20 августа 2018
Издается с 1957 года

«Ветераны извинились, что ругали мой мемориал»

Зураб Церетели о теме Великой Отечественной войны в своих работах

Pic 1525958965

Имя скульптора, художника, Героя Социалистического Труда, многолетнего президента Российской академии художеств Зураба Церетели у большинства москвичей ассоциируется с воссозданным храмом Христа Спасителя, монументальными ансамблями на Поклонной горе и на Манежной площади, памятником Петру I на стрелке Москвы-реки. Его скульптуры украшают площади многих городов мира. Но одной из самых главных тем стала для монументалиста Великая Отечественная война. Корреспондент «Московской перспективы» побеседовал с мастером в его мастерской.

Зураб Константинович, почему на фоне вашего жизнеутверждающего творчества вас так притягивает тема войны?
– Я думаю, потому, что тема войны для моего поколения – особая тема. Для меня человеческие страдания, война – это ужасное зло. Я родился за семь лет до Великой Отечественной войны и хорошо помню ее начало, серые военные будни, полные ощущения горя, ожидание победы, похоронки, приходившие в дома наших близких, соседей, моих школьных товарищей. В родном Тбилиси мы жили в одном доме с семьей маминого брата. Мой отец Константин Иванович был строгим, целе-устремленным человеком, известным в городе инженером-строителем, а дядя Георгий Нижарадзе – интеллектуал и спортсмен – талантливым живописцем. Во время войны они могли запросто отсидеться в тылу, но не сделали этого. Воевали на передовой и вернулись живыми. А в мирное время никогда не хвалились боевыми заслугами, но уважали слово «Победа» и говорили мне, чтобы я всегда помнил о тех годах.

В 1992 году, будучи вице-президентом Российской академии художеств, вы возглавили работы по завершению строительства Мемориала победы в Великой Отечественной войне на Поклонной горе. Почему выбор пал на вас?
– Выиграл конкурс. До меня на объекте трудились известные скульпторы и художники, с середины 80-х годов велось строительство. В итоге я создал главный памятник комплекса
– трехгранный бронзовый штык – обелиск, который держит всю композицию. Долго работал над эскизом монумента, прежде чем пришел к такому решению.
Высота обелиска 141,8 метра – по количеству дней войны: 1418. Его грани покрыты барельефами с изображениями самых важных сражений Великой Отечественной, начиная с обороны Брестской крепости, и завершаются победным салютом 1945 года. На высоте 100 метров к стеле прикреплена бронзовая скульптурная группа – богиня победы Ника с ангелами, трубящими победу. А у его подножия – статуя Георгия Победоносца, защитника Москвы, поражающего своим копьем змея, являющегося символом зла.

Как вы относитесь к тому, что части москвичей памятник не понравился?
– Нормальная ситуация. Эйфелева башня тоже поначалу не нравилась большинству парижан, кстати, и скульптура Бальзака, созданная Огюстом Роденом, – тоже. Примеров мно-
жество. Мой памятник Петру I также некоторые восприняли несерьезно. Дело в том, что люди, особенно старшего поколения, жившие в коммунистическое время, привыкли к иного рода памятникам. Пошли слухи, что образ штыка я у кого-то подсмотрел, а того же Петра переделал из неудавшегося Колумба. Однако этого не было никогда!
К истории привык относиться крайне ответственно. И образ монумента – штыка с Никой, и фигура Георгия Победоносца – это желание не повторить уже созданное десятки раз, а попробовать найти формы, которые бы отсылали к разным эпохам, но звучали актуально сегодня. Как художник, я ощущаю, что мне это удалось. И, кстати, спустя годы противники моей идеи памятника, в том числе и некоторые ветераны, извинялись за то, что ругали поначалу мою идею.

Что еще вы создавали на Поклонной горе?
– Художественное решение фасадов и интерьеров Музея Великой Отечественной войны. Из обширного холла в зал Славы ведет центральная лестница, ступени которой увиты бронзовой георгиевской лентой в честь победителей. Его парадные двери, согласно моей идее, состоят из бронзовых вставок-медальонов с военными сюжетами. Над созданием грандиозного витража «Салют Победы», завершающего парадную композицию, я трудился с группой художников и скульпторов.
В зале Славы установлены 72 мраморные книги, на которых увековечены имена боле чем 11,5 тыс. человек, удостоенных высокого звания Героя Советского Союза, и 16 рельефов с гербами городов-героев. Его купол увенчан изображением высшего военного ордена «Победа». «Аллея слез» ведет из зала Славы в зал Памяти. Над всем этим я трудился, а также выполнял скульптурное убранство храма в честь святого Георгия Победоносца.
Слышал, что с монументом «Трагедия народов» на Поклонной горе у вас связана какая-то тяжелая история?
– Я много лет трудился над этим памятником. Хотел показать максимально остро подлинный масштаб мировой трагедии – чтобы в моей работе языком пластики, скульптурных форм передать зрителю весь ужас и боль войны. С этой целью я просмотрел много документального материала, фотографий, общался с узниками концлагерей. Для меня это были особенно тяжелые переживания. И совершенно неожиданно, во время своей командировки в Бразилию, я познакомился с балериной рус-
ского происхождения Женей Федоровой, руководительницей балетной школы, и она рассказала мне свою трагическую историю. Ее семья жила в Белоруссии. Ночью к ним в дом ворва-
лись немцы, и девочка проснулась. Она видела, как убили ее отца, брата, сожгли деда. Когда я спросил: «А что стало с мамой?» – она уже не могла рассказывать и заплакала.
Так у меня родилась идея композиции – мать стоит и прикрывает своему ребенку глаза ладонью, чтобы не видел приближающейся трагедии. А за ней – вереница подготовленных к казни обнаженных мужчин, женщин, стариков, детей, похожих друг на друга своими одинаково обритыми головами.

К 90-летию Зои Космодемьянской (в 2013 году. – «МП») в городе Рузе возле местного Дома культуры установили памятник героине – девушка со связанными за спиной руками идет на казнь. Скульптура отличается от большинства ваших работ. Как родилась идея ее создания?
– У меня есть скульптурная галерея выдающихся женщин, и я периодически пополняю ее новыми работами. Эту галерею я создавал не по заказу, а по собственному творческому желанию. Скульптуру Зои Космодемьянской увидел у меня министр культуры РФ Владимир Мединский и предложил установить в городе Рузе. Я передал этот памятник в дар Российскому военно-историческому обществу. Почему выбор пал именно на Рузу? Потому что недалеко село Петрищево, где восемнадцатилетняя девочка героически погибла. В годы войны она была диверсантом на оккупированной фашистами территории, а вообще – девушкой крепкой,
спортсменкой. В специальные отряды слабых не брали. Зоя приняла мученическую смерть за Родину, за боевых товарищей.

Ваш памятник большой тройке – главам государств – победителей в Великой Отечественной войне
– Сталину, Черчиллю и Рузвельту в честь 70-летия трехсторонних переговоров, воспроизводящий знаменитую сцену фотосессии во дворике Ливадийского дворца в 1945 году, – жесты, поза, взгляд каждого из трех мировых лидеров отражают ощущение ими будущего послевоенного мира. Как вы работали над столь сложной скульптурной группой?

– Памятник мне очень дорог – это результат весьма непростой работы. Я долго вынашивал его идею, стремился к тому, чтобы скульптурная композиция была выразительна, чтобы ощущался монументальный масштаб и реалистичность образов, чтобы она была узнаваема и ветеранами, и молодежью, и российскими гражданами, и зарубежными гостями Крыма. Антигитлеровская коалиция в борьбе с фашизмом объединила государства с разными политическими системами. Согласованные решения Сталина, Рузвельта и Черчилля, принятые 70 лет назад в ялтинском Ливадийском дворце, завершили Вторую мировую войну и обозначили строительство послевоенного мира. Поэтому мой памятник – одновременно предупреждение тем политикам, которые пытаются нагло и цинично извратить мировую историю.

В прошлом году в парке Вооруженных сил РФ «Патриот» в Кубинке появилась новая достопримечательность – созданная вами бронзовая композиция «Воин-лыжник». В чем идея памятника?
– Монумент «Воин-лыжник» – мое посвящение всем воинам-спортсменам, которые встали на защиту Родины, и, конечно, специальным лыжным войскам. Для Одинцовского района это имеет особое значение. Здесь проходил Московский оборонительный рубеж – последняя защитная линия на пути к столице. Именно отсюда зимой 1941-го началось контрнаступление советских войск в битве под Москвой, в котором принимали участие более 30 специальных лыжных батальонов.
Вообще, я хочу заметить, что большинство памятников в мире связаны с теми или иными героическими сражениями или историческими личностями. Воссозданный храм Христа Спасителя, в работе над которым мне довелось принять участие, – это не только место для общения с Богом, но и памятник победы России в войне 1812 года – для своего времени войне весьма кровавой. И хоть мы в канун 9 Мая говорим о Победе в Великой Отечественной войне, не стоит забывать наши воинские победы во всех войнах, великих или малых, поскольку они сплотили Россию как государство.

Стройкомплекс Москвы подвел итоги работы за семь месяцев 2018 года
  • 13 августа, 19:39
  • Андрей Макарский
Утвержден дизайн станций метро БКЛ и Филевской линии
  • 13 августа, 19:43
  • Максим Клинский
Открыто движение по новому проспекту и путепроводу на территории ЗИЛа
  • 13 августа, 19:40
  • Сергей Чаев