Москва не сразу сносится - Московская перспектива

Москва не сразу сносится

Москва не сразу сносится
Москва не сразу сносится
Программа реновации как возможность научиться вести цивилизованный диалог с властью и друг с другом

Слово «реновация», несомненно, войдет не только в десятку слов 2017 года, но и в историю Москвы на долгие годы. Причем не только как проект по переселению жителей города из устаревшего жилья в современное, но и как огромный демократический и социологический эксперимент. Пожалуй, впервые десятки тысяч горожан получили возможность не на словах, а на деле выбирать свое будущее и выходить на прямой диалог с руководством города.

Услышать друг друга
На проект закона о реновации, поступивший в Госдуму первоначально, москвичи ответили серьезной критикой власти. В городе прошли как локальные акции протеста жителей конкретных домов, так и большой общегородской митинг на проспекте Сахарова. Могли ли городские власти не обратить на это внимания? Ну, скажем так: даже самые лояльные граждане признают, что российской демократии еще есть куда расти.
Но случилось другое – городские власти вместе с федеральными и московскими депутатами учли практически все серьезные аргументы оппонентов закона в первой редакции. Принятый закон гарантирует, что граждане смогут выбирать между равнозначным и равноценным жильем либо получением компенсации. Учтены интересы граждан с ипотечными кредитами и граждан, проживающих в коммуналках и общежитиях. Решен вопрос со взносами на капремонт. Выселение можно обжаловать в суде без ограничения по срокам и так далее.
По словам председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова, московские депутаты провели 1111 встреч с москвичами в их дворах по вопросам реновации. Прошло 229 приемов населения, 302 консультации совместно с адвокатами... Мэр Сергей Собянин дал десятки интервью, разъясняя, что никто и никогда не переселит насильно тех, кто этого не хочет. И, судя по всему, эти усилия руководителей города не прошли даром. Последние соцопросы показали, что подавляющее большинство москвичей, дома которых могут попасть в зону реновации, поддерживают программу.
ВЦИОМ приводит цифры: в целом 67% москвичей поддерживают программу, 15% – выступают против ее реализации. Жители зон реновации высказываются еще более единодушно: более трех четвертей – 80% – поддерживают программу реновации жилья, 71% ожидает улучшения условий жизни в результате участия в ней. Кроме того, социологи отмечают небывало высокий уровень информированности жителей города о программе. О ней не знают только 2% населения. При этом 54% москвичей интересуются данной темой и подробно осведомлены о запланированном сносе домов.
Политолог Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации, отмечает: «Чем больше власти города будут чувствовать сейчас поддержку населения Москвы, тем качественнее, на мой взгляд, пройдет сам проект реновации, а он будет длиться не менее 15 лет. Этот проект, по-моему, уже изменил лицо московских властей, суть их действий. Многие проекты информационного свойства, такие как «Активный гражданин», отлаживание работы МФЦ перешли на более качественный уровень. Мне кажется это очень важным. Проект реновации, безусловно, является испытанием и для граждан, и для властей. Но пока, мне кажется, московские власти выходят из него неплохо».

Очень активный гражданин
Отдельный скепсис у людей вызвало предложение решать судьбу своих домов через городской портал «Активный гражданин». Граждане боялись, что онлайн-голосование, не подтвержденное бумагой с подписями, легко подделать. Конечно, был еще вариант проголосовать в МФЦ, но и это для наиболее недоверчивых не казалось гарантией того, что их голос будет учтен правильно. Дома, где жители были настроены категорически против возможного переезда, провели общедомовые собрания собственников. Но, как выяснилось по итогам общегородского голосования, их оказалось не так много, как ожидалось.
По оценкам Артема Ермолаева, руководителя департамента информационных технологий города Москвы, в голосовании по программе реновации приняли участие более 235 тыс. квартир из 328 тыс., у которых было такое право. В ближайшее время департамент обещает выложить все данные поквартирно, чтобы вся информация была в открытом доступе. Но уже сейчас понятно, что очень многие прогнозы скептиков по поводу голосования по программе реновации не оправдались
«Аналитики, к примеру, предсказывали, что 69% противников программы не доверят голосование через МФЦ и «Активный гражданин», а проведут общедомовое собрание, – сказал Ермолаев. – Однако действительность оказалась другой. Из 466 домов, где желающих войти в программу реновации оказалось меньше необходимых двух третей, общедомовые собрания провели только 25. То есть даже те, кто не стремится попасть в программу, доверяют городским сервисам. Активнее всего люди голосовали через многофункциональные центры госуслуг – 59% пришли в МФЦ, где это можно было сделать 7 дней в неделю 12 часов в сутки, а 41% граждан отдали свой голос через портал «Активный гражданин». В большинстве домов за включение в программу проголосовали более 90% квартир. 41% проголосовавших воспользовались возможностью проверить, правильно ли учтен их голос».
Изначально в мэрии планировали пойти классическим путем и посадить человека для приема всех документов, как это было устроено в Советском Союзе. «Однако сегодня мы живем в совершенно бешеном ритме, когда у человека нет лишних 30 минут, чтобы поговорить с семьей, а тут ему нужно потратить время на сбор документов, – говорит Артем Ермолаев. – В результате было принято решение о создании системы голосования, которая сочетала бы в себе как очную явку, так и онлайн, чтобы дать возможность москвичу, где бы он ни находился, высказать свое мнение. Мы все голосование изначально строили на принципе максимальной открытости – как в МФЦ, так и на портале «Активный гражданин». В 40% домов, которые голосовали, возраст жителей был 55+. Тем не менее электронное голосование на «Активном гражданине» использовалось очень активно, так как оно является способом, в рамках которого экономится время и есть возможность автоматически перепроверить свой голос. Если бы мы пошли по прогнозу, который нам предлагали эксперты, то есть акцентироваться только на общем собрании собственников, то мы бы не то что кворум не собрали, мы бы получили нерепрезентативное представление».
Политолог Павел Данилин, член Общественной палаты Москвы, обращает внимание на то, что при голосовании на портале «Активный гражданин» каждый человек мог верифицировать свой голос и посмотреть, правильно ли он был учтен. На сайте московской мэрии была вывешена интерактивная обновляемая карта, где можно было видеть, как голосует любой дом любого района, любого квартала. «Мне кажется, это важнейший инструмент прямой электронной демократии, который использовала московская мэрия, – отметил политолог. – И этот эксперимент показал себя крайне удачно. Я убежден, что голосование серьезнейшим образом повысит уровень доверия и к власти Москвы в целом, и к любым московским программам в частности».

Собственность абсолютная и не очень
Выступление вице-премьера Дмитрия Козака на думских слушаниях по реновации сразу вошло в интернет-мемы благодаря призыву «не абсолютизировать право собственности». Что опять же вызвало подозрения в том, что в России началось покушение на частную собственность. На самом деле смысл речи чиновника сводился к вполне уважаемой формуле: «Свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого». Потому что сложность с эксплуатацией многоквартирных домов в том и состоит, что в них есть сугубо частное пространство, то есть собственно квартиры, но есть также общая площадь и общие коммуникации, за которые отвечают все жители сразу, а в случае наличия в доме муниципального жилья еще и государство. То есть на практике в российских условиях зачастую никто. Это создает массу проблем, знакомых всякому, кто пытался, например, общими усилиями отремонтировать протекшую крышу или установить шлагбаум при въезде во двор.
В случае с реновацией это означает, что от позиции одних собственников зависит судьба других. И это данность, созданная бесплатной приватизацией жилых помещений в начале 90-х годов.
Впрочем, иного способа решать проблемы многоквартирных домов, кроме как меньшинству подчиняться решению большинства, и в других странах не так много. Как рассказывает Надежда Косарева, президент Фонда «Институт экономики города», юриспруденция давно поняла, что не бывает абсолютного права частной собственности, особенно в городах, где все люди живут вместе, где им приходится находить компромиссные решения.
«То, что у нас называется изъятием для государственных или муниципальных нужд, в разных странах тоже существует, – сказала она. – Звучит везде по-разному, но юридическая суть одна: в каких-то случаях государство имеет право отобрать у вас собственность с предварительным равноценным возмещением, что написано практически во всех конституциях мира. А дальше общества во всех странах поняли, что дело не только в государственных нуждах. И в Америке, и в Японии, и в Германии, и во Франции есть специальное законодательство и специальные программы по редевелопменту. Кто-то продолжает опираться на изъятие собственности, но большинство стран сейчас опирается на понятие, которое называется «перераспределение земель, перераспределение собственности». Когда у вас берут что-то, а потом отдают. В основном это везде происходит через выявление мнения большинства, тогда меньшинство должно подчиниться этому. Всё градостроительное регулирование ограничивает нашу собственность, всё соседское право ограничивает нашу собственность, все требования технической безопасности ограничивают нашу собственность. Понятие собственности, если мы живем вместе, не может быть абсолютным».
Конечно, для постсоветских людей, которые владеют собственностью всего лишь какие-то четверть века, это звучит пугающе. Тем более важно для властей не давить на собственников, а в ежедневном режиме убеждать и доказывать, что их права не будут ущемлены, а голос – обязательно услышан. Ну а нам всем учиться учитывать не только свои интересы, но и тех, кто живет рядом, слышать не только себя, но и друг друга.