Приезжая сила - Московская перспектива

Приезжая сила

Приезжая сила
Приезжая сила
Как москвичам и мигрантам перестать ненавидеть друг друга

Больше всего мигрантов – около 40% – занято в московском строительстве. В ЖКХ – 10%, дальше идут промышленность, городской транспорт, здравоохранение, финансовая сфера, общественное питание, работа в домашних хозяйствах. Такие оценки привели демографы на конференции «Город разных культур», прошедшей в институте «Стрелка». Там же шел разговор о том, как москвичам и приезжим перестать ненавидеть друг друга, если уж нам друг без друга не обойтись.

«Москвичи не идут на стройку»

Одна из главных претензий, предъявляемых москвичами мигрантам, – конкуренция за рабочие места. Почти 40% опрошенных жителей столицы считают, что мигранты «занимают рабочие места, нужные нашему населению». На самом деле, говорит Юлия Флоринская, ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, представления москвичей о засилье мигрантов и миграционном демпинге зарплат на рынке труда сильно преувеличены.
Так, судя по опросам, лишь 7% москвичей столкнулись с ситуацией, когда их не взяли на работу, а взяли мигранта. Это были москвичи, претендовавшие на неквалифицированные рабочие места: уборщица, курьер, грузчик, дворник, продавец. Подобные вакансии в большом количестве присутствуют в общероссийском банке вакансий Москвы. Так же устойчиво сохраняется в столице спрос на ряд квалифицированных рабочих специальностей – арматурщика, бетонщика, монтажника, плотника, каменщика и т.д.
Другое дело, что большинство предлагаемых зарплат не превышает 20 тыс. рублей (хотя есть и выше), что для москвичей явно недостаточно, а мигранты на такой заработок соглашаются.
Невысокую конкуренцию москвичей с мигрантами за рабочие места подтверждают и московские работодатели, часть их высказываний привели на конференции.
«Я считаю, что конкуренции нет. Вот у нас в организации люди получают по 30–40 тыс. рублей, а в регионах русские люди получают по 6–10 тыс., и все равно они не оторвутся от семьи и не поедут сюда на заработки».
«Москвичи не идут на стройку. Вот у меня есть два строителя, но им по 62 года, и когда они уйдут, то рабочих из Москвы не останется».
«Я считаю, что в России конкуренции нет. Мы защищаем российского работника, а есть ли он, российский работник, на ту сумму денег, на ту квалификацию; говорят, что все занимают рабочие места, а на самом деле этого нет».

Няни – из Украины, строители – из Молдавии

Несмотря на то что мигрантов в столице не любят, труд их москвичами явно востребован. Каждый третий опрошенный так или иначе использовал труд мигрантов в течение последних трех лет. Чаще всего – при строительстве и ремонте дач и квартир, работе на дачных участках.
При ремонте и строительстве москвичи предпочитают нанимать мигрантов из Украины, Белоруссии, Молдавии – 51% имели такой опыт, в меньшей степени – мигрантов из Средней Азии – 40%, остальные используются единично.
К работе на дачных участках, наоборот, в основном привлекают мигрантов из Средней Азии (видимо, это дешевле, к тому же не нужна особая квалификация) – 87% москвичей нанимали мигрантов из этого региона, гораздо реже – из Украины, Белоруссии, Молдавии.
Совершенно другой подход к найму нянь для детей, здесь две трети нанимаемых – мигранты из Украины, Белоруссии, Молдавии. Вероятно, играет роль знание русского языка и близость культур.
При этом легально оформлять отношения с мигрантами москвичи не спешат: 83% опрошенных имели лишь устную договоренность о работе с нанятым в домохозяйство мигрантом.
Не многим лучше и ситуация с наймом мигрантов юридическими лицами – две трети опрошенных мигрантов, занятых в организациях, не имели официального договора со своим работодателем. Такая ситуация оборачивается проблемами для каждой из сторон. Страдают и москвичи, которые не имеют юридических гарантий соблюдения договоренности со стороны работника-мигранта. Страдают и мигранты, которые не застрахованы от недоплат и обмана со стороны работодателя, а неофициальное оформление не позволяет международным мигрантам продлить свое легальное пребывание в Москве. К тому же и в том и в другом случае не платятся налоги.

«Живут на территории фабрики»

Около 5% опрошенных москвичей когда-либо сдавали жилье в аренду мигрантам. Немного выше эта доля среди тех москвичей, кто испытывает материальные трудности.
Арендодатели в подавляющем большинстве игнорируют требования закона, сдавая жилье без регистрации съемщиков: 97% опрошенных москвичей заявили, что никогда не регистрировали у себя ни внутренних, ни внешних мигрантов; только 0,7% арендодателей когда-либо регистрировали мигрантов в сдаваемом жилье. Как при таком расхождении официальных требований и реальной ситуации будет реализовываться принятый закон об ужесточении требований к регистрации (так называемый «закон о резиновых квартирах»), неясно.
Больше 40% опрошенных мигрантов, не имевших регистрации в Москве, заявили, что не смогли зарегистрироваться, так как работодатель или хозяин снимаемого жилья отказался их регистрировать. Таким образом, если международный мигрант желает соблюсти российское законодательство и встать на миграционный учет, он вынужден регистрироваться с помощью своих знакомых, родственников, посредников за деньги.
По опросу мигрантов, средняя цена регистрации составила около 2400 рублей, притом что официально эта процедура бесплатна. Соответственно это приводит к тому, что адрес регистрации и адрес проживания мигрантов редко совпадают. Данный факт подтверждается опросом самих мигрантов – 73% из них заявили, что не живут по адресу, по которому зарегистрированы. При сегодняшних подходах это уже рассматривается как правонарушение.
В Москве сегодня нет приемлемых по условиям проживания недорогих общежитий семейного типа или для мигрантов-одиночек (причем не только для иностранцев, но и для внутренних российских мигрантов). До сих пор единственной альтернативой квартирам, снимаемым совместно большим числом мигрантов, остаются здания заброшенных фабрик и заводов, подвалы жилых домов, расселенные пятиэтажки, вагончики. Так живут 40% мигрантов.

Из опросов работодателей:

«А у нас работники прямо на территории фабрики живут. А если приезжает ФМС, то мы говорим, что они приехали с ночной смены и просто здесь отдыхают».
«К нам приехали сотрудники ФМС – 7 человек. Обнаружили около 40 рабочих без разрешений на работу, предложили руководству стройки заплатить 2 млн рублей «без оформления». Итог – получили деньги и «не заметили» нарушений».
«Руководители стройкомплекса приехали на московскую стройку – проконтролировать и осмотреть ее. В это время в подвал на стройке спрятали всех нелегальных рабочих – несколько десятков. Люк в подвал закрыли, лестницу вынули наружу. После осмотра всех рабочих выпустили из подвала».
Чтобы создать действительно приемлемую альтернативу, говорит Ольга Вендина, ведущий научный сотрудник Лаборатории геополитических исследований Института географии РАН, Москве необходимо строить доходные дома, как это уже делает Санкт-Петербург, с недорогими койко-местами (порядка 6–8 тыс. рублей в месяц – столько в среднем готовы платить сейчас мигранты за жилье) или семейными комнатами.
Работодатели, оплачивающие своим работникам такое жилье, должны получать преференции при получении разрешений на наем мигрантов, иначе у них не будет заинтересованности в подобных проектах. Строить такие дома необходимо точечно, тщательно выбирая место их расположения, чтобы не возникало целых «мигрантских поселе
ний», вызывающих недовольство местных жителей и благоприятствующих возникновению криминального бизнеса.

Запретами миграцию не остановишь

«Сегодня, когда запрещают все и везде, велик соблазн так же просто решить и вопрос с приезжими, – говорит Жанна Зайончковская, ведущий научный сотрудник Центра демографических исследований ВШЭ. – На этих настроениях охотно играют политики накануне разных выборов, при этом отлично понимая, что закрыть Москву не мог никто и никогда».
Прописку в столице впервые запретили в 1958 году. До закрытия прописки население Москвы ежегодно прирастало за счет мигрантов в среднем на 100 тысяч. Один год после новых правил их стало меньше – около 60 тысяч. Но уже на следующий стало прибывать по 120–130–140 тыс. в год. «Приходил директор ЗИЛа в горком партии и говорил: либо вы мне разрешаете нанять 20 тыс. рабочих для новых цехов, либо не будет вам ни цехов, ни продукции. Таким же образом поступали многие другие директора предприятий», – поясняет госпожа Зайончковская. Собственно, примерно так же происходит и сегодня – только идут не в горком партии, а в мэрию и в ФМС.
Чуть раньше пытался ограничить рост населения Москвы Сталин. В столичном Генплане 1935 года он утвердил границы города в пределах Окружной железной дороги (ныне Малое кольцо железной дороги) и – чтобы не больше 5 млн жителей. Но когда стали составлять следующий Генплан, оказалось, что 3 млн человек поселились снаружи этой «сталинской» границы. По сути, это тоже была Москва, но туда недотягивалась инфраструктура, существовали трудности с подвозом рабочих для московских заводов, и правительство вынуждено было раздвинуть границы города, признать «понаехавших» москвичами.
Казалось бы, урок должен быть усвоен. Запретами миграцию не остановишь – это процесс экономический, социальный, – но и сегодня практически все государственные СМИ и предвыборные кампании работают против мигрантов. Озвучивают прежде всего миграционные риски, негативные тенденции, которые, безусловно, есть, и почти не обращают внимания на позитив.
Сейчас в мире ведется рейтинг потенциала городов. Москва – лишь в начале третьего десятка. По выводам бюро, которое составляет мировой рейтинг, «численность населения Москвы недостаточна для того, чтобы быть экономическим и финансовым мотором развития всей России», и что из-за этого отстают и темпы развития России. Этот вывод абсолютно противоречит массовому мнению, бытующему среди москвичей, что столица переполнена приезжими.
«Москвичам хочется, чтобы их город закрыли стеклянной банкой, но это стагнация, прекращение роста. Это путь вниз, а не вверх, – уверена Жанна Зайончковская. – Сегодня Москва, освобождая территории от устаревших производств, должна дать больший простор интеллектуальному и творческому труду. А значит, опять принять мигрантов – талантливые люди рождаются не только в Москве. Чтобы поддерживать потенциал всей страны, Москва должна принимать этих людей, давать им простор для развития их творческих способностей».