство» 1939 года, в котором снимали сцены с поросятами, после войны переименовали в «Станкостроение», затем – в «Электрификацию», а в 1965-м снесли.

А какие здания на выставке мог посещать Мусаиб, персонаж Владимира Зельдина? По логике, свой региональный павильон – он тогда назывался «Северный Кавказ и Крым». Правда, его в 1950-е годы разобрали и построили на том же месте павильон «Северный Кавказ» (архитектор С.Н. Полупанов), где среди декора было изваяние чабана. В его шестом зале размещалась экспозиция Дагестана. Неоднократно переименованный в последующие годы, павильон сохранился до наших дней.

Съемки завершились в намеченные сроки, и 7 ноября состоялась премьера. Некоторые критики сочли выход комедии в такое время неуместным, называли картину «деревенским балаганом». Но у зрителей фильм имел огромный успех. Своими песнями, шутками, радостью и задором он придавал людям силы для борьбы с врагом. А 26-летний Владимир Зельдин в одночасье стал звездой всенародного масштаба.

4 Зенитки на площади Коммуны

Параллельно развивалась и театральная карьера Зельдина. Еще в канун войны он подал заявление в Театр Красной Армии. Но из-за эвакуации окончательный переход состоялся только в 1946-м. С тех пор на протяжении уже почти семи десятилетий Владимир Михайлович выходит на эту сцену.

На армию в ту пору денег не жалели, и здание главного военного театра построили громадное, великолепно украшенное. Архитекторы Каро Алабян и Василий Симбирцев спроектировали театр в форме пятиконечной звезды, предусмотрев даже пандус для въезда тяжелой боевой техники. Правда, насколько известно, танки в спектаклях ни разу не участвовали. Зато большой зрительный зал всегда на протяжении 75 лет заполняется до отказа.

Зельдин помнит Театр Красной Армии в дни немецких бомбежек. Противовоздушные зенитные орудия, по его словам, стояли на площади Коммуны: «Весь скверик перед театром перерыли траншеями, а здание замаскировали сеткой, расписанной под лес». Владимир Михайлович и многие его коллеги-актеры в ту пору часто выезжали на фронт, выступали с концертными бригадами на передовой, в госпиталях, на призывных пунктах.

Поначалу в этом театре доминировали постановки оборонной и патриотической тематики. Но в первый послевоенный сезон здесь состоялась премьера спектакля «Учитель танцев» по пьесе Лопе де Вега. Зрители (в том числе недавние фронтовики) тепло приняли спектакль, где в главной роли блистал Владимир Зельдин. После трудных военных лет людям хотелось видеть в театре что-то, не связанное с сегодняшней повседневностью. Искрометная комедия из старинной испанской жизни оказалась как нельзя кстати. Выдающийся артист выходил на сцену в роли Альдемаро за 14 лет более 1000 раз! Это мировой рекорд, достойный Книги рекордов Гиннесса.

Не перечислить всех ролей Зельдина в театре за эти годы. Интересно, что в одном из спектаклей 60-х годов, исполняя роль Эйнштейна, Владимир Михайлович немного играл на скрипке. Так, пусть и необычным образом, воплотилась мечта его отца – капельмейстера военного оркестра, который хотел, чтобы сын стал музыкантом. Но гораздо чаще Зельдин на сцене танцевал. В том числе в спектакле «Человек из Ламанчи», поставленном режиссером Юлием Гусманом десять лет назад. Зельдин и сегодня играет в спектаклях театра на Суворовской площади, принимает участие в концертах.

5 Талант кавалериста

Владимир Зельдин всегда любил спорт. Учеба в военной школе, увлечение балетом, театральные роли с танцами и фехтованием требуют хорошей физической формы. В октябре 2013 года 98-летний артист принял участие в эстафете олимпийского огня, пронеся факел по Крымской набережной Москвы.

В Москве есть историческое здание – свидетель юношеских спортивных увлечений Зельдина. Это бывший конный манеж на Поварской улице, 25а. Он расположен во дворе здания, где ныне находится Институт мировой литературы РАН, изначально же это был главный дом усадьбы директора императорских театров и коннозаводчика князя С.С. Гагарина (ансамбль спроектировал в стиле ампир Доменико Жилярди в 20-е годы ХIХ века). Позже здесь размещалось Управление Московского конезаводства, проводившее среди прочего выставки по продаже лошадей. В доме также находились ведомственные квартиры служащих. В 1875 году в одной из квартир поселился заведующий московским отделением конезаводства генерал-майор Л.Н. Гартунг с супругой – старшей дочерью А.С. Пушкина Марией Александровной.

После революции усадьбу национализировали и поделили: главный дом с великолепным портиком отдали ученым, а в манеже разместилось Кавалерийское училище им. Буденного. Именно в этих стенах во второй половине 1930-х годов учился выездке Владимир Зельдин. Держался в седле он отлично. «Я пристрастился к занятиям в манеже. Научился ездить верхом. Манеж находился на улице Поварской, там, где сейчас Театр киноактера, но в глубине квартала. Вместе со мной приходили в манеж сыновья Микояна, Василий Сталин... В результате получил значок «Ворошиловский всадник», – вспоминает актер. Занятия в манеже очень пригодились ему позже, на съемках фильма «Свинарка и пастух», где Зельдин без дублера скакал на лошади по каменистым горным дорогам. С такими навыками артист вполне мог бы попасть во время войны в кавалерию. Но стал самым знаменитым кинематографическим пастухом Советского Союза.