«Медицинское рабство отменяется» - Московская перспектива

«Медицинское рабство отменяется»

«Медицинское рабство отменяется»
«Медицинское рабство отменяется»
Леонид Печатников считает, что реформа здравоохранения – это болезненный процесс, но его надо пройти

От разовых и экстренных  – к плановой терапии. Так охарактеризовал сегодняшний этап реформирования столичного здравоохранения заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников. В Информационном центре правительства Москвы он ответил на вопросы обозревателя «Московской перспективы» Жанны Авязовой и других журналистов.

В этом году завершается период модернизации столичной медицины. Можно ли уже подводить итоги?

– В программу модернизации здравоохранения вложено более 100 млрд рублей. Причем порядка 45 млрд ушло только на оснащение учреждений высокотехнологичной техникой. Реформы для Москвы были просто необходимы. Модернизацию столичного здравоохранения последних двух лет я бы сравнил с шоковой терапией. Здравоохранение города в 2011 году находилось где-то на уровне 1950–1960-х годов. Поэтому необходимо было разовое и экстренное вливание. Далее, если следовать врачебной практике, должна идти «плановая терапия» – нужно поддерживать учреждения на определенном уровне, дооснащать оборудованием. Какие-то приборы, естественно, начнут ломаться и морально устаревать, им понадобится замена. Но это нормальная практика, шока она уже не вызовет.

Где еще остаются слабые места?

– Конечно, денег всегда на что-то не хватает. У нас сохраняется дефицит мест, где онкобольным проводится лучевая терапия. В столице почти отсутствует такая современная методика, как позитронно-эмиссионная томография для лечения онкологических заболеваний. Здесь мы еще отстаем от европейских и американских методов лечения. В этом году закупим два аппаратно-программных комплекса, в состав которых входят мультиспиральный компьютерный томограф и многоплановый ангиограф для диагностических и интервенционных процедур. Их стоимость – 400 млн рублей. Во втором полугодии ожидаем поставки двух мобильных линейных ускорителей электронов для лучевой терапии опухолевых заболеваний во время хирургических операций стоимостью 160 млн рублей. Так что будем догонять западных коллег. Кроме того, надо быстрее монтировать и запускать в работу уже поставленное оборудование. С учетом ранее введенных в эксплуатацию в нынешнем году должны заработать 164 КТ и 102 МРТ-установки.

Какие объекты здравоохранения планируется построить в ближайшее время?

– В 2014 году за бюджетные деньги завершится строительство 13 объектов здравоохранения. В рамках соглашения между городским правительством и ОАО «Транснефть» в новой Москве будет построено четыре модульных поликлиники. А за счет внебюджетных средств планируется завершить поликлинику на 300 посещений в смену в микрорайоне «Град Московский» поселения Московский в ТиНАО и детско-взрослой поликлиники на Окской улице в Юго-Восточном административном округе. Также из бюджета столицы выделено 5,6 млрд рублей на капитальный ремонт медучреждений. В этом году планируется завершить капремонт 36 объектов, в том числе оперблоков НИИ им. Склифосовского, корпусов Пироговской, Боткинской и многих других больниц, родильного дома № 5, Центра планирования семьи и репродукции № 2, а также 11 взрослых и двух детских поликлиник. На текущий ремонт медучреждений из городского бюджета в этом году выделено 3,8 млрд рублей.

Во многих больницах сокращается коечный фонд, больные жалуются, что их не госпитализируют. Чем это объяснить?

– Действительно, в московских больницах количество коек сократилось на 30%. Это связано с тем, что болезнь больше не привязывают ко времени пребывания в стационаре. До недавнего времени больного с воспалением легких держали в больнице не меньше 21 дня, иначе медучреждение не получало денег от страховой компании. У нас избыток урологических, гинекологических коек (как и специалистов), но при этом не хватает реабилитационных. Перекос возник еще в советское время – в больницы направляли всех, кто не хотел лечиться в поликлинике. Если в Сеуле на 10 миллионов населения в медучреждениях 25 тысяч койко-мест, в Израиле на 8 млн – 16 тысяч, то в Москве на 12,5 млн населения более 120 тысяч коек.
Два года назад мы решили провести эксперимент: «отключили» болезнь от времени пребывания на койке. Если доктор считает, что пациент через две недели может быть выписан, страховая компания выплатит полную стоимость его лечения. После этого произошла удивительная ситуация – койки начали высвобождаться. Среднее время пребывания в больнице уменьшилось в два раза и сравнялось с общеевропейскими нормами. Выяснилось, что треть всех коек были неэффективными. Освободившиеся койки перепрофилируют, например, в реабилитационные, которых в столичных медучреждениях не хватает. Из Измайловской больницы, например, гинекологическое отделение переведено в Морозовскую больницу, где больше возможностей для лечения. Врачей, недовольных таким нововведением, понять можно – теперь некоторым из них придется менять место работы, а это всегда болезненно. Но это надо пройти.

Пациенты голосуют за свою поликлинику ногами. Но Минздрав привязал вызов врача к месту жительства пациента. Теперь что же – отказываться от той, в которой много лет обслуживаешься, и идти в районную ради возможности вызвать терапевта? Не получится ли снова «медицинское рабство»?

– Мы перешли на подушевое финансирование именно для того, чтобы пациент мог выбирать поликлинику ногами. Если сегодня вы решили открепиться от какой-то поликлиники, то можете это сделать. Причем если по республиканским законам поменять прикрепление можно только раз в год, то мы своим решением разрешили делать это в любое время. И вслед за вами пойдет финансирование, которое выделяется на каждого застрахованного москвича, в том числе и за вызов врача на дом. Если вы, паче чаяния, решили воспользоваться услугами другой поликлиники, то вам их обязаны оказать, после чего предъявить счет в ту поликлинику, к которой вы приписаны.

Как обстоит дело с паллиативной помощью, в частности, с обезболивающими препаратами для неизлечимых больных?

– Проблема обеспечения наркотическими препаратами возникла не на пустом месте, злоупотребления
со стороны медперсонала, как известно, случались. Но под пресс подозрений попали и безгрешные врачи. Вероятно, был некий перегиб, когда такие препараты необоснованно попадали под запрет. Сегодня наркотические препараты доступны для тех, кто в них нуждается. Кроме того, Государственная Дума в ближайшее время должна принять поправки, которые смягчат законы об их использовании. Я предложил обязать все аптеки в городе иметь сейфовые комнаты для хранения наркотических и сильнодействующих веществ – вписать такой пункт в лицензию. Возможность такого нововведения сейчас изучается юристами.

Чем Москва может помочь здравоохранению Крыма?

– Я не ездил в Крым 22 года, и когда недавно побывал в Симферополе, ощутил, что время там словно остановилось. В зоне ответственности Москвы оказался Севастополь. Москва всегда оказывала помощь Севастополю, являлась его побратимом, а сегодня стала и опекуном. От севастопольской администрации мы услышали крик о помощи здравоохранению. Там надо переоснастить практически все медучреждения. Мы закупаем новое оборудование. Мэр Москвы выделил из своего резервного фонда 1 млрд рублей. Конечно, эту большую работу надо сделать быстро, чтобы уровень здравоохранения в Севастополе был не ниже московского. Однако только этим помощь не ограничится. Мы отправили туда и уборочную технику, и транспорт, и различные товары. А для наших детей столичное правительство закупило более 7 тысяч путевок в крымские лагеря и здравницы.