Невоплощенные мемориалы - Московская перспектива

Невоплощенные мемориалы

Невоплощенные мемориалы

Как известно, с первых дней войны московские архитекторы и инженеры-строители приступили к разработке различных оборонных проектов. Выставка на Триумфальной площади напоминает об их работе по камуфляжной защите города от авианалетов, о строительстве фортификационных сооружений на подступах к столице. В ту же пору Алексей Щусев выполнил эскиз павильона боевых трофеев в ЦПКиО им. Горького.

Но в центре экспозиции находятся проекты другого рода. Уже в конце 1941 года, до окончания Битвы под Москвой, появились первые проектные предложения монумента Победы. Эскизы будущего пантеона Славы были в том числе и в рабочих блокнотах архитекторов, находившихся в тот момент в действующей армии, в госпиталях, в эвакуации. Эти черновые материалы впервые демонстрируются широкой публике.

Война словно раскрепостила фантазию инженеров и зодчих – они предлагали порой самые невероятные, утопические проекты. В этих набросках отразилось победное ликование, царившее в обществе в ту пору. Архитекторам казалось, что для страны, победившей в такой страшной войне, нет ничего невозможного, а миллионы погибших заслуживают самого великого в мире военного монумента.

Среди экспонатов заметное место занимают эскизы мемориала Победы, который архитектор Борис Иофан предлагал выстроить на месте Государственного исторического музея (по мнению автора проекта, его надлежало передвинуть на Никольскую улицу). Монумент представлял собой 16 пилонов, посвященных каждой союзной республике. В центре располагалась пятигранная колонна, завершенная скульптурным изображением «Фронт и тыл», олицетворяющим советский народ в годы Великой Отечественной войны. Красноармеец и рабочий держали знамена Победы с барельефами Ленина и Сталина. Архитектор полагал, что ради монумента «Торжественная встреча победоносных советских войск» можно пожертвовать исторической планировкой Красной площади.

Но проект Иофана выглядит «щадящим» в сравнении с планом Сергея Меркурова. Он предлагал установить на Красной площади памятник Победе титанических размеров. В качестве постамента для этого колосса известный скульптор предлагал использовать Сенатскую башню Кремля, а чтобы композиция лучше просматривалась издалека, не возражал против сноса ГУМа и Исторического музея. Памятник мог загородить Спасскую башню и совершенно подавить собой архитектурные шедевры Кремля. Руководство Госкомитета архитектуры СССР было шокировано планом ваятеля, специализировавшегося на гигантских памятниках Иосифу Сталину. Проект отправился в архив, а потом даже в монографиях о Меркурове его предпочитали не упоминать.

Из тех же архивохранилищ извлечен и представлен на выставке проект музея городов-героев в Москве. Его автор, архитектор Георгий Градов, стремился «распространить башенную идею Кремля» на весь центр города, «чтобы получить великий ансамбль великой столицы». В его проекте каждый из городов-героев должна была символизировать башня оригинальной архитектурной формы и с тематическим художественным оформлением. Тщательно продумывались их цвет и материал (Москва – башня золотая, Ленинград – красная, Севастополь – голубая, Одесса – белая, Сталинград – нержавеющая сталь). «Башни – наиболее значительные и решающие этапы Великой Отечественной войны», – писал архитектор на полях одного из своих эскизов. Кстати, самая необычная из придуманных им башен напоминает… небоскреб-«огурец» Нормана Фостера 30 St Mary Axe, построенный в начале ХХI века в Лондоне. Идею Градова о создании «созвездия башен» другие зодчие позже перевоплотили в план строительства семи высотных зданий. Именно они в определенном смысле стали первым в Москве архитектурным ансамблем, увековечившим Победу.

Выставка, развернутая на оживленной улице города, позволяет обнаружить неожиданные параллели в творчестве архитекторов разных стран и эпох, а также узнать много нового об отечественной архитектуре военного времени.

Выставка работает до 22 июля.