Зодчий из Мансуровского переулка - Московская перспектива

Зодчий из Мансуровского переулка

Зодчий из Мансуровского переулка
Зодчий из Мансуровского переулка
Александр Кузнецов строил заводы, институты и особняки

Создателю многих промышленных, учебных, деловых зданий в Москве, архитектору Александру Кузнецову 5 сентября исполнилось 140 лет со дня рождения. Яркими явлениями российского зодчества начала ХХ века стали также особняки текстильных фабрикантов и собственный дом мастера в Мансуровском переулке.

Александр Кузнецов родился в Санкт-Петербурге, там же окончил в 1896 году Институт гражданских инженеров – старейшее в России высшее учебное заведение по подготовке архитекторов и строителей. Однако поработать в своем родном городе ему не пришлось: после получения второго высшего образования в Берлинском политехникуме Кузнецов переехал в Москву. Здесь молодой архитектор был замечен двумя мастерами модерна, будущими классиками этого стиля – Львом Кекушевым и Федором Шехтелем. У каждого из них Кузнецов работал помощником, а в 1900-е годы стал преподавателем (вскоре и профессором) Московского высшего технического училища. В нем он вместе с Виктором Весниным основал архитектурный факультет, давший стране немало талантливых зодчих.
Начало ХХ века было ознаменовано небывалым строительным бумом. На квалифицированных архитекторов возник значительный спрос. Александр Кузнецов быстро нашел свою нишу: он стал специализироваться на промышленных, деловых и учебных зданиях. В числе его работ – Дом московского политехнического общества в Малом Харитоньевском переулке, здание заводоуправления и корпуса завода АМО (нынешний ЗИЛ), библиотека и текстильная лаборатория МВТУ. Ровно сто лет назад, в начале Первой мировой войны, по его проекту на Рождественке достраивались мастерские Строгановского училища, ныне известные как Кузнецовский корпус МАрхИ. Это здание – одна из лучших работ в наследии архитектора.
После революции Кузнецов в составе архитектурных коллективов проектирует комплекс Центрального аэрогидрографического института, здания Всесоюзного электротехнического института и Московского текстильного института; чуть позже со своим давним другом и единомышленником В.А. Весниным работает над корпусом ЦКБ-29 (на улице Радио) – одного из ведущих авиационных конструкторских бюро страны. Один из исследователей называет Кузнецова «основателем отечественной школы промышленной архитектуры», создавшим «своеобразный индивидуальный стиль в рамках модерна на стыке с неоклассицизмом, экспрессионизмом и зарождавшимися рациональными тенденциями». Его технические методы во многом были новаторскими для своего времени: Кузнецов широко применял в своих постройках железобетон, металлические конструкции, стекло, кафельную плитку. Изобретенная им безбалочная железобетонная конструкция на одной из подмосковных фабрик была столь хорошо продуманна и рассчитана, что ее первый ремонт понадобился только через 60 лет.
Но этот мастер строгих функциональных сооружений иногда создавал здания и совсем другого рода. В числе работ Александра Кузнецова можно обнаружить и сельскую старообрядческую церковь, и павильоны Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1923 года, и частные особняки фабрикантов – тех, для кого архитектор проектировал здания текстильных мануфактур в Москве, Ногинске, Егорьевске и Вышнем Волочке. А став состоятельным человеком, Кузнецов обзавелся и собственным особняком – в Мансуровском переулке между Пречистенкой и Остоженкой. Он построен на основе существовавшего там одноэтажного деревянного дома купчихи Воскобоевой (бывшее главное здание дворянской усадьбы ХVIII века). Этот дом с прилегающим участком Кузнецов приобрел в 1915 году. Район же был выбран из-за близости к частной гимназии Алферовых в Хамовниках, куда поступила старшая дочь архитектора.
«Меленький пятиоконный дом очень приглянулся Кузнецову. Именно такой старый ампирный особнячок как нельзя лучше подходил для реализации планов по обустройству усадьбы», – читаем в путеводителе по району. Новый владелец хотел создать целостный и запоминающийся архитектурный ансамбль в тихом переулке Москвы – кстати, по соседству с деревянным домом братьев Топлениновых, у которых будет часто гостить в 20-е годы Михаил Булгаков. Другим соседом Кузнецова стал генерал Брусилов, живший в не сохранившемся до наших дней доме.
План перестройки дома в Мансуровском переулке Кузнецов разработал сам и тщательно следил за ходом работ. В результате главный дом удлинился в глубину двора и приобрел огромное окно-портик, украшенное декоративными барельефами венков. Архитектор радикально перепланировал внутренние помещения, создав по своему вкусу кабинет-мастерскую с камином и «спрятанной» за ним арочной нишей с балкончиком. Гостиная была декорирована под ампир, столовую же хозяин оформил в неорусском стиле (полукруглое окно со стрельчатым переплетом и печь с изразцами, украшенными императорскими гербами). Дом семья сумела сохранить за собой в период национализации недвижимости, правда, на какое-то время хозяев «уплотняли». Мини-усадьба в Мансуровском так и осталась частным владением семьи Кузнецовых. В советской Москве это был редчайший случай! В доме, сохранившем и внешний облик, и интерьеры, и сегодня живут потомки архитектора. Здание стоит на государственной охране как объект культурного наследия федерального значения.
Дом Кузнецова сыграл небольшую, но весьма памятную роль в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс». В нем режиссер поселил незадачливого жениха, почтового чиновника Карандышева. Кстати, эта экранизация Островского – не единственный фильм, снимавшийся в хорошо обжитом дворе кузнецовского дома. Английские кинематографисты как-то работали здесь над «Обломовым». В наши дни сюда обязательно приводят экскурсантов гиды, рассказывающие о кино-Москве.