Наукоград обзавелся исторической реликвией - Московская перспектива

Наукоград обзавелся исторической реликвией

Наукоград обзавелся исторической реликвией

Символично, что официальное решение по статусу усадьбы было принято практически ровно через год после того, как Сколково вошло в состав Москвы. Историки и искусствоведы и раньше поднимали вопрос о судьбе уникального памятника, однако дело не двигалось с мертвой точки. На сегодняшний день в Подмосковье насчитывается более 300 исторических усадеб, две трети из которых находятся в неудовлетворительном состоянии, однако радикально менять эту ситуацию пока никто не собирается.

Точно так же пребывало в забвении и «Мамоново». Оказавшись на территории наукограда, пустующая усадьба была окружена заборами, отрезана от внешнего мира, забыта и заброшена. Рядом возводились современные корпуса инноцентра, а интереснейшее по архитектуре здание начала XX века, окруженное террасным парком и каскадными прудами, в списках ценных объектов не значилось и было приговорено к сносу.

Поначалу искусствоведам стоило немалых усилий просто попасть на территорию усадьбы, миновав КПП и шлагбаум, отделяющие ее от других площадок наукограда. Когда прорвать оборону удалось, перед учеными предстало печальное зрелище… Пустующее в течение нескольких лет здание начало постепенно разрушаться. Частично осыпалась богатая лепнина, обвалились куски штукатурки, на останках центрального кругового балкона успели вырасти молодые деревца, а на крыше – внушительных размеров елки. При более детальном обследовании выяснилось, что крыша течет, имеются серьезные проблемы с фундаментами и перекрытиями.

Но при этом эксперты были потрясены, насколько хорошо сохранился первоначальный архитектурный облик уникального здания. «В отличие от многих подмосковных усадеб, практически полностью разрушенных и перестроенных в советский период, в «Мамоново» все сохранилось, несмотря на то что дом частично деревянный, – рассказывает председатель Совета по наследию Союза архитекторов России Ирина Маркина, проводившая государственную историко-культурной экспертизу усадьбы. – Здесь все подлинное: расстекловка, деревянные переплеты витражей, ложный свод танцевального зала с гризальной росписью. В помещениях тянутые карнизы, интересная лестница на второй этаж. В советское время в здании строились новые перегородки, но старое не разрушалось. Сохранилось все, чтобы воссоздать в первоначальном виде то, что было в 1914 году».

Однако по существовавшему на тот момент проекту усадьбу предполагалось снести, а на ее месте построить новые корпуса. Ни для кого не секрет, насколько сложно остановить утвержденный и согласованный всеми инстанциями проект. «Выявление таких объектов первоначально всегда наталкивается на плотину непонимания тех, кто строит, администрирует, – напоминает госпожа Маркина. – У них все сложилось, проект утвержден, но его реализация вдруг тормозится. Но ради будущих поколений, ради всех нас мы должны понимать, что у нас есть история и за пределами Московской кольцевой дороги».

В случае с «Мамоново» вспомнить об этом помог перевод усадьбы в ведение столицы. По словам Ирины Маркиной, «на этом объекте, что называется, звезды сошлись». После того как историческая постройка оказалась на территории Москвы, к ее судьбе удалось привлечь внимание депутатов Мосгордумы, чиновников столичного правительства, представителей бизнеса и руководства наукограда.

«Ансамбль усадьбы «Гусева полоса», или «Усадьба Мамоново», включен в список объектов культурного наследия 17 июня этого года. Дальнейшие действия – остановить процесс разрушения усадьбы и принять меры по сохранению и консервации. Затем разработают концепцию развития территории, после чего будет проводиться работа по поиску средств на ее восстановление», – сказал вице-президент Союза архитекторов России Яркун Мухамедханов, выступая на обсуждении дальнейшей судьбы памятника.

Учитывая плачевное техническое состояние усадьбы, в первую очередь необходимо провести противоаварийные и консервационные работы. Искусствоведы надеются, что их инициатором может выступить Москомнаследие. «У них есть определенный бюджет. Это не миллиарды, но до 5 миллионов рублей всегда найдется в хозяйстве для консервационных работ», – говорит Ирина Маркина.

Следующим этапом должна стать разработка проекта реставрации усадьбы и развития прилегающей к ней территории, а затем и их восстановление. Это уже процесс гораздо более затратный. Окончательное решение, за чей счет он будет проходить, пока не принято. Формально усадьба принадлежит государству. Однако в Сколкове реализуется много амбициозных инвестпроектов. Заинтересованные в спасении «Мамоново» надеются, что государство и бизнес смогут отреставрировать усадьбу совместными усилиями. «Научная реставрация является делом достаточно затратным, но во всем мире к нему привлекаются представители бизнес-сообщества, – напомнил председатель Комитета по развитию Москвы МО ООО «Деловая Россия» Александр Толстых. – Можно инвестировать в реставрацию с последующим коммерческим использованием объектов».

Ученый секретарь Совета по наследию Союза архитекторов России, руководитель общественного движения «Наше Сколково» Ирина Заика высказала предположение, что неплохим вариантом для усадьбы стала бы ее передача в аренду на 49 лет по 1 рублю за 1 квадратный метр с условием, что арендатор приведет памятник в порядок в течение семи лет. Однако при этом госпожа Заика уточнила, что соответствующий закон у нас пока реально не работает.

История вопроса

Главный дом усадьбы «Мамоново» был построен в 1913–1914 годах ее владельцем – инженером и архитектором Александром Шумилиным. Уникальность «Мамоново» не только в истории, но и в самой архитектуре. Архитектор строил усадьбу для себя, поэтому препятствий для полета его фантазии не было никаких. Постройки, напоминающие помещичьи усадьбы в стиле классицизма XIX века, дополнены элементами модерна и конструктивизма и окружены парком английского типа с каскадом прудов. В советский период в «Мамоново» размещался дом отдыха «Полет», а с 2009 года здание пустует.