«Мы предлагаем рынку иначе взглянуть на строительную отрасль» - Московская перспектива

«Мы предлагаем рынку иначе взглянуть на строительную отрасль»

«Мы предлагаем рынку иначе взглянуть на строительную отрасль»
«Мы предлагаем рынку иначе взглянуть на строительную отрасль»
Андрей Волков о том, какие возможности предоставляет студентам МГСУ

Учеба в технических вузах сегодня не очень популярна. Конкурсы в них, в отличие от гуманитарных заведений, как правило, невысокие, но есть и исключения, например, Московский государственный строительный университет (МГСУ). Его руководство непрерывно совершенствует учебный процесс и активно развивает научно-исследовательскую базу. О том, как учатся и живут будущие строители и какие возможности им предоставляет один из ведущих университетов страны, журналистам «Московской перспективы» рассказал гость редакции – ректор МГСУ, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), доктор технических наук, профессор, Почетный строитель России Андрей Волков.

 Как вы относитесь к рейтингам российских университетов?

– Разумеется, мы обязаны обращать внимание на рейтинги, хотя многие из них, особенно международного уровня, отечественная система высшего проф-
образования только учится примерять на себя. В этом смысле каждый рейтинг не только в той или иной степени характеризует университет, но и является подсказкой в том, над чем нам следует поработать. Очевидно, что если мы хотим оставаться национальным исследовательским университетом, а у нас сегодня именно такой статус, то наш уровень должен соответствовать мировому. Такое соответствие и определяется на основе различных рейтингов.
К слову, рейтинговое агентство «Эксперт РА» впервые подготовило рейтинги репутации российских вузов по техническим и экономическим направлениям. Респонденты оценивали качество образования, востребованность выпускников работодателями и уровень научно-исследовательской деятельности вузов. МГСУ вошел в топ-50 рейтинга по направлению «технические, естественно-научные направления и точные науки», заняв 21-ю позицию среди всех российских университетов. Считаю этот результат достойным. Но мы непременно продолжим работать над публичными оценками нашей профессиональной репутации.

 Каким образом университет предполагает стимулировать развитие науки?

– Этот вопрос следует решать системно. При этом очевидно, что экономический стимул в данном случае хоть и важная, но не самая главная составляющая. Сегодня мы должны обращать внимание на другие, не менее серьезные побудительные факторы. Это интерес к занятиям наукой, профессиональные амбиции, способность заявлять о себе в академическом сообществе.

 Есть ли ресурс для реализации данной идеи, какие проблемы стоят на этом пути?

– Ресурс есть, но, к сожалению, есть и серьезные проблемы. Сложные для отечественной высшей школы 90-е годы совершенно девальвировали позицию профессора и преподавателя университета. Сегодня многие профессора не считают научную деятельность одним из своих основных занятий. Это неправильно и опасно для высшей школы. Во всем мире, если ты профессор университета, ты обязан заниматься наукой, поскольку твоя задача и приоритет – генерация новых знаний.
Профессора должны вновь стать совершенно особыми людьми. Их не должно быть слишком много, должность не должна быть наградой за «выслугу лет». Мы обязаны придерживаться действительно конкурсной системы выбора на профессорские и преподавательские должности. Активно использовать новые модели трудовых договоров, качественно повышать уровень материального и организационного обеспечения этих позиций. Нам необходимо вернуть уважение к миссии «профессор».

 Насколько хватает знаний молодежи, которая сегодня поступает в вуз, чтобы прийти на смену ведущим ученым? Как влияет на ситуацию переход на четырехлетнее образование?

– В любом университете от коллег старшего поколения можно услышать ворчание – мол, молодежь пошла не та, ничего не умеет, в школе ее ничему не научили. Это, конечно, не так. Молодежь гораздо смелее расставляет акценты, нежели мы. Но ее отношение к общим ценностным ориентирам не изменилось.
Если в советские времена примерно 20% выпускников школ поступали в вузы, а остальные шли в техникумы, профтехучилища или работать, то сегодня ситуация прямо противоположная. Менее 20% выпускников идут работать или получать среднетехническое образование, а большая часть поступает в вузы. Но, к сожалению, далеко не все из этих молодых людей реально соответствуют уровню высшего образования в нашем традиционном понимании – примерно столько же, сколько и 30–40 лет назад. Поэтому четырехлетний бакалавриат вполне логично призван удовлетворить потребность молодежи в массовом высшем образовании. Подчеркиваю, что это базовый, но вполне завершенный и достаточный уровень для большинства направлений профессиональной деятельности. Разумеется, для желающих его можно продолжить и в магистратуре, и в аспирантуре. Кстати, в Европе бакалавриат – это чаще всего даже не четыре, а три года учебы. Не исключаю, что и мы придем к такой модели. Мы, например, развиваем в МГСУ прикладной бакалавриат, где существенная часть подготовки, это примерно половина времени обучения, связана с производственной практикой. Это та модель, которая соответствует сегодняшнему дню. В итоге рынок получает специалистов с высшим образованием, которые имеют двухлетнюю практику работы по специальности и владеют современными технологиями.

 Существуют ли проблемы адаптации на производстве у выпускников МГСУ?

– Проблемы адаптации молодого специалиста на производстве возникали всегда. Этот период, как правило, продолжается год-два. Так было и в советское время, когда существовало распределение выпускников, и сегодня, когда они ищут работу самостоятельно. Чтобы сократить период адаптации молодых специалистов, мы реализуем несколько измененные модели обучения. В частности, смещаем производственную практику внутрь учебного процесса, что позволяет студентам более эффективно использовать теоретические знания. Для решения таких задач модель прикладного бакалавриата подходит идеально.
В этом году мы впервые реализовали серьезный проект о сотрудничестве с госкорпорацией «Росатом», когда более 80 ребят из разных регионов России были приняты в университет в рамках целевого набора. Росатом позаботился, чтобы эти студенты изначально были обеспечены местом работы. Все практики у ребят пройдут на предприятиях корпорации. После окончания университета это будут специалисты, полностью подготовленные к своей будущей работе.

 По статистике предыдущих лет лишь 8% выпускников МГСУ приходят на стройку. Куда идут остальные?

– Я не готов подписаться под этой цифрой. Сегодня мы предлагаем рынку иначе взглянуть на строительную отрасль. Прежде строительство традиционно воспринималось как этап возведения здания или сооружения. Сегодня границы этого понятия расширены. Мы несем профессиональную ответственность на всех этапах создания и интеллектуального управления жизненными циклами среды обитания человека. Это требует не только внедрения технических инноваций, но и решения практически всех актуальных проблем жилищно-коммунального комплекса. Ресурсная и энергетическая эффективность, безопасность, экология, перспективное развитие территорий и такое понятие, как «умный город», – теперь все это включает в себя синергетическая отрасль – строительство. В связи с этим нам предстоит по-новому взглянуть на отраслевое профобразование.

 Актуальны ли сегодня научно-исследовательские институты (НИИ) и помогают ли они развитию отраслевой науки?

– Сегодня у подавляющего большинства НИИ, к сожалению, нет достаточного ресурса, чтобы развивать отраслевую науку на уровне, соответствующем современным требованиям. А вот ряду университетов, в том числе и нашему, в этом смысле повезло. Мы участвовали в реализации нескольких знаковых проектов Министерства образования и науки. В 2007 году университет стал победителем конкурса инновационных образовательных программ, заработав таким образом первые 500 млн рублей на развитие профессионального образования и научных исследований. А в 2010 году на конкурсной основе мы вошли в число 29 вузов страны, удостоенных высокого статуса «национальный исследовательский университет». Благодаря этому государство вложило в научную инфраструктуру МГСУ еще 1,8 млрд рублей.
Сегодня мы обладаем широким спектром лабораторного оборудования в составе наших научно-образовательных центров, которое соответствует самым высоким мировым стандартам. Но это не значит, что мы не сотрудничаем с профильными НИИ. Наоборот, сегодня, пожалуй, впервые в новейшей истории мы разговариваем с ведущими отраслевыми институтами на одном языке, вместе ставим и решаем актуальные задачи развития прикладной отраслевой науки.

 Сколько мест в МГСУ обеспечено бюджетным финансированием?

– В этом году у нас порядка 1800 – это госзаказ, плюс 750 абитуриентов заключили договоры на платную форму обучения. На первый курс мы в общей сложности зачислили более 2500 студентов, не считая заочников, прием которых еще не завершен.
Если говорить о количестве бюджетных мест, то оно, к счастью, в последние годы остается неизменным. При этом постепенно уменьшается число обучающихся бакалавров, а за счет этого увеличивается число прикладных бакалавров и магистров.

 Университет реализует программу двойного диплома?

– У нас есть программы, когда выпускник получает дипломы сразу двух вузов. Однако это требует от студента очень серьезной работы. Активно развиваются и программы так называемого «включенного обучения», когда молодые люди выезжают за рубеж и учатся там, например, семестр или год, а затем возвращаются к нам и по завершении учебы получают диплом МГСУ. Но при этом им засчитывается курс прослушанных за границей дисциплин. К тому же такие студенты получают хорошую практику по освоению иностранного языка.
В МГСУ сегодня действует более 70 договоров о сотрудничестве с ведущими техническими вузами по всему миру.

 Насколько велик конкурс при поступлении в университет?

– В этом году к нам в университет пришли поступать почти 10 тыс. человек. Конкурс, каковым он был в советское время, сегодня потерял свое значение, поскольку абитуриенты имеют право подавать документы сразу в несколько вузов. Поэтому количество поступающих на одно место можно вычислить лишь приблизительно. По различным специальностям конкурс нынешнего года составил от 4–5 до 20–30 человек на место.
В университете есть специальности, связанные со строительством уникальных зданий и сооружений, архитектурой, традиционно пользующиеся очень большой популярностью, поэтому конкурс на них самый высокий.
У МГСУ сложились хорошие отношения с руководителем стройкомплекса столицы Маратом Хуснуллиным. Он много раз бывал у нас, выступал перед студентами и даже предполагает читать им лекции. Глава стройкомплекса рассказал, что к нему часто обращаются строители и бизнесмены с просьбой найти для них управляющих проектами – девелоперов, которые, по сути, должны совмещать знания строителя, экономиста, юриста и менеджера. Сегодня мы готовим таких специалистов. И абитуриенты проявляют к подобной профессии повышенный интерес.

 Насколько активно западные фирмы, работающие в области строительных технологий, интересуются разработками МГСУ?

– Мы всегда представляли интерес для западных фирм. Университет активно сотрудничает с рядом ведущих отраслевых зарубежных предприятий. Например, наш НИИ строительных материалов и технологий сегодня фактически формирует российский рынок сухих строительных смесей, занимаясь его нормативным обеспечением, разработкой новых технологий и рецептур, созданием новой линейки продукции. Новый тренд отрасли – беспыльные сухие смеси, где также используется технология, разработанная в МГСУ.
Стоит отметить и выход университета в области разработки сухих строительных смесей на международный рынок. Например, сухие смеси, применяемые при отрицательных температурах, быстротвердеющие гипсовые полы – это новые продукты, которых раннее не было на европейских рынках. Теперь это неотъемлемая составляющая ассортимента сухих строительных смесей, выпускаемых ведущими мировыми производителями. И эти примеры далеко не единственные.

 Какова роль спонсоров в развитии университета?

– Мы благодарим наших спонсоров, членов попечительского совета университета, за помощь. Однако считаю, что резервы нашей совместной работы далеко не исчерпаны. Просто дать деньги – это не тот путь, который выбирает сегодня руководитель крупного предприятия. Мы должны предложить ему четкий проект, в котором он сможет реализовать собственные идеи. Именно такую систему взаимодействия со спонсорами мы и выстраиваем сегодня в университете.

 Какую внутривузовскую жизнь предлагает МГСУ студентам, чем они могут занять себя в свободное от учебы время?

– МГСУ традиционно акцентирует внимание не только на образовании. Это и молодежная политика, и патриотическое воспитание. Формирование культурной, разносторонней и нравственной личности – не менее важная задача. Университет предоставляет студентам большие возможности для раскрытия своих талантов. В течение многих лет МГСУ занимает первое место в московских студенческих спортивных играх, оставляя далеко позади все именитые столичные вузы. Мы культивируем более 80 видов спорта, у нас есть собственный спортивный дворец. Реализуя федеральную Адресную инвестиционную программу, в следующем году мы завершаем строительство уникального легкоатлетического манежа, где к тому же можно будет проводить международные соревнования.
Несколько лет назад мы возродили движение студенческих строительных отрядов, которое набрало силу. Наши стройотрядовцы работали фактически на всех знаковых стройках страны. Среди них – космодром «Восточный» Ростовская и Нововоронежская атомные станции, Бурейская и Зейская гидроэлектростанции и, конечно, стройки Москвы и Подмосковья, а также объекты, возводимые на территории университета. Студенты МГСУ принимали участие в строительстве многих уникальных объектов зимней Олимпиады в Сочи.
Сегодня мы возрождаем КВН, возникший много лет назад именно в наших стенах, в МИСИ. При активной поддержке нашего отраслевого министерства мы готовим сильную команду и надеемся вскоре вновь появиться на телевизионных экранах.

 Вы являетесь одним из самых молодых ректоров ведущего российского университета. В чем вы ощущаете свое преимущество?

– Молодость – это единственное преимущество, которое, к сожалению, быстро проходит. Даже среди коллег, ректоров архитектурно-строительных университетов, двое – моложе меня. Так получилось, что нескольких отправных точек мне удалось достичь раньше, чем это принято. Не считаю это исключительно личной заслугой. Мне в жизни очень повезло с учителями. Моим наставником, научным консультантом, был профессор Александр Гусаков, вместе с которым в 2003 году я в 28 лет защитил докторскую диссертацию. Это стало серьезным достижением, после которого передо мной открылись отличные перспективы – свой факультет и научный центр.
В 2004 году я стал ответственным секретарем Ассоциации строительных вузов (АСВ) и познакомился со всеми ректорами, общение с которыми постоянно обогащает. Пять лет проработал проректором в команде ректора МГСУ, академика Валерия Теличенко, занимающего сегодня пост президента университета. Я считаю его своим наставником и благодарен ему за доверие и практический опыт управления знаковыми проектами, университетом. Поэтому на выборы ректора шел уже с достаточным, на мой взгляд, опытом административной работы. Хотя и сегодня не стесняюсь обращаться за советом к коллегам, продолжаю учиться.

 Будучи ректором, вам хватает времени на себя, на семью?

– Ректор не принадлежит себе. К этому нужно быть готовым и воспринимать ситуацию соответственно. Сегодня это моя миссия. Я благодарен нашему коллективу за то, что теперь причастен к судьбе родного университета в качестве его руководителя. Для меня это большая честь.

 Наука в вашем лице сильно пострадала от того, что вы стали ректором?

– Думаю некорректно таким образом оценивать науку. Пострадал скорее я, чем она, поскольку не развиваюсь как ученый теми темпами, которыми хотел бы. Поэтому возможность общаться с учениками, аспирантами, формировать собственную научную школу для меня теперь огромная ценность.