Жить в «зеленых» домах и работать в «зеленых» офисах - Московская перспектива

Жить в «зеленых» домах и работать в «зеленых» офисах

Жить в «зеленых» домах и работать в «зеленых» офисах
Жить в «зеленых» домах и работать в «зеленых» офисах
Антон Кульбачевский о новой экологической стратегии до 2030 года

В ближайшие месяцы столичные власти планируют принять новую экологическую стратегию до 2030 года. Документ практически готов, вскоре он поступит на согласование в профильные ведомства. Новая экологическая стратегия коснется всех сфер жизни москвичей, а ее главная цель – улучшение здоровья горожан. О том, что собой представляет эта стратегия, корреспонденту «Московской перспективы» Светлане Баевой рассказал глава департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский.

Как проходила подготовка новой стратегии, чем не устраивала столичные власти прежняя?

– В Москве экологическую доктрину разработали еще в 2005 году, но когда через шесть лет мы стали ее анализировать, выяснилось, что она не выдерживает никакой критики. После прихода в мэрию новой команды во главе с Сергеем Собяниным в городе существенно поменялись подходы к теме экологии, появились новые экономические механизмы. В связи с этим мы и начали готовить новую стратегию. И мэр, и экологи из общественных организаций, с которыми мы сотрудничаем, ожидали какого-то новаторского документа. Но опираться нам было особо не на что, поэтому на разработку новой доктрины ушло порядка трех лет. Этот документ кардинально меняет отношение его жителей, бизнеса, власти к экологическим вопросам. Новая стратегия обсуждалась с общественностью, с экологами, с учеными. Единственное, что нам осталось, это согласовать ее со структурными подразделениями правительства Москвы. После этого стратегия должна найти отражение во всех городских госпрограммах: в «Жилище», в программах здравоохранения, капитального строительства, транспортной и т.д.

В чем конкретно заключается новаторство документа?

– Основной аспект экологической стратегии – баланс между сохранением природы и ее разумным, контролируемым использованием. Главный индикатор – состояние здоровья населения. Ведь установлено, что для здоровья населения важную роль играют разные факторы – наследственность, образ жизни и, конечно, окружающая среда, в которой живет человек.

Какими средствами планируется этого достичь?

– Без экономических предпосылок решить задачу невозможно. Мы определили формулу Э + Э – экология плюс экономика – и говорим о том, что без экономических регуляторов внедрить новые экологические технологии невозможно. Поэтому мы вводим такое понятие, как экосистемная услуга. Чем качественнее экологическая среда, тем больше объем этих услуг – чистый воздух, чистая вода и т.д.

Получается, что воздух и вода в новой экологической стратегии – это услуги?

– Да, экоуслуги – это услуги, которые оказывает нам природа. Условно говоря, благоприятная окружающая среда в настоящее время может быть только при условии, что в Москве проживали бы два миллиона человек, но мы прекрасно понимаем, что в городе не два миллиона, а 12, а то и больше. В результате антропогенная нагрузка на окружающую среду колоссальная, но природа сама не справится, поэтому мы ей помогаем. Наша задача и задача правительства Москвы – найти экономические стимулы для поддержания природной среды – воздуха, воды, почвы, зеленых насаждений – в благоприятном состоянии. Но невозможно это делать только за счет бюджета, нужно, чтобы на рынке экоуслуг появились и коммерческие компании. Примерно треть бюджета города работает на экологию, напрямую выделяется около 25 млрд рублей в год на улучшение качества природной среды. Имеется в виду экологическая деятельность разных профильных структур – нашего департамента, департамента ЖКХ, префектур и т.д.

Все деньги тратятся на сохранение зеленых насаждений, на обеспечение качества воды, на утилизацию отходов, но бюджет не резиновый. Сколько бы мы ни тратили денег на экологию, если 12 миллионов человек не задумаются о ней, это ничего не даст. Например, Мосводоканал доводит до квартиры москвича воду определенного качества, которая по всем международным нормативам считается питьевой, но многие люди ее не пьют. Они платят за воду, используют ее в повседневных нуждах, но при этом покупают специальные фильтры. Фирмы, которые производят эти фильтры, и есть поставщики экоуслуг. Задача города – заинтересовать производителя, чтобы он делал фильтры более качественными и более дешевыми, доступными. Все москвичи должны быть обеспечены сферой экоуслуг.

То есть согласно новой стратегии москвичи сами должны стать активными получателями этих услуг и улучшить тем самым окружающую среду?
– Например, строится школа, приходят родители и говорят, что их не устраивает, что на территории рядом мало деревьев. При этом территория соответствует городским стандартам по озеленению. Родители могут собрать деньги и высадить возле школы сад. В Москве есть уже примеры детсадов и школ, территории которых превращались в зеленые зоны за счет родителей или спонсоров. При этом и само учебное заведение становится престижнее, и спрос на его услуги повышается.

В стратегии есть пункт, предлагающий сделать городские автобусы электрическими или газовыми. По вашему мнению, это реально?

– Хотелось бы, чтобы по Москве ездили только электрические автобусы или автобусы, которые заправляются газом. Ведь это топливо минимизирует воздействие на окружающую среду, в разы уменьшает вредные выбросы. Сейчас серийного производства автобусов, работающих на электричестве, нет, но мы отслеживаем данный вопрос. Отвечать за парк Мосгортранса можно, он постоянно обновляется. Я думаю, что в ближайшие годы в Москве появятся электроавтобусы сначала в экспериментальном порядке, а потом они начнут заменять обычные. Но столичный трафик Мосгортрансом не ограничивается. Поэтому нужны и сдерживающие меры. Например, в сентябре 2015 года в Москву будет ограничен въезд грузового транспорта и автобусов класса Евро-3. Однако это лишь одна из мер для улучшения состояния атмосферного воздуха, а таких мер и тактических задач может быть и тысяча. Мы надеемся на то, что к 2030 году у нас на 30% снизится количество выбросов, то есть на 300 тысяч тонн вредных веществ в год станет меньше поступать в атмосферу. При этом мы прогнозируем рост автопарка в городе.

Какие меры будут предприняты для сохранения и, возможно, увеличения зеленых зон в столице?

– На данный момент в границах старой Москвы 54% территории покрыто зелеными насаждениями (в новой Москве ситуация иная, там застроено всего около 10%). Для мегаполиса это очень неплохой показатель, мы опережаем многие европейские города и мировые столицы. Но за счет промзон, где сейчас начинается глобальная реконструкция, мы надеемся, что число озелененных территорий увеличится до 60%. Может быть, какой-то скептик скажет, что увеличение всего лишь на 6% за 15 лет – это смешно. Но в Москве настолько плотная застройка, что даже эти проценты отвоевать у города – большой успех. Однако нашей основной задачей является улучшение качества зеленых зон. Сейчас качество деревьев, кустарников, газонов, которые достались нам по наследству, не выдерживает никакой критики. Нам нужно очень многое менять в городе, чтобы зеленые зоны выполняли свою экозащитную функцию в полном объеме. Основное озеленение города проходило в 50–60-е годы. Прошло уже более 50 лет, а для городского дерева это срок, когда оно уже перезрело и требует замены.

Планируются ли меры по улучшению состояния столичных водоемов, рек?
– Все мероприятия, которые подразумевает новая экологическая стратегия, – комплексные. Нельзя очистить воду, не очистив воздух. Что касается конкретно водных объектов, то одна из важных задач – реабилитация малых рек: Яузы, Сходни, Чермянки, Керосинового ручья и других. Также планируется расчистка и благоустройство водоохранных зон. Какие-то речки мы освободим из коллекторов. Конечно, речь идет не обо всех реках, а об их участках – 100–200 метров. Целиком реки мы освободить не можем, ведь они уже являются частью системы Мосводостока. Мы можем убрать нефтепродукты, мусор, но дальнейшее восстановление рек – задача самой природы, а это длительный процесс.

Какие нововведения готовит экологическая стратегия Москвы столичному стройкомплексу?

– Мы очень плотно сотрудничаем и взаимодействуем с департаментом градостроительной политики Москвы. Прежде всего это касается законотворчества. Например, сейчас мы работаем над законом о недрах, который должен четко разделить полномочия между стройкомплексом и нашим природоохранным ведомством. Логично было бы, чтобы добыча грунта из недр относилась к нашему департаменту, но освоение подземного пространства без добычи – это полностью вопрос стройкомплекса. Сейчас нет такого четкого разграничения, если строители «уходят под землю», то их работа автоматически попадает под закон о недрах. Иногда из-за этого трудно ввести объект в эксплуатацию. Мы хотим убрать лишние административные барьеры, тем более что со временем строительство все больше и больше будет вестись под землей, например, стоянки, тоннели. Поэтому мы совместно со строителями готовим поправки в законодательство. Возможно, представим этот закон новому составу городской Думы уже в этом году.

А если говорить о более далекой перспективе?

– Также мы очень активно работаем над внедрением «зеленых» технологий, стандартов для строительства. Это очень серьезный пласт работы. Мы понимаем, что не всегда строители в борьбе за снижение себестоимости применяют современные, экологически чистые строительные материалы. Поэтому мы сейчас совместно со стройкомплексом разрабатываем «правила игры». Хотим начать внедрение «зеленых» стандартов, которые в Европе уже существуют. Хотя бы применять их при строительстве социальных объектов, детских садов, школ.

Ведем работу и с госзаказами. Наша цель, чтобы на уровне технического задания было прописано соответствие стройматериалов и работ определенным «зеленым» стандартам. Ведь в «зеленом» офисе или доме человек и чувствует себя намного лучше. Кроме того, «зеленое» строительство подразумевает энергосбережение, системы очистки воздуха, сохранения тепла. На первый взгляд может показаться, что цена квадратного метра в «зеленом» доме на 20–30% дороже, чем в обычном. Но при эксплуатации и содержании здания эти деньги возвращаются, больше того, получается очень неплохая экономия. Задача нашей экологической стратегии заключается в том, чтобы к 2030 году «зеленое» строительство вошло в нашу жизнь и стало повсеместным. Наши жители заслуживают того, чтобы жить в «зеленых» домах и работать в «зеленых» офисах.