Каждый вечер – мозговой штурм - Московская перспектива

Каждый вечер – мозговой штурм

Каждый вечер – мозговой штурм
Каждый вечер – мозговой штурм
Сергей Кидяев о том, как вписать индивидуальные особенности в работу команды

Новый генеральный директор ЗАО «Объединение «ИНГЕОКОМ» считает, что возглавляемая им компания по праву является лидером в области освоения подземного пространства, дорожного и гражданского строительства Москвы благодаря применению новых технологий и нестандартных инженерных решений. Как сохранить высокие позиции на рынке, преумножить профессиональное мастерство и как расположить 750-тонный кран на бровке котлована строящейся станции – об этом и многом другом Сергей Кидяев рассказал обозревателю «Московской перспективы» Юлии Игнатьевой.

Один в строительстве – не воин

Сергей Владиславович, вы стали гендиректором в сентябре этого года. 2014 год, пожалуй, один из самых значимых в истории компании. В феврале состоялись зимние Игры в Сочи, где ИНГЕОКОМ по-
строил два крупнейших спортивных сооружения – ледовый дворец «Айсберг», центральный стадион «Фишт» – и новую автомагистраль Джубга – Сочи – главную дорогу Олимпиады. В июне ИНГЕОКОМ отметил 25-летний юбилей. Не страшно занять такую должность в ключевой для Московского строительного комплекса компании?

– Дело не в эмоциях. Чтобы занять любую должность, необходимо проанализировать свои возможности, опыт, человеческие характеристики. И соотнеся все это с целями и задачами, стоящими перед компанией, принять решение.

Перед такой компанией обычно ставятся особо сложные задачи.

– Так и есть. ИНГЕОКОМ с момента образования всегда занимался наиболее сложными проектами – начиная с гидротехнических, которые вел еще Михаил Семенович Рудяк, основатель компании, например, реконструкция канала имени Москвы. Объединение делом подтвердило, что может выходить на рынки, которые всегда были заняты узкопрофильными компаниями. Мы помним, что был монополист по строительству эстакад – сегодня он уже не монополист, потому что мы освоили это направление. Еще пять лет назад на рынке был монополист по метростроению – и это уже не так. Мы давно строим под землей – станции «Деловой центр», «Выставочная», «Славянский бульвар», «Борисово», участок метро в Казани, проходка тоннеля под Босфором. Но прежде мы работали на субподряде. А функции генподрядчика – это наше сегодня, что значительно отличается уровнем ответственности, объемом, требованиями к профессионализму инженерной и управленческой команды. Поэтому, отвечая на ваш первый вопрос, скажу, что страха нет никакого. Да, возникают сложности. Но с коллективом, который на сегодняшний день сформировался в ИНГЕОКОМе, мы их преодолеем.

 Как вы оказались в этом коллективе?

– Пришел в 2011 году с должности первого вице-президента управляющей компании ОАО «Сити». ИНГЕОКОМ строил в деловом центре участок Калининско-Солнцевской линии метро. Решался весьма сложный вопрос. В этом перегруженном транспортом районе требовалось разместить строительную площадку для старта двух тоннелепроходческих комплексов. Обычно площадка занимает не менее 50–70 метров в длину и 30–40 в ширину. Как вы понимаете, в «Москва-Сити» таких площадок нет. Илья Вениаминович Маковский (первый вице-президент. – «МП») и Александр Отариевич Геперидзе (руководил ООО «СМУ ИНГЕОКОМ». – «МП»), светлая ему память, предложили уникальное инженерное решение, которое позволило смонтировать щиты длиной 100 метров на глубине 38 метров, опустив их по частям под землю в монтажную камеру размером 20 на 8 метров. Разработка обычного котлована повлекла бы за собой остановку движения в районе «Москва-Сити». Основываясь на моем предыдущем опыте в машиностроении, могу сказать, что под землей был организован маленький Уралмаш – цех по сборке тоннелепроходческих комплексов. Кроме того, нужно было еще обеспечить вывоз грунта 24 часа в сутки незаметно ни для персонала офисов делового центра, ни для жителей прилегающего района «Камушки». ИНГЕОКОМ попросил меня помочь организовать эту строительную площадку. И я помог. После этого получил приглашение возглавить одно из направлений.

Вы упомянули о машиностроительном прошлом.

– Когда-то я работал председателем совета директоров Южно-Уральского машиностроительного завода в городе Орске. В соседнем городе строили металлургический комбинат, а на заводе вместе с немецкими коллегами мы производили оборудование для этого строительства.

Кто вы по образованию?

– У меня два высших образования – лингвистическое и техническое. Первое как нельзя кстати оказалось для управленческой работы и переговорных процессов. Я – кадровый дипломат, работал в МИДе.

Сначала учились, а потом работали?

– Нет, одновременно.

А как же вечеринки, студенческие тусовки?

– У меня было другое хобби – я работал. Учась на третьем курсе, стал управляющим директором компании PepsiCo по Волжскому региону.

Неплохое начало карьеры. ИНГЕОКОМ показался вам интересным местом из этих соображений?

– ИНГЕОКОМ обладает уникальной особенностью. В том числе поэтому я сюда и пришел. Взял месяц отпуска на предыдущей работе, поработал месяц в ИНГЕОКОМе и только потом уволился. От западных компаний к нам пришло выражение team spirit – командный дух. Честно говоря, оно набило оскомину. Но в ИНГЕОКОМе я нашел тот самый командный дух – совершенно нена-
игранный, искренний.

В чем он проявляется?

– Когда ты в чем-то не совсем уверен или не успеваешь, всегда чувствуешь рядом плечо товарища. Знаешь, в какой ситуации на кого можешь опереться. Когда мы открывали Центральный олимпийский стадион, весь менеджмент ИНГЕОКОМа работал там. К сожалению, за исключением меня, потому что я в тот период сдавал Калининско-Солнцевскую линию метро, шесть месяцев фактически жил под землей. Как только, как крот, «выполз» из-под земли, сразу поехал в Сочи. Потому что понимал, там нужна помощь. Так происходит всегда. В ИНГЕОКОМе три основных направления деятельности – метростроение, дорожное строительство и гражданское строительство. Когда на каких-либо объектах возникают сложности, скажем, со сроками или с поставками, не нужно просить коллег из других подразделений – они сами приходят и предлагают помощь.

Вы говорите об управленцах среднего и высшего звена. А о рядовых работниках можно сказать то же самое?

– Конечно. За неделю до сдачи «Делового центра» станция была завалена тоннами строительного мусора. Глядя на эти горы, коллеги не верили, что мы успеем его убрать и сдать объект вовремя. Я помню картину, как по четырем эскалаторам потекла река наших сотрудников. Порядка 500 человек из разных подразделений – из ИнеокомДорСтройПроекта, ИНГЕОКОМ-Моста и так далее. За двое суток эти мегатонны мусора буквально вручную вынесли на поверхность. Никто не говорил «хотим спать», «а у нас смена», «нам бы дополнительную оплату» и так далее. Люди понимали, что они нужны в первую очередь здесь. В такие моменты и проявляется корпоративный дух.

Вы командный человек? Есть люди, которые считают, что это недостаток. По их мнению, человек, особенно руководитель, должен уметь полагаться только на себя.

– Нужно уметь вписать свои индивидуальные особенности в работу команды. Один в поле не воин, тем более в строительстве. В одиночку руководить крупным проектом невозможно в принципе. В процессе принятия решений я всегда узнаю и пытаюсь проанализировать доводы коллег. Многофакторный анализ обязательно должен предшествовать каждому решению. Есть юридические, финансовые, кадровые аспекты вопроса и так далее. Кроме того, мозговой штурм – это хороший метод принятия решений. У нас мозговые штурмы проходят каждый вечер – либо в кабинете президента Дмитрия Владимировича Евсеева, либо в моем. Специально никого не собираем – люди сами приходят.

Меняем посадку

Олимпийский период в истории вашей компании, наверное, один из самых ярких – и по эмоциям, и по сложности. Сейчас все это закончилось. Какая следующая вершина?

– Да, олимпийская стройка – знаковое событие для всей страны. Но порой обыденными нам кажутся события, которые на самом деле радикально улучшают качество жизни в городе. Скажем, строительство первого участка Третьего пересадочного контура метро. Только представьте себе – это почти 14 километров. Данный отрезок по длине сопоставим с радиальной линией. К слову сказать, я рад, что вектор в строительстве, обозначенный правительством Москвы, изменился.

Что вы имеете в виду?

– Нестандартные инженерные решения сегодня находят поддержку у руководства города. Мы подписали контракт на строительство 5 станций глубокого заложения. Такие станции в среднем строятся 5–7 лет, мелкого заложения – 2–3 года. Но благодаря инженерным решениям, предложенным ИНГЕОКОМом, четыре станции были подняты. На глубине осталась только «Нижняя Масловка». Поднимать ее физически некуда – там Третье транспортное кольцо, эстакада, Савеловский вокзал.

Еще и посадку станций пришлось менять.

– Да, яркий пример – «Хорошевская». По проекту предполагалось на четыре года перекрыть Хорошевское шоссе, снести здание Россельхозакадемии, общежитие, заправку и «Макдоналдс». Тогда мы предложили перенести место посадки станции. Но там находились неэксплуатируемая железнодорожная линия и закрытая территория Мосводоканала. Проектировщики категорически отказались пересматривать свое решение. Мы корпели над этой задачей месяца четыре. Ходили по кабинетам, обосновывали свою позицию в Министерстве транспорта, вели диалог с МКЖД. В Мосводоканале мы доказали, что территория, примыкающая к резервуарам, может быть не более 8 метров, а не менее 16, – все основывалось на существующих нормативах.

В результате вашу стройплощадку практически не видно – и Хорошевка едет, и все строения на месте.

– Сегодня станция строится на месте запущенного пустыря. Если бы мы реализовывали первоначальный проект, нам пришлось бы все снести, но этот никому не нужный пустырь остался бы нетронутым. А теперь мы сэкономили городу не менее 3 млрд рублей и не менее 3 лет. То же самое сделали на «Шелепихе», где кроме «ракушек» ничего сносить не потребовалось. Станция «Ходынское поле» первоначально садилась на взлетно-посадочную полосу, принадлежащую Минобороны, там каждый год проводятся репетиции парада. В Минобороны нам отказали. Тогда мы изменили трассу, радиус, глубину заложения. Проанализировали инженерно-геологические особенности этого участка, подняли станцию и строим ее открытым способом. Сегодня это базовая строительная площадка Третьего пересадочного контура, с нее мы запустили четыре тоннелепроходческих комплекса и почти уже ее достроили. Никто не мог представить себе, как разместить стройплощадку станции «Петровский парк» впритык к стадиону «Динамо», рядом с действующей станцией метро и вплотную к особо охраняемой природной зоне. Разместили. Ни одно дерево в парке не тронуто.

Может быть, причина в низком качестве проектирования? Раз вам постоянно приходится перепроектировать.

– Нет, это не вопрос качества проектирования. Первоначальные проекты полностью соответствуют всем ГОСТам и требованиям. Но правительство Москвы ставит перед генподрядчиками амбициозные задачи по срокам и стоимости. Как говорит Марат Шакирзянович Хуснуллин, стоимость строительства метро сократилась практически в два раза. Такие задачи не всегда можно выполнить в рамках первоначальных проектов. Но благодаря инженерным возможностям нашей компании мы способны найти решения.

Например?

– Монтаж тоннелепроходческого комплекса – длительное, дорогостоящее и опасное мероприятие. Щит длиной 100 метров должен быть разобран на секции и спущен вниз, а потом собран под землей заново. Режется не только железо, но и автоматика, электрика, приводы. В целях экономии ресурсов и времени целесообразно спускать под землю максимально крупные фрагменты. Мы рассчитали возможность разместить на бровке котлована из буросекущих свай 750-тонный кран. Буросекущие сваи и так держат давление грунта, а под давлением крана сваи могут просто сложиться – и произойдет катастрофа. Вместе с Подземпроектом мы месяц делали расчеты. И в этом же месяце на «Петровском парке» успешно провели уникальную операцию – спустили на дно котлована головную часть щита весом 150 тонн. В ближайшее время монтаж комплекса будет завершен и состоится его запуск.

Когда откроется движение на Третьем контуре?

– Принято решение запускать весь контур, который будет объединен с готовым участком Калининско-Солнцевской линии. Срок – 2016 год. «Нижняя Масловка», станция глубокого заложения, будет запущена позже. Пересадочный хаб «Деловой центр» станет одним из самых больших в мире. Две станции «Деловой центр» площадью по 28 тыс. кв. метров каждая плюс «Выставочная» – 16 тыс. кв. метров. Участок отсюда до «Хорошевской» станет соединительной частью между Калининско-Солнцевской линией и Третьим пересадочным контуром.
 Весной в интервью нашей газете президент ЗАО «Объединение «ИНГЕОКОМ» Дмитрий Евсеев сказал, что отныне компания сконцентрируется на Москве. Эта позиция остается в силе?
– Абсолютно. Нас активно приглашают в Турцию, Индию, Мьянму – строить метро. Но наш приоритет – строительство в городе Москве. Мы компания, родившаяся в Москве, работающая в Москве, знающая, как никто, особенности подземной Москвы. Весь наш производственный потенциал – бетонный завод, завод по производству тюбингов – все здесь. И на сегодняшний день и объем, и перспективы строительства в столице нас удовлетворяют.

Вы активно занялись дорожным строительством.

– ИНГЕОКОМ выиграл тендер на строительство развязки Рязанки и МКАД. Это не только две эстакады, но и тоннель под Кольцевой автодорогой. Весьма сложный контракт – в первую очередь из-за сроков. 12 месяцев. Обычно такая работа выполняется за 28 месяцев. Сегодня мы активно включились в работу – пытаемся сделать невозможное. Точнее, пытаемся сделать этот контракт возможным.

Огонь в глазах

Какие задачи вы ставите перед собой и компанией как гендиректор?

– Сегодня на российском рынке генподрядных компаний, способных управлять крупными проектами или группой крупных проектов, остались считанные единицы. А диверсифицированных генподрядчиков почти нет. В этом смысле ИНГЕОКОМ можно назвать уникальной компанией. Я бы обозначил свои задачи так: развитие ИНГЕОКОМа как диверсифицированной управляющей компании, увеличение объемов производства, развитие персонала и усовершенствование парка машин и механизмов. Мы коммерческая компания. Поэтому также стоит задача при снижении стоимости строительства оптимизировать экономику.

Есть куда оптимизировать?

– Если вы имеете в виду уход от налогов или что-то подобное, то это не про нас. ИНГЕОКОМ – публичная компания, она платит все налоги и не использует сомнительные схемы. Оптимизации подлежит производственно-хозяйственная и экономическая деятельность. Мы повысили сотрудникам заработную плату. С 1 сентября изменилась штатная структура, она оптимизирована с точки зрения взаимосвязи между подразделениями и использования более сильных звеньев.

Что это означает?

– Объясню на примере. В армии есть краповые береты, голубые береты – те подразделения, которые одним-двумя взводами могут выполнить задачу целого полка. В ИНГЕОКОМе сильно развита мотивация персонала. Не только финансовая. Работать в ИНГЕОКОМе не только престижно, но очень перспективно для карьеры, для реализации профессиональных амбиций. Растим свои кадры. Например, заместитель генерального директора по метростроению – молодой человек, который пришел в компанию три года назад и уже поднялся на три ступени.

В ИНГЕОКОМе много молодых управленцев. Илья Маковский в интервью нашей газете восхищался тем, что во главе компании стоят молодые и такие профессиональные люди. Это нехарактерно для строительной отрасли Москвы и страны.

– Средний возраст управленцев в ИНГЕОКОМе – 40 лет. Конечно же, мы гордимся старшим поколением, например, моим учителем Ильей Вениаминовичем Маковским, ему 71. На мой взгляд, 40 лет – это возраст, для которого характерна максимальная концентрация потенциала для самореализации. Уже есть, как говорится, шишки на лбу, есть актуальные теоретические знания, практический опыт. И при этом много энергии и огонь в глазах.

НЕМНОГО О ЛИЧНОМ

Родился в городе Кольчугино Владимирской области.
Семья: женат, растит четверых сыновей.