Мы обновили портал. Вы находитесь на его бета-версии. С каждым днем портал будет становится все лучше, удобнее и интереснее. Спасибо, что вы с нами!

Вдоль по Пушкинской

Вдоль по Пушкинской
Вдоль по Пушкинской
Любили москвичи перед парадной службой пройтись по набережной Москвы-реки – и людей посмотреть, и себя показать

Напомним: в номере за 10–16 октября «МП» рассказала об истории московских набережных – Кремлевской, Москворецкой, Краснопресненской и других. Сегодня цикл продолжают Пречистенская, Якиманская, Филевская, Андроньевская и Пушкинская. Эти улицы, расположенные вдоль реки, прежде были не слишком приспособлены для досуга. Тем не менее они привлекали москвичей своими памятниками архитектуры и светскими мероприятиями. В настоящее время началась активная их реконструкция, цель которой – благоустроить набережные для прогулок и отдыха горожан, сохранив при этом исторические достопримечательности.

1 Ничего криминального – просто везло

Вовсю идут работы на Пречистенской набережной. Одна из центральных набережных реки Москвы, она преображается уже на протяжении 20 лет – с того момента, как был заново отстроен храм Христа Спасителя. Рядом с ним был разбит огромный и благоустроенный сквер, который, по сути, стал продолжением набережной. А когда в 2004 году через нее перекинули пешеходный Патриарший мост, набережная сделалась одной из самых привлекательных в городе.
Впрочем, это для Пречистенки не впервые. Еще в начале прошлого столетия эта набережная была одной из самых популярных среди отдыхающего населения Москвы. Здесь располагались синематограф и Театр миниатюр, принадлежащие мультимиллионеру и меценату Гавриле Солодовникову. Здание было построено в 1914 году архитектором Сергеем Гончаровым и сохранилось до наших дней. Оно выделяется богатой лепниной и неизменно привлекает взор.
Еще один памятник архитектуры на набережной – особняк Цветкова. На нем ныне висит мемориальная доска в честь эскадрильи «Нормандия – Неман» – здесь некогда располагался французский военный атташат. Но этот дом интересен и сам по себе. Его построили в 1901 году для чиновника Земельного банка Ивана Цветкова по эскизам известного художника Виктора Васнецова.
Цветков был человек состоятельный, здорово нажившийся на всевозможных финансовых спекуляциях. Ничего криминального – ему просто везло, да и талант, видимо, присутствовал. Деньги Иван Евменьевич тратил на картины. Особенно он тяготел к рисункам, гравюрам и черновым наброскам, справедливо рассудив, что в области больших полотен и без него имеются тузы, с которыми тягаться не приходится. В его коллекции имелись работы Маковского, Сурикова, Федотова, Васнецова, Брюллова, Поленова, Репина – всех знаменитостей не перечесть. Цветков говорил: «Только любовь к картинам своим и чужим, собирание картин составляют для меня высочайшее наслаждение и нравственное успокоение. Здесь все мои душевные радости, которыми жива душа моя».
Собрание пользовалось популярностью. Москвичи были в восторге. Другие коллекционеры относились уважительно – ниша, занятая Цветковым, была вовсе не безынтересна. Разве что художник Нестеров ворчал и называл Цветкова «тенью Третьякова». Правда, однажды мэтр проговорился: «Главное же, галерея тем нехороша, что в ней нет ни одного Нестерова и нет (по нелюбви к нему) никакой надежды, чтобы Нестеров туда попал».
После революции галерею Цветкова, естественно, национализировали, а затем она влилась в собрание Третьяковской галереи. Нестеровская оценка оказалась пророческой.
Разумеется, здесь и без этих двух строений было чем заняться. Для москвичей не слишком требовательных действовал трактир «Волчья долина». Это название было неофициальным и довольно точно выдавало характер заведения. Однако для рядовых москвичей этот трактир опасности не представлял – центр Москвы довольно эффективно охранялся полицейскими.
Рыболовы-любители учредили на набережной свой узкопрофильный клуб – так называемое Общество московских рыболовов здесь собиралось на одной из пристаней. Клуб представлял собой плот, к которому причаливали собственные лодки его членов. Раз в неделю здесь устраивали заседание.
Сначала кто-нибудь из членов клуба (преимущественно среднего достатка и солидного возраста) выступал с докладом. В один раз про мормышки, в другой раз – про удочки, в третий – про грузила. Темы особенной замысловатостью не отличались. Доклад, впрочем, был непродолжительным. Довольно скоро члены общества переходили к потреблению напитков и закусок, приготовленных заранее их женами. Жены присутствовали здесь же – заседания были мероприятиями светскими – и вели между собой высокосветские беседы: «Михаил Иванович очень хороший человек, только у него из карманов живые черви выползают».
Но больше всего привлекал, конечно, храм Христа Спасителя. Любили москвичи пройтись перед парадной службой вдоль Москвы-реки – и людей посмотреть, и себя показать. И вряд ли кто их за это осудит.

2 Малый бизнес предпринимателей Истоминых

Напротив Пречистенской набережной расположилась Якиманская. Правда, они разделены островом – Якиманская находится не на Москве-реке, а на Водоотвод-ном канале. Однако и она вполне ухожена и более напоминает сквер, чем набережную. Как не трудно догадаться, эта набережная возникла в конце XVIII века одновременно со строительством канала.
Главная достопримечательность Якиманской набережной – Товарищество Голутвинской ткацкой мануфактуры среднеазиатских и внутренних изделий, принадлежавшее предпринимателям Истоминым. Здесь производились бумажно-шерстяные, бумажно-льняные и прочие товары.
Со временем производство росло, но умеренно. Глобальному развитию препятствовали и ограниченность пространства, и отсутствие у господ Истоминых необходимых финансов и, что еще более важно, амбиций. Фабрика оставалась мелкой – с мелкими оборотами и мелкими проблемами. «Московский листок» писал в 1902 году: «Вчера артель рабочих фабрики Товарищества Голутвинской мануфактуры заявила, что выбранный ими староста для забора харчей мещ. Петр Осипов неизвестно куда 3 сентября исчез, при нем были артельные деньги».
Это максимум, чем рисковали Истомины.
При советской власти фабрику пере-
именовали в «Красные текстильщики», а рядом отстроили рабочий клуб специально для тех, кто здесь трудится. Он одно время был известен как Московский театр обороны. Спектакли здесь ставили идеологически выверенные: «Царская и Красная армия», «Гордость нации» и «Первый приз». Затем в клубе открыли филиал излюбленного горожанами кинотеатра «Иллюзион», расположенного в сталинской высотке на Котельнической набережной.
Первым здешним промышленником был купец Павел Рябушинский, открывший на набережной текстильную мануфактуру. Именно он сдал Истоминым свои фабричные постройки. А задолго до всех этих событий, в далеком XV веке, тут располагалось подворье Голутвина монастыря, который находится в подмосковной Коломне.

3 Здесь Маяковский расстилал свой безразмерный плащ

Исключительно для отдыха предназначена Филевская набережная. Она полностью расположена на территории Филевского парка и закрыта для транспорта.
Официально этот парк ведет свою историю с 1947 года. Но история самого места, конечно же, более древняя. Первое упоминание об этой местности относится к 1454 году. Здесь состоялась встреча боярина Петра Добрынского, который, в соответствии с фамилией, передал митрополиту Московскому Ионе часть своего имущества, в том числе небольшой монастырь святого Саввы.
В первой половине XVII века здесь располагалась вотчина княгини Ирины Мстиславской. В этих краях любил охотиться царь Алексей Михайлович. Затем по воле Петра Первого владения перешли Льву Нарышкину – родному дяде первого русского императора. Петр всячески боролся с коррупционерами, но сам свою родню не забывал. При нем деревни Кунцево и Фили объединяются в одно владение. Эта местность до сих пор нередко обозначается через дефис – Кунцево-Фили.
Именно Нарышкин обустроил здешнюю территорию: построил каменную церковь Покрова Богородицы, что в Филях (давшую название целому направлению в русской архитектуре – нарышкинскому барокко), разбил регулярный парк, в котором воспроизводилась планировка храма. Этот парк и стал основой современного Филевского.
На территории парка находится своеобразная достопримечательность – так называемое проклятое место. Оно было известно настолько, что ныне забытый, а некогда модный писатель Михаил Воскресенский посвятил ему целый роман, который так и назывался – «Проклятое место»: «Представьте себе большую, почти квадратную площадь на превысочайшей горе, на которую с трудом можно взобраться, обросшую со всех сторон густыми, но поблеклыми куполами дерев. Посреди этой уединенной долины разбитый когда-то грозою дуб. Около его торчат угловатые, поросшие мхом, надгробные камни».
А художник Алексей Саврасов в 1872 году изобразил его на полотне «Осенний лес. Кунцево. Проклятое место».
На «проклятом месте» еще сравнительно недавно рос громадный тысячелетний дуб. Этот феномен уже в научном труде под названием «Жизнь растений» описывал Климент Тимирязев.
Здесь любил гулять Владимир Маяковский. Как правило, поэт с приятелями именно на «проклятом месте» делали привал. Маяковский расстилал свой безразмерный плащ, все усаживались на него и читали стихи.
О том, почему это место названо проклятым, до сих пор ходят споры. Якобы здесь когда-то стоял храм, который в одночасье сполз в воду и исчез. Но документально это, разумеется, не подтверждается.
Здесь же расположено и Кунцевское городище – одно из древнейших укрепленных поселений на территории современной Москвы. Оно считается одним из богатейших археологических памятников Дьяковского периода, который охватывает, как известно, временной промежуток от VII века до нашей эры до V века нашей эры.

4 От памятника генералу Скобелеву остались лишь сапоги

Еще одна набережная, прекрасно приспособленная для досуга москвичей, – Андроньевская. Над ней живописнейшим образом расположился Спасо-Андроников монастырь, в честь которого она в 1914 году и получила свое название. Этот монастырь основан в 1357 году митрополитом Алексием, а название свое получил в честь первого игумена Андроника, одного из учеников Сергия Радонежского.
История возникновения монастыря довольно романтична. Якобы когда митрополит Киевский и всея Руси Алексий следовал в Константинополь, его судно попало в сильный шторм. Тогда-то он и дал обет – если останется в живых, построит в городе Москве собор в честь того святого или праздника, в день которого он достигнет своей цели. В Золоторожскую бухту корабль Алексия вошел в день празднования Спаса Нерукотворного.
Впоследствии митрополит привез в Москву все из того же Константинополя икону Спаса Нерукотворного, которая и поместилась в новом храме. Один же из притоков реки Яузы был назван Золотым Рожком – в честь бухты Золотой Рог, через которую он вошел в святой город.
Уже в XX веке тот самый ручей Золотой Рожок дал название Золоторожскому Валу, где до недавних пор располагался завод «Серп и Молот», бывший Гужона. Именно революционно настроенные рабочие с завода Юлия Гужона снесли в 1918 году памятник генералу Скобелеву на Тверской улице. Газета «Жизнь» так описывала это событие: «Работы по снятию памятника идут лихорадочным темпом. Вчера утром туловище «белого генерала» уже беспомощно болталось на железных цепях, а из стремян гордо скачущей лошади уныло торчали запыленные геоктепинской пылью сапоги. Много любопытных».
Никто из тех зевак, конечно, не догадывался, какое отношение имеют эти разрушители-энтузиасты к путешествию митрополита Алексия, состоявшемуся в далеком XIV веке.

5 Светоговорильня в аллеях Нескучного сада

И, разумеется, нельзя здесь не упомянуть Пушкинскую набережную реки Москвы. Мало кто знает, где находится объект с таким названием, но эту набережную знает каждый ребенок, ведь на ней разбит парк Горького.
Именно здесь была поставлена прославленная «Девушка с веслом». Именно здесь в середине прошлого столетия располагалась самая известная и самая престижная в Москве купальня. Осип Мандельштам писал:

Там, где купальни, бумагопрядильни
И широчайшие зеленые сады,
На реке Москве есть светоговорильня
С гребешками отдыха, культуры и воды.

Именно эта набережная и по сей день является местом отдохновения утомленных москвичей, которые время от времени и в соответствии с переменами в жизни самого парка меняли свою культурную концепцию.
До 1922 года набережная называлась Александринской – в честь Александринского дворца, известного современному москвичу как здание Президиума академии наук. Затем она носила название Нескучной. Как нетрудно догадаться, в честь расположенного здесь же Нескучного сада. Но в 1937 году, когда вся страна отмечала годовщину смерти Пушкина от пули Дантеса (юбилей, конечно, несколько сомнительный, но дата эта почему-то отмечалась очень пафосно и шумно), набережной присвоили нынешнее название. Поводом послужил тот факт, что в 1830 году поэт с невестой Натали и приятелем Павлом Нащокиным прошлись по аллеям Нескучного сада.