«Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни!» - Московская перспектива

«Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни!»

«Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни!»
«Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни!»
Пять удивительных женщин, которые изменили Москву и москвичей

Царица, святая, бизнесвумен, архитектор, режиссер – накануне 8 Марта «Московская перспектива» решила вспомнить женщин, без которых Москва сегодня была бы совсем другой. Каждая из этих ярких женских судеб по-своему трагична, что, к сожалению, неотделимо от истории нашей страны.


1. Кремлевский брак по расчету

Благодаря этой женщине Россия имеет на гербе двуглавого орла и именует себя Третьим Римом, а Москва обзавелась белокаменным Кремлем. Речь, конечно, о Софье (Зоя) Палеолог – племяннице последнего византийского императора Константина XI Палеолога и второй жене Ивана Грозного.
После смерти отца девушка жила на попечении папы римского, который решил выдать ее замуж за овдовевшего в 1467 году Ивана Третьего, рассчитывая таким образом укрепить на русских землях католичество. Сразу скажем, что ему это не удалось – вскоре после замужества Зоя, приняв православие, стала Софьей.

Российский царь, в свою очередь, желал использовать этот брак для укрепления международного авторитета страны. Неслучайно сразу после свадьбы в Архангельском соборе Кремля появилось изображение византийского императора Михаила III, родоначальника династии Палеолог, с которой породнились московские правители. Так утверждалась преемственность Москвы Византийской империи, тем более что новая жена также «подарила» Москве герб своей династии – того самого двуглавого орла. Он достался столице как часть ее приданого – наряду с богатой библиотекой, ставшей основой легендарной библиотеки Ивана Грозного, которую по сей день ищут энтузиасты.

Вторая супруга Ивана Грозного оказалась женщиной не только с хорошей родословной, но и с незаурядным умом. По материалам историков, вероятно, именно она подала Ивану III идею объединения земель под единым центром. Княгиня видела в Руси невиданную мощь, верила в ее великую цель. По гипотезе историков, именно ей принадлежит знаменитая фраза «Москва – Третий Рим».
Она также сумела привлечь в Москву иностранных врачей, ювелиров, оружейников и особенно архитекторов. Прибывшие зодчие Аристотель Фиораванти, Марко Руффо, Алевиз Фрязин и другие возвели в Кремле Грановитую палату, Успенский и Благовещенский соборы на Соборной площади Кремля, завершили строительство Архангельского собора.

Она же сумела внушить супругу необходимость возвышения царя в глазах народа. Муж много слышал от жены о придворном обиходе византийских самодержцев и постепенно завел новые обычаи. Как писал российский историк В.О. Ключевский, Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины – постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Трудно сказать, была ли эта женщина счастлива в России. Прожив здесь 30 с лишним лет, родив мужу 12 детей, Софья Палеолог, по мнению того же Ключевского, так и не смогла до конца понять чужую для нее страну, ее традиции и законы. Однако этот брак по расчету стал, пожалуй, одним из самых значимых союзов за всю историю царской России.

Скончалась Софья 7 августа 1503 года в Москве, захоронена в Вознесенском девичьем монастыре Московского Кремля.

2. Утешения Матроны

Для людей верующих имя Матроны Московской – одно из самых почитаемых. Неслучайно к ее мощам, находящимся в Покровском женском монастыре, и сегодня без конца идут люди в надежде на чудо и утешение.

Родилась Матрона в 1885 году в селе Себино Тульской губернии, в бедной крестьянской семье, где уже было трое детей. Родилась она абсолютно слепой, родители хотели отдать ее в приют, но пожалели. Девочка быстро начала говорить и все чаще удивлять взрослых своей прозорливостью. То она предсказала смерть деревенского священника, то пожар, который вскоре случился, то болезнь в семье соседей... Узнав о необычной малышке, в Себино потянулись люди с просьбами, чтобы блаженная помолилась за них. Так ребенок, который грозил стать «лишним ртом» и обузой семье, стал ее кормить.

В 14 лет Матрона поехала в паломничество, побывала в Киево-Печерской лавре, в Троице-Сергиевой лавре и в Кронштадте, где, по преданию, слепую девушку подозвал к себе сам Иоанн Кронштадтский, назвав своей «сменой».

В 17 лет у Матроны отнялись ноги, с тех пор она принимала людей сидя. И тогда впервые стала говорить о грядущих страшных днях: «Будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать». Тогда никто не принимал ее слова за близкое пророчество, но сегодня многие верят, что она действительно предсказала революцию 1917 года.

Кстати, оба ее брата, вступившие в партию большевиков, не захотели терпеть рядом с собой блаженную сестрицу. В 1925 году Матрона была вынуждена перебраться в Москву, где и прожила до конца своих дней. Скиталась по подвалам, сараям, по квартирам, где нельзя было долго задерживаться, чтобы не подставить хозяев.

Жизнь Матроны в Москве пришлась на самое страшное время: конец Гражданской войны, нищета, голод, страшные годы «большого террора», потом Великая Отечественная… Огромное море человеческого горя. И люди тянулись за утешением к святой Матронушке, передавая друг другу легенды, что после ее молитв возвращались с фронта те, кого считали без вести пропавшими.

Один из мифов гласит, что осенью 1941 года к блаженной Матроне тайно приезжал сам «отец народов» – Иосиф Сталин. Якобы блаженная предсказала ему победу русского народа в войне и сказала, что он один из всего правительства не уедет из Москвы. В 2008 году в петербургском храме даже появилась икона «Блаженная Матрона благословляет Иосифа Сталина», что вызвало протест части прихожан.
Тогда насельник Сретенского монастыря в Москве иеромонах Иов (Гумеров) так комментировал этот скандал: «В 1997 году священноначалие поручило мне подготовить материалы к канонизации Матроны Никоновой. Приходилось по крупинкам собирать о ней сведения. Нет ничего, что могло бы подтвердить приезд к ней Сталина. Она была гонимой. В любой день была готова к аресту. Такое положение сохранилось до самой ее смерти 2 мая 1952 года. Попытка представить жестокого гонителя Церкви верующим христианином и благодетелем Церкви опасна и может принести только духовный вред. Так размываются границы добра и зла».

1 мая 1998 года по благословению Патриарха Алексия II останки старицы были перенесены с Даниловского кладбища в Покровский женский монастырь на Таганской улице, где находятся и сегодня. Блаженная Матрона была причислена к лику местночтимых московских святых в 1999 году, а пятью годами позднее состоялась ее общецерковная канонизация.


3. «Банная королева»

Сегодня женщи-ну-предпринима-теля нельзя назвать уникальным явлением, а вот в дореволюционной России это было большой редкостью. Тем интереснее судьба Веры Фирсановой, хозяйки знаменитых Сандуновских бань.
Вера родилась в 1862 году в семье купца Ивана Фирсанова. После смерти отца 20-летняя девушка возглавила семейное дело, в которое входили и дровяные склады, и строительный бизнес (она, кстати, руководила строительством Петровского пассажа, который и сегодня украшает столицу), и Сандуновские бани.
Эти бани получили название по фамилии их первого владельца – знаменитого московского актера-комика Силы Сандунова. Но именно Вера Фирсанова превратила их в московскую легенду. Новое здание бань возводили в течение двух лет по проекту архитектора Бориса Фрейденберга, открылись они в мае 1896 года.
Сандуновский комплекс включал восемь строений (девятое – гараж для автомобилей клиентов – появилось лишь в 1910 году). Один корпус был жилым: на верхних этажах размещались дорогие квартиры, а нижние были отданы под роскошные магазины. Остальные семь зданий относились к хозяйству бань. В одном корпусе помещались недорогие мужские и женские бани (по 6 копеек), в другом – дорогие «нумерные», где каждый из 24 «нумеров» представлял собой отдельный трехкомнатный блок с собственной парной, ванной и душем. Цена за них доходила до 5 рублей.

В 1893 году на деньги и по ходатайству Фирсановой рядом с ее имением был открыт полустанок Николаевской железной дороги, который и по сей день называется платформа Фирсановская. Она также много и щедро занималась благотворительностью, однако от «революционного возмездия» ее это не спасло. После революции Фирсанову выселили из собственного дома на 1-й Мещанской и отвели ей одну комнатку в коммуналке, в доме на Арбате, недавно целиком ей принадлежавшем.

Там она прожила долгие 10 лет, но когда в 1928 году «товарищи» описали предметы первой необходимости, все-таки решила покинуть Россию. С помощью Федора Шаляпина получила место гримерши в одном из столичных театров и по поддельным документам с труппой тайно выехала в Париж. Там в 1934 году бывшая крупнейшая московская домовладелица, бывшая хозяйка Сандуновских бань и Петровского пассажа, одна из первых российских женщин-предпринимательниц и нашла свой последний приют.


4. «Амур» Веры Мухиной

В 2010 году в Москве торжественно открыли музей Веры Мухиной, расположившийся в постаменте ее самой известной работы – статуи «Рабочий и колхозница». Этот памятник стал символом страны Советов, хотя у самой Веры отношения с советской властью складывались не так просто. Точнее, своего мужа, врача Алексея Замкова, она любила куда больше, чем эту самую власть.

Обвенчались они в Москве в 1918 году. Вера Игнатьевна скромно вела занятия по лепке в Кустарно-художественном техникуме, а вот ее супруг неожиданно пошел в гору. Тогда доктор Замков изобрел чудо-препарат «гравидан» – первое в мире гормональное лекарство. Оно имело успех, многие от него выздоравливали и даже будто бы молодели. Пациентами доктора стали важные персоны – В.М. Молотов, М.И. Калинин, М. Горький. По слухам, именно муж Веры Мухиной стал прототипом булгаковского профессора Преображенского из «Собачьего сердца».

Новый статус мужа позволил малоизвестному тогда скульптору Мухиной участвовать в конкурсе на памятник для советского павильона на Всемирной выставке 1937 года в Париже. По замыслу автора проекта Бориса Иофана, 35-метровый павильон должны были увенчать «юноша и девушка, олицетворяющие собой хозяев советской земли – рабочий класс и колхозное крестьянство».

Мухина легко выиграла конкурс. В Париже «Рабочего и колхозницу» ждал восторженный прием, о чем много написано. В Москве статую в 1939 году водрузили у входа на ВДНХ. За нее Мухиной вручили первую из пяти ее Сталинских премий.

Но она не радовалась… В 1938 году институт мужа закрыли, запасы «гравидана» уничтожили. Придя домой с очередной проработки, доктор слег с инфарктом. Мухина долго лечила его, забросив свою работу, хотя заказов хватало... Рассказывают, что ей тогда передавали настоятельную просьбу – изваять бюст «самого». Она ответила: «Пусть товарищ Сталин приезжает ко мне в мастерскую. Нужны сеансы с натуры». Больше просьб не было. А проекты Мухиной, как по команде, были заморожены.
Во время войны муж умер от второго инфаркта, и в жизни Мухиной осталась только работа. В послевоенные годы она сделала немало – портреты генералов и простых солдат, памятники П.И. Чайковскому у консерватории и Горькому у Белорусского вокзала...

Умерла она от стенокардии, проведя последние месяцы жизни в Кремлевской больнице. Врачи категорически запретили ей работать, но втайне от них она сделала свой последний шедевр – маленького стеклянного летящего Амура.


5. Поймавшая «Синюю птицу»

Немного найдется в истории нашей страны женщин, про которых говорят «первая в мире». Наталия Ильинична Сац – именно из таких: основатель первого в мире детского театра, основатель первого в мире детского музыкального театра, первая в мире женщина, ставшая оперным режиссером.
Музыка и театр были в ее жизни с рождения. Отец – композитор Художественного театра, автор музыки к постановке «Синяя птица», которая много лет спустя стала символом созданного ей театра. Это здание причудливой архитектурной формы на проспекте Вернадского с синей птицей на фронтоне хорошо знакомо москвичам.

С 15 лет она работала без скидок на возраст, в революционной Москве Наталия стала главной по культуре для детей – организовывала концерты, спектакли, а в 1918 году создала свой Детский театр Моссовета. С 1920 года до ареста в 1937 году она была директором и художественным руководителем Московского театра для детей (сегодня – Российский академический молодежный театр).

Осенью 1937 года Наталия Сац была арестована как «член семьи изменника Родины», а ее муж, Израиль Вейцер, народный комиссар внутренней торговли СССР, был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. Сац провела пять лет в лагерях, потом была вынуждена уехать в Алма-Ату. В Москву вернулась лишь в 1958 году, а спустя шесть лет организовала и возглавила первый в мире Московский детский музыкальный театр, который сегодня так знаменит в Москве.

При этом Сац была очень красивой, она родила и вырастила троих детей (всех от разных мужей), а еще одного потеряла на пути в лагеря. Отец нерожденного ребенка был расстрелян... Прожила до 90 лет, написала несколько книг и, как вспоминали близкие, часто повторяла слова французской песенки «Ищите розу»: «Всегда и везде ищите розу. На мостовой, в темнице, в самые тяжелые минуты думайте о розе, ищите розу. И если вы даже не найдете розу, какое счастье, что вы ее искали! Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни!»