Архитектурно-химический опыт на Плющихе - Московская перспектива

Архитектурно-химический опыт на Плющихе

Архитектурно-химический опыт на Плющихе
Архитектурно-химический опыт на Плющихе
Клубу «Каучук» Константина Мельникова – 85 лет

85 лет назад был сдан в эксплуатацию Дом культуры химиков завода «Каучук» – один из пяти рабочих клубов, построенных в Москве конца 20-х годов по проектам выдающегося архитектора Константина Мельникова. В отличие от некоторых своих «собратьев» этот клуб дошел до наших дней практически без искажений. Сегодня этот памятник архитектуры – одна из главных достопримечательностей района Хамовники.

В канун Первомая 1929 года одна из столичных газет писала: «Открылся клуб при заводе «Каучук», построенный на пустыре между Плющихой и Девичьим полем. В центре нового здания – огромный театральный зал, рассчитанный на 900 человек. В других помещениях разместились читальня, библиотека, шахматно-шашечная и детская комнаты, физкультурный зал». Шла первая пятилетка. Партия взяла курс на активное внедрение культуры в рабочие массы. Трудящихся требовалось отвлечь от пивных, сомнительных уличных компаний и «обывательского болота». Новое общество должны были строить люди нового типа. И по всей стране начали возводиться клубы, где рабочие фабрик и заводов, а также члены их семей приобщались к полезному досугу и художественной самодеятельности. В деле облагораживания человека клубам предназначалась роль «социальных конденсаторов». Включился в дело культурного строительства и московский завод «Каучук».
Он был основан немцами в Риге и в 1914 году эвакуирован в Москву. В России начала века подобное производство еще было в диковинку, резину в основном покупали за границей. Завод занял корпуса, построенные на тогдашней окраине – между улицами Усачева и Большие Кочки. В годы первых пятилеток это уже был флагман резинотехнической промышленности СССР. Ведь без качественной резины невозможно развитие автомобилестроения и авиации. Оболочки дирижаблей, палатки для полярников шили из прорезиненной ткани, изготовленной на «Каучуке». Химическая промышленность была перспективной отраслью, связанной с передовыми достижениями науки и техники. Не случайно именно для сотрудников завода «Каучук» в конце 20-х годов выстроили жилой массив на Усачевке – один из знаковых инфраструктурных проектов эпохи конструктивизма.
Проект заводского клуба заказали Константину Мельникову, недавно получившему Гран-при за советский павильон на Всемирной выставке в Париже. По его чертежам в Москве строились объекты Всероссийской сельскохозяйственной выставки, гаражи, конторские здания. В 1927–1929 годах Мельников спроектировал целое «созвездие» клубов – пять в Москве и один в Подмосковье. Они построены в едином авангардном стиле, но каждое из этих зданий индивидуально и неповторимо. И каждое выразительно передает дух своей эпохи.
В период бурной индустриализации в архитектуре рабочих клубов воспроизводились производственные формы: шестерня, ротор, станок. Сама планировка клубных зданий подчас напоминала о рационализме фабричных построек. У клуба «Каучук» две лестницы, ведущие от входа на террасу, напоминают конвейерные ленты в заводском цеху. Кстати, большие круглые объемы присутствуют в большинстве проектов Мельникова – от его собственного жилого дома в Кривоарбатском переулке до гаража Госплана на Авиамоторной улице.
«Выразительное трехэтажное здание секторной формы в плане, с кассовым вестибюлем в небольшом цилиндрическом объеме, по обе стороны которого устроены наружные лестницы. С северной стороны пристроен спортивный зал. Фасады основного корпуса мерно расчленены вертикальными окнами, подчеркивающими его закругленную форму», – пишут о клубе «Каучук» авторы справочника-путеводителя «Архитектура авангарда. Москва». По мнению исследователей, в этой постройке, как и в других клубных зданиях тех лет, проявилась одна из характерных черт авангардной архитектуры – соединение разно-образных по форме и величине объемов. «Этот принцип хорошо вписывался в строительную технологию: возведение кирпичных стен – исстари типичное для Москвы, в отличие от идеального в своей целостности объема каркасного здания Ле Корбюзье», – отмечают авторы книги.
В клубе имелось все, что нужно советскому рабочему и инженеру для культурного досуга. Зрительный и лекционный залы, помещения для кружков (кройки и шитья, художественного слова, рисования, шахмат и т.д.). Здесь действовало 32 самодеятельных коллектива и ансамбля, 12 народных университетов, множество секций по интересам. В подвальной части располагались костюмерные и артистические. Фасадом новый клуб обращен к парку на Девичьем поле, тылом – к берегу Москвы-реки и кварталу на Саввинской набережной. Через дорогу от нового клуба в 30-е годы была закрыта (но, к счастью, не снесена) интересная больничная церковь Архангела Михаила: ныне она восстановлена и возвращена верующим. По соседству построили жилой квартал и школу, реконструировали Акушерский корпус Медицинского института; к клубу проложили пешеходную аллею от Большой Пироговской улицы. В близлежащем дворе сохранился яркий памятник эпохи модерна – особняк профессора-медика Владимира Снегирева: архитектор Роман Клейн спроектировал его в формах средневекового замка... Район развивался и менял облик, но «клуб резинщиков» работы Константина Мельникова всегда оставался его доминантой и истинным очагом культуры. В 90-е годы в коммерческом угаре стены клуба завесили аляповатыми рекламными баннерами. Сейчас, когда их сняли в ходе реставрации, этот памятник русского конструктивизма снова предстал перед москвичами в своем подлинном, строгом и прекрасном виде.