Столичная семилетка: успехи очевидны - Московская перспектива

Столичная семилетка: успехи очевидны

Столичная семилетка: успехи очевидны
Столичная семилетка: успехи очевидны
В чем состоит главное «секретное оружие» Сергея Собянина

Москва как столица – это особый регион. Именно в Москве живут те, кто принимает решения, именно здесь концентрируются и оборачиваются основные финансовые средства, и от того, как живет Москва, зависит жизнь всей страны. Поэтому итоги работы мэра Москвы – это не просто вопрос жизни одного города, а индикатор жизни государства. Так что есть необходимость подвести итоги. Проблемы и узкие места в таком огромном хозяйстве будут возникать всегда. Но при собянинском подходе проблема заставляет изменить подход к решению и через это качественно модернизировать сферу или отрасль, тем самым проблема из тормоза развития превращается в инструмент развития. И этот метод является самым ценным результатом собянинского семилетия. Об этом размышляет политолог.

Семь лет – срок для выборного руководителя достаточно большой. Это больше, чем период между двумя избирательными кампаниями (между выборами проходит обычно пять лет, но Собянин был сначала назначенным мэром и лишь в 2013 году сам вышел на выборы). За такой срок уже можно подводить итоги.
Первый, самый общий, итог очевиден: после перехода власти от команды Лужкова к команде Собянина никакого коллапса не случилось. Новое руководство сумело организовать работу без, казалось бы, неизбежных сбоев и потерь. Но это только первый успех.
Новый мэр сумел не только сохранить, но и приумножить наследство старого. Все эти годы город бурно развивался – это само по себе уже итог.
Но Москва столь сложный город, что описать все итоги прошедшего семилетия в одной статье просто невозможно. Поэтому приведем лишь наиболее яркие примеры. Сначала о том, чего удалось добиться. И здесь самый яркий пример – решение транспортной проблемы.
Сначала 1960-х годов Москва постоянно прирастала за счет миграции. Рост был столь бурным, что даже жилищное строительство за ним не поспевало, а развитие транспортной сети отставало все больше и больше.
В постсоветский период, когда все ограничения были сняты, миграция возрастала скачко-
образно. Жилищное строительство, приносившее немалые прибыли, тоже бурно развивалось. А вот транспортная система отставала качественно, если можно так выразиться, концептуально: в рамках тех подходов, которые существовали, ресурсов для развития транспортной системы просто не осталось. Например, московское метро является пятым в мире и первым в Европе по интенсивности движения. Повысить эту интенсивность трудно, если вообще возможно. Улицы древней Москвы не резиновые: количество автомобилей возросло многократно, а улицы города многократно расширить не удастся. В результате дело уже не только в многочасовых пробках, а в том, что люди старались без острой необходимости далеко от дома не отъезжать. Значит, жизнь замыкалась в рамках района. Но это означало, что город может превратиться в сумму соседних, но слабо связанных друг с другом муниципалитетов, что могло иметь не только экономические, но социальные, а значит, и политические последствия.
Новое руководство города осознало эту проблему. Транспортная проблема встала во главу угла. И главное – изменена концепция транспортной системы города. Ставка была сделана на развитие общественного транспорта и в первую очередь метрополитена.
Метро – удобный для людей и прибыльный для собственника вид транспорта. Но есть одна проблема: строить метро долго и дорого. (Строительство метро глубокого заложения в Москве в 30-е годы прошлого века воспринималось иностранными наблюдателями почти с таким же восхищением, как в 60-х запуск человека в космос. Московское метро не было первым, но для своего времени точно было лучшим.) Это означает, что денег нужно много, а окупаться они начнут очень нескоро. Поэтому развивать метро можно только за счет значимых инвестиций, которые и обеспечило новое правительство Москвы. В результате этого на карте Московского метрополитена появились не только новые станции, но и новые линии, например, Солнцевская. Всего ввели 6 новых станций, а на следующий год планируется ввести еще больше. И что символично – метрополитен выходит за пределы Московской окружной дороги.
Развивается и наземный транспорт. На начало 2017 года подвижной состав ГУП «Мосгортранс» насчитывал около 6,4 тыс. автобусов, 1,5 тыс. троллейбусов и более 850 трамваев. Но дело не только в количестве: большое число автобусов, стоящих в пробках, не лучше маленького. Главное – изменился подход к общественному транспорту, что сделало его более эффективным. Во-первых, появились выделенные полосы для общественного транспорта. Во-вторых, Москва, следуя за ведущими столицами мира, применяет самые современные технологии для управления транспортными потоками. (Огромным подспорьем для жителей дальних районов стали автобусы-экспрессы маршрутов 901–908.) И хотя нам далеко до Лондона, где автобусы конкурируют с метро по скорости и малости интервалов движения, но порядка в наземном транспорте стало больше.
Таким образом, транспортная система города поступательно растет и развивается. И хотя нужно сделать еще очень и очень многое, но призрак кризиса отступает все дальше и дальше. Очевидно, что успех достигнут.
Но данный успех важен не только сам по себе. Он является проявлением принципиального подхода (стиля) мэра и его команды в решении любой серьезной задачи: не латать дыры, а находить качественно новую и более эффективную концепцию развития той или иной сферы или отрасли. Именно такой подход позволил вывести транспортную отрасль из, казалось бы, неизбежного тупика. И этот подход является главным «секретным оружием» команды мэра. Проблемы и узкие места в таком огромном хозяйстве будут возникать всегда. Но при собянинском подходе проблема заставляет изменить подход к решению и через это качественно модернизировать сферу или отрасль, тем самым проблемы из тормоза развития превращаются в инструмент развития. И этот метод является самым ценным результатом собянинского семилетия.
Но то, что происходит в Москве, важно не только с точки зрения развития городского хозяйства, комфортной жизни граждан.
Москва как столица и крупнейший город страны – это эталон, с которого берут пример другие регионы и города. И с этой точки зрения не менее, а, может быть, более важны те успехи, которых московские власти добились в развитии политической системы. А добиться здесь успехов ох как непросто. Существует такая всемирная закономерность: чем больше и богаче город, тем выше у его жителей требования к власти, тем больше в нем процент недовольных и оппозиционно настроенных. Москва всегда лишь подтверждала это правило как самый большой и богатый город России. Жители Москвы – самые критически настроенные граждане Российской Федерации. Они не готовы прощать властям ошибок и просчетов. Именно здесь в советское время и позже были наиболее сильные протестные настроения.
Естественно, что городские власти должны были как-то решать эту проблему. Предыдущий мэр использовал два рычага – патернализм и политтехнологии. Собянин в политической сфере (как и в хозяйственной) применил свой метод – резко и качественно изменил подход к задаче: не просто действие власти в конкурентной среде, а максимальное усиление этой конкуренции самой властью. Ярким примером этого были мэрские выборы 2013 года, когда власти помогли Алексею Навальному преодолеть муниципальный фильтр. Но еще ярче это проявилось на недавних местных выборах в Москве. Эти выборы и представители власти, и представители оппозиции назвали самыми честными и открытыми в России. Но самым ярким примером открытости были те эксцессы, которые выявились на выборах. Власть не затушевывала ошибки, а исправляла их – и это главный признак открытости и честности.
И на этих выборах власть одержала победу: 90% мест получила «Единая Россия», лидером которой является Сергей Собянин. Так что и здесь успех.
Конечно, нельзя сказать, что все проблемы Москвы решены, наверное, они нигде и никогда не будут решены полностью. Но успехи очевидны, причем там, где успеха добиться сложнее всего.
Но главное – метод московской власти, который позволяет превращать трудности в трамплин для развития, дает надежду, что успех семилетки продолжится. Чего мы и желаем мэру и москвичам.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем