«Хочу пожелать ИНГЕОКОМу, чтобы у компании всегда была работа» - Московская перспектива

«Хочу пожелать ИНГЕОКОМу, чтобы у компании всегда была работа»

«Хочу пожелать ИНГЕОКОМу, чтобы у компании всегда была работа»
«Хочу пожелать ИНГЕОКОМу, чтобы у компании всегда была работа»
Илья Маковский о своих коллегах, способных решить задачи любой сложности

21 июня строительно-инвестиционный холдинг «ИНГЕОКОМ» отмечает юбилей. Для фирмы, основанной группой молодых геологов, обосновавшихся в одной комнатке старого здания в Яковоапостольском переулке, 25 лет – солидный возраст. О том, как небольшая компания развивалась, переживала трагедии и брала небывалые высоты, о настоящем и планах на будущее обозревателю «Московской перспективы» Юлии Игнатьевой рассказал вице-президент ЗАО «Объединение «ИНГЕОКОМ» Илья Маковский.

Экстраординарные люди

Илья Вениаминович, на субботу назначены торжества, а вы уже знаете, как коллектив будет отмечать день рождения ИНГЕОКОМа?

– 25-летний юбилей – праздник каждого сотрудника нашей компании. 21 июня, в день ее создания, мы в полном составе и с гостями, чья жизнь связана с ИНГЕОКОМом, соберемся все вместе. Подробности организаторы держат в тайне, сценария я не знаю. Но надеюсь, праздник будет неформальным и люди смогут пообщаться и порадоваться от души.

Готовите речь? Или тост?

– Если предоставят слово, скажу, что на душе. Вспомню людей, с которых все начиналось. В ИНГЕОКОМе еще трудятся несколько человек, которые были свидетелями его рождения. Но в первую очередь нужно говорить о человеке, который основал эту компанию, – о Михаиле Семеновиче Рудяке. О нем есть что сказать, это был совершенно выдающийся человек. Будучи еще совсем молодым геологом, сотрудником института «Гидропроект», в 1989 году он с небольшой группой коллег решил создать эту компанию. Еще бы вспомнил также безвременно ушедшего от нас Александра Отариевича Геперидзе. Вместе с Михаилом Семеновичем он создал «СМУ ИНГЕОКОМ», которое с тех пор остается ведущим строительным звеном нашей компании. Сейчас дело Геперидзе продолжает его сын Отари Александрович.

У вас в компании существует преемственность поколений?

– Да, в ИНГЕОКОМе это имеет место. Михаил Семенович держал в своих руках все бразды правления, напрямую руководил всем. У него были помощники, был топ-менеджмент, но в конечном итоге все замыкалось на нем. В 2007 году, когда Михаила Семеновича не стало, ситуация была очень тяжелая. Кто-то уже начал посматривать в другую сторону, нам предрекали большие проблемы. Злые языки говорили, что компания развалится, не завершив начатые проекты. Но в тот момент старший сын Михаила Семеновича – Александр – проявил, может быть, не свойственную 25-летнему молодому человеку мудрость. Все его действия были направлены на сохранение ядра коллектива. Младшему сыну – Эрнесту – было 20 лет. Он очень талантливый юноша, у него светлая голова. И еще будучи студентом, он подключился к работе. Занимался производственной базой ИНГЕОКОМа, потом взял на себя руководство коммерческими проектами, торгово-развлекательным комплексом «Атриум». Потом появились новые инвестиционные проекты, и Эрнест Михайлович всем этим руководит. В тот трудный момент большую поддержку нам оказал Владимир Иосифович Ресин. Он, как первый заместитель мэра, курировал наши объекты, включая строительство Краснопресненского проспекта, комплекса «Москва-Сити», реконструкцию Крестовского путепровода и другие. Нам с ним было по-человечески комфортно работать.

Что было дальше?

– Когда Михаил Семенович еще был жив, к нам в компанию пришел молодой человек – Дмитрий Владимирович Евсеев. На должность руководителя проекта. Я начал к нему приглядываться. Смотрю, это экстраординарная личность. В то трудное время он сумел найти какой-то стержень и повел за собой компанию. И ведет до сих пор – уже в качестве президента ЗАО «Объединение «ИНГЕОКОМ». У него потрясающая интуиция – он чувствует ситуацию, смотрит вперед. Очень сильные организаторские способности, целеустремленность, настроенность на результат. Это то, что нужно. Но самое главное – он смог создать команду. Она процентов на 80 подобрана Евсеевым. Получился коллектив единомышленников, небезразличных людей, которые, не считаясь со временем, вкалывают, вкалывают, вкалывают. Сейчас ИНГЕОКОМ крепко стоит на ногах и демонстрирует положительную динамику развития.

А как вы попали в компанию?

– Я окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, факультет «Мосты и тоннели». Пошел по стопам отца (Вениамин Маковский – автор первых в СССР работ по технологии подземного строительства, разработчик проектов линий Московского метрополитена. – «МП»). Мой брат, который на два года старше, тоже окончил этот факультет и сейчас заведует кафедрой «Мосты и транспортные тоннели» в МАДИ. Я пришел в Метрогипротранс в 1966 году и проработал там до 1994 года. Из института я ушел, как говорится, в никуда. Однажды позвонил мой знакомый и сказал – есть очень интересная компания «ИНГЕОКОМ». Я пришел, кстати, в этот кабинет, где мы сейчас с вами находимся. За столом сидел Михаил Семенович Рудяк. Это случилось 2 апреля, а 1 апреля у него был день рождения. Кабинет вдруг набился людьми, которые рассказывали, как хорошо прошел этот день рождения. Все шумели, смеялись. И так между всеми этими шутками Михаил Семенович сказал: я знаю, кто вы, приходите к нам работать. И я пришел.

Каким был ваш первый объект на новой работе?

– В тот период ИНГЕОКОМ начал заниматься строительством торгового центра «Охотный Ряд» на Манежной площади. В то время – самый крупный в Москве подземный комплекс. Мне было очень интересно работать. Остро стоял вопрос о сроках. Объект должен был быть завершен к 850-летию Москвы, к 1997 году. Объект был суперсложный, ведь это самый центр Москвы. Вокруг – Кремль, университет, гостиница «Москва», Манеж, внизу проходит действующая линия метро, в земле множество инженерных коммуникаций… В период строительства торгового центра «Охотный Ряд» мы приобрели первые мощные буровые станки. Начали выполнять свайные работы. В конце концов все было сделано в срок.

На земле и под землей

С каких объектов начинался ИНГЕОКОМ?

– С канала имени Москвы. В начале 90-х Михаил Семенович просто пришел, как говорится, с улицы, в приемную директора канала. Секретарь спрашивает, зачем он пришел. Михаил Семенович сказал, что хочет попасть к начальнику. Он был очень обаятельный, умел расположить людей, поднять настроение, ему сложно было отказать. В какой-то момент директор звонит в приемную – пригласите такого-то. Тот человек не отозвался, а Михаил Семенович говорит: это я. И вошел в кабинет. Состоялся разговор, в результате которого ИНГЕОКОМ получил подряд на проведение реконструкции одного из шлюзов. Работы были выполнены очень хорошо, в сжатые сроки, с применением новых технологий.

Сейчас, если спросить у более-менее внимательных москвичей, что такое ИНГЕОКОМ, половина ответит – это метростроевцы. Расскажите, с чего началась эта эпоха?

– В 2000 году был объявлен конкурс на строительство, как тогда называли, мини-метро. Это линия от «Киевской» в «Сити». На конкурс вышли известные в Москве компании. ИНГЕОКОМ к тому времени хорошо зарекомендовал себя на Манежной площади. Мы решили всерьез бороться за этот подряд – и выиграли тендер. Абсолютно по-честному. Больше скажу, даже те люди, от которых в какой-то мере зависело решение, к нам всерьез не относились. Но мы дали такое предложение, что им некуда было деваться. Намного дешевле и, как всегда, с предложениями
по совершенствованию технологий. Сейчас конкурсы проводятся очень жестко. Есть параметры, по которым не допускаются никакие отклонения. А прежде можно было предлагать альтернативные решения, и мы этим пользовались. Давали наряду с конкурсным предложением еще и свои проработки, это производило впечатление. Порой мы выигрывали тендеры не столько за счет понижения цены, сколько за счет хороших технических решений. Сейчас, к сожалению, это уже невозможно, но это нас не останавливает. Словом, тот тендер на строительство ветки в «Сити» мы выиграли.

Станции «Выставочная» и «Международная» Филевской линии. Вы их строили вместе с Центральным ядром ММДЦ «Москва-Сити»?

– Строительство Центрального ядра – знаковый объект, мы выиграли подряд в консорциуме с другими компаниями. На нем работы начались существенно раньше. Объем гигантский – нужно было извлечь более 1,5 млн кубометров грунта, выполнить огромное количество свай, фундаментов и других конструкций. А потом внутри Центрального ядра мы должны были построить три станции метро, две из которых в основных конструкциях. Станция «Выставочная» мини-метро, а теперь Филевской линии была открыта в 2005 году. Спустя шесть лет мы выиграли тендеры на завершение строительства оставшихся двух. В прошлом году была введена в эксплуатацию станция «Деловой центр» Калининско-Солнцевской ветки, а сейчас у нас в работе «Деловой центр» Третьего пересадочного контура.

Но ваш первый опыт строительства метро был не в Москве.

– Для строительства тоннеля мини-метро нами был приобретен тоннелепроходческий механизированный комплекс фирмы LOVAT «Катюша», который использовался и для проходки перегонного тоннеля между станциями «Суконная слобода» и «Аметьево» метрополитена в Казани. Потом у нас появился еще один щит фирмы LOVAT – «Юлия», затем мы заказали два комплекса Robbins «Виктория» и «София». А последним мы получили французский щит NFM, который назвали «Натали».

«Катюша» на заслуженном отдыхе?

– Пока да. У нее диаметр обделки – 5,1 метра. Сейчас по нормативам перегонные тоннели должны быть большего диаметра. Но на соединительных ветках и ветках в депо допускаются тоннели меньшего диаметра, поэтому «Катюша» еще потрудится.

Сегодня у вас в работе северная часть Третьего пересадочного контура.

– Это очень большой объект по метрополитеновским меркам. В былые годы самой протяженной линией, которая строилась и вводилась целиком, была Серпуховская – от станции «Серпуховская» до «Южной», а затем до «Пражской». Это 13,9 километра. Наша линия – 13,7 километра. Мы выиграли тендер на участок Третьего пересадочного контура, и нам надо было приступать к строительству, а проектной документации не еще было. Изначально эта линия, состоящая из шести станций, должна была быть глубокого заложения. Но нам совместно с Метрогипротрансом удалось найти решение, чтобы поднять четыре станции ближе к поверхности. Это позволило быстрее освоить площадки, развернуть работы и сэкономить средства городского бюджета.

Вспомните, пожалуйста, какой-нибудь особенно сложный проект.

– Когда мы начали работы на участке Калининско-Солнцевской линии от станции «Деловой центр» до «Парка Победы», никто не понимал, откуда начинать строить тоннели. Здесь действующая станция метро «Выставочная», здания ММДЦ «Москва-Сити», Третье транспортное кольцо, улица Тестовская, набережная Москвы-реки. Мы были зажаты со всех сторон. Нам сказали: думайте сами. И мы придумали. Развернули нашу стройплощадку между Третьим транспортным кольцом и улицей Тестовской, где разработали котлован для двух монтажных камер шириной всего 8 метров. А длина щита с хвостовой частью – 90 метров. Поэтому нам пришлось пройти горным способом специальные выработки и поэтапно собирать щитовой комплекс.

А что на земле?

– Закончили реконструкцию двух магистралей – Варшавского и Ярославского шоссе. Сейчас в работе Рязанка. Ведем реконструкцию Центрального детского магазина на Лубянке, на территории новой Москвы в деревне Румянцево возводим комплекс зданий диспетчерского центра «Системный оператор Единой энергетической системы». Взялись за киноконцертный зал в Центральном ядре «Москва-Сити».

Расскажите про Сочи. Вы там немало построили, но главное – самые знаменитые теперь стадионы «Айсберг» и «Фишт».

– Можно долго говорить, что это была за стройка. Насколько было во всех отношениях болезненно, сложно. Но это знаковый суперпроект. Мы пошли на него – в данном случае точно не для того, чтобы заработать большие деньги. Для нас это был исторический этап.

В Сочи вы сработали на высшем уровне. Что обрели по итогам сочинской эпопеи?

– Если я скажу «всё» – это прозвучит как общая фраза. Но, по сути, так и есть. Мы научились, как правильно начинать стройку с нуля. Имеретинская низменность – болото, а на месте будущего стадиона стояли частные дома. Первым делом менее чем за год построили коттеджный поселок для переселенцев – «Село Некрасовское» на 114 домов. Потом стали думать, как быть с геологией. «Айсберг» размещался в наихудшем с точки зрения геологии месте. Разрабатываем грунт – котлован сразу затапливается. В проекте была предусмотрена плита, но на таком фундаменте дворец бы утонул. И мы начали делать свайное поле. Дальше перед нами была поставлена задача сделать «Айсберг» сборно-разборным. Поэтому дворец выполнен из металлоконструкций на болтовых соединениях – 15 тысяч тонн металла. На «Фиште» было много проблем в ходе строительства – то и дело менялись задачи. Словом, веселая была стройка. Но в итоге мы получили опыт строительства сложных объектов вне Москвы.

В чем разница?

– Надо было провести мобилизацию. Создать штабные структуры, производственную базу, организовать размещение, питание. Наши сотрудники поехали туда с семьями на несколько лет. И хотя Москва – главная наша строительная площадка, мы также смотрим и на другие регионы. Мы уже знаем, что делать, нас никакие объемы и сложности не пугают.

А морально что приобрели?

– В разгар работы начали появляться такие настроения: зачем мы в это ввязались, зачем нам эти проблемы? Я ребятам писал СМС: «Держитесь. Когда все это закончится, вы будете счастливы, как никогда прежде». Так и получилось.

Наверное, самооценка сильно выросла у «ребят»?

– Да. И особенно, когда на «Айсберге» наши олимпийцы начали получать золотые медали. Теперь ледовый дворец все называют не иначе как «Золотой Айсберг». Такие отзывы мы слышали от федерации, от тренеров…

Уважаем конкурентов

В 2002 году вы построили торгово-развлекательный комплекс «Атриум» – первый крупный проект, в котором вы выступили в качестве инвестора.

– Это действительно был новый опыт. В конце 90-х начался бум строительства коммерческой и особенно торговой недвижимости. И мы не могли остаться в стороне от этого тренда. У ИНГЕОКОМа есть и другие инвестиционные проекты – торгово-офисный комплекс на Земляном Валу, офисный центр на проспекте Мира и несколько других. Успешные проекты и выгодные инвестиции. Это как раз то, чем занимается председатель совета директоров ЗАО «Объединение «ИНГЕОКОМ» Эрнест Рудяк.

Кстати, а где был самый первый офис ИНГЕОКОМа?

– В этом же здании на другом этаже, одна комната. Потом это здание мы отстроили – и получился большой офисный комплекс. Мы всегда были здесь, в Яковоапостольском, и уезжать не хотим.

Расскажите о коллективе в целом. Есть ли у вас корпоративные традиции, какая-то особая этика?

– У нас принято вместе отдыхать, отмечать важные события – не только работать. Есть группы людей, которые вместе занимаются в аэроклубах, есть сообщества охотников, рыболовов. У нас действует принцип: никогда не обсуждать конкурентов в отрицательном регистре, даже внутри своего коллектива, за закрытыми дверями. Мы знаем, кто и что говорит о нас, но это не провоцирует нас говорить плохо о других.

В ИНГЕОКОМе работает порядка 6 тысяч человек. Что у вас с зарплатами, текучестью кадров? Переманиваете ли специалистов?

– Мне не нравится это слово. У каждого из нас есть знакомые, связи. И если мы видим ценного специалиста, то, как правило, стараемся вести себя корректно по отношению к своим коллегам из других компаний. Обычно, прежде чем человека всерьез тянуть к себе, мы обговариваем эти вопросы с руководством компаний, в которых они работают. Это не значит, что если нам откажут, мы прекратим свои попытки. Но это происходит достаточно мягко. Уходят от нас очень редко. Что касается зарплат, то их уровень выше среднего по рынку. Мы следим за этим. И еще хочу сказать: я не помню за все 19 лет, которые работаю
в ИНГЕОКОМе, чтобы зарплату задержали хотя бы на неделю. Это принципиальная позиция руководства.

Какую позицию компания занимает в Москве?

– Москва – наша главная стройплощадка. Мы активно взаимодействуем с правительством столицы. К нам на объекты на выездные совещания нередко приезжают Сергей Семенович Собянин и Марат Шакирзянович Хуснуллин. Помощь, которую они нам оказывают в решении сложнейших задач, трудно переоценить. Мы вплотную работаем с департаментом строительства города Москвы и другими городскими структурами. Мэром намечены колоссальные программы, которые только успевай осваивать. И мы к этому готовимся. Ищем новые технологии, закупаем оборудование.

Чего бы вы пожелали своим коллегам в связи с 25-летием
ИНГЕОКОМа?


– Хочу пожелать, чтобы у нас всегда была работа. Самое страшное в жизни – когда нечего делать. Хочу, чтобы люди получали удовольствие от своей работы. А еще – чтобы в семьях все было хорошо и здоровье не подводило.