«В социальной сфере ощутить результат сложнее, чем в строительстве» - Московская перспектива

«В социальной сфере ощутить результат сложнее, чем в строительстве»

«В социальной сфере ощутить результат сложнее, чем в строительстве»
«В социальной сфере ощутить результат сложнее,  чем в строительстве»
Леонид Печатников о земских врачах, виртуальных школах и льготах для миллионеров

На пресс-конференции заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова, прошедшей в Информцентре правительства Москвы, разговор шел об обеспечении социальных гарантий горожан – развитии здравоохранения, образования, принципах финансирования учреждений культуры. Заммэра считает, что социальная помощь должна оказываться лишь тем, кто в ней действительно нуждается, а врачи общей практики могут с успехом заменить терапевтов. В ходе брифинга и после его завершения Леонид Печатников ответил на ряд вопросов обозревателя «Московской перспективы».

Продолжительность жизни москвичей увеличилась на три года


 Леонид Михайлович, москвичам известно о количественном и качественном обновлении мате-риально-технической базы столичных клиник, повышении роли высокотехнологичной медицинской помощи. А какие цифры характеризуют улучшение здоровья людей?
– Если о строителях говорят, что они счастливые люди, – построили развязку, новый театр, больницу – и все видят итог их труда, то в социальной сфере ощутить результат сложнее. То, что за три года продолжительность жизни москвичей увеличилась на три года, заметить «невооруженным глазом» трудно, но этот показатель чрезвычайно важен.
Хотя мы еще не достигли средней продолжительности жизни других стран Европы – там она приближается к 80 годам, – но такой скорости увеличения продолжительности жизни не знала ни одна из европейских стран. Во Франции, к примеру, этот показатель увеличивается за год на 1–2 месяца, что считается огромным успехом.
При этом социальная сфера – именно та область, которая всегда вызывает наибольшее количество нареканий. Я не знаю ни одной страны мира, где люди были бы в полной мере удовлетворены уровнем социальных гарантий. Тем не менее нам многое удалось сделать. И в 2017 году даже при таком непростом бюджете все социальные гарантии город выполнит на 100 процентов.

 В Москве начался эксперимент по переобучению терапевтов на врачей общей практики. В чем его смысл?
– Еще в 70-е годы прошлого века советское здравоохранение проводило не совсем продуманную политику узкой специализации врачей. В то же время в мире уже отказались от выпуска большого количества узких специалистов, вернулись к врачам общей практики. Раньше в России ведь были земские врачи, которые прекрасно справлялись с лечением, как сейчас бы сказали, не запущенных больных. Мы также полагаем, что базового терапевта надо обучать элементарным навыкам, чтобы он мог посмотреть ухо, горло, нос и оказать пациенту элементарную помощь, а не отправлять к отоларингологу.
У нас уже полным ходом идет замена терапевтов врачами общей практики. В мединститутах города созданы кафедры, где проходят переобучение терапевты. В настоящее время порядка 4–5 тысяч столичных врачей-терапевтов получили сертификат врача общей практики.
При этом если в других странах такие врачи лечат и взрослых, и детей, то у нас решено сохранить педиатрию как отдельную специальность. Это достояние российского здравоохранения, нельзя от него отказываться.

Москвичи рассказывают, что в поликлиниках сокращают кабинеты физиотерапии. Это правда?
– В настоящее время поликлиники сами регулируют необходимое им количество специалистов по тем или иным направлениям, и если главные врачи считают необходимым увеличить число кабинетов, которых реально не хватает пациентам, то вполне могут сократить не самые необходимые, ту же физиотерапию, помощь от которой весьма условна. Тут другая проблема – недостаток медицинского просвещения, культуры населения. Пока наши люди не поймут, что надо хотя бы раз в год посещать врача, мы не сдвинемся с места.

 Но нельзя же заставлять идти к врачу?
– Конечно, загонять насильно никого нельзя, даже если это и на пользу самому человеку. Рассказывать о пользе профилактики – непременно. И предоставлять такую возможность. У нас всюду теперь открыты кабинеты, где можно провести диспансеризацию быстро, без очереди.
Вместе с тем сейчас проводится гораздо больше, чем раньше, исследований КТ, МРТ, ПЭТ экспертного уровня. Это позволяет диагностировать сложные заболевания на ранних стадиях и в очень короткие сроки.

 В том числе и онкологические?
– Да. На сегодняшний день онкология занимает второе место среди причин смертности в Москве. На первом по-прежнему находятся сердечно-сосудистые заболевания. Но если смертность от ССЗ по сравнению с 2010 годом снизилась в 3,6 раза, то в онкологии успехи пока более скромные. Связано это с поздним выявлением онкологических заболеваний.

Льготы должны быть адресными



 Что такое виртуальные школы, которые появились в столице?
– Есть дети-инвалиды, которые не могут ежедневно посещать школу, и для них обеспечивается, по сути, индивидуальное обучение на расстоянии. Я не сторонник того, чтобы дети вообще перестали ходить в школу и занимались только на расстоянии, но при необходимости такая возможность у ребенка должна быть, и город ее предоставляет.
Такой инновационной системы образования, которая создана в Москве, думаю, нет пока ни в одном регионе России. В школах введены электронные дневники, электронные доски. Все классы полностью обеспечены компьютерной базой.

 В некоторых школах начали создавать медицинские, инженерные классы. Не слишком ли раннее профориентирование?
– Этот проект действительно направлен на раннюю профориентацию учеников, и это хорошо. К окончанию школы выпускники понимают ту сферу, в которой они хотят дальше учиться, а потом работать. Это некий социальный лифт – симбиоз школ, колледжей и вузов. К примеру, ГИТИС курирует театральный колледж плюс школу, куда поступают дети, у которых есть природные склонности к актерской или смежной с ней профессии. Думаю, за этим направлением будущее.

 Состоятельные люди, у которых много детей, по-прежнему продолжают получать пособие наравне с малоимущими?
– Мы исследуем реальное материальное положение многодетных семей, которые получают пособия от города. Есть семьи, для которых две-три тысячи рублей от государства становятся важной прибавкой в бюджет, а есть такие, для которых они останутся незаметными. К примеру, в семье с тремя детьми имеется 15 предприятий, десятки грузовых автомобилей, и при этом они получают помощь от города. Некоторые «льготники» являются владельцами до 15 квартир в Москве. Помощь должна предоставляться только тем, кто в ней реально нуждается, быть адресной, мы над этим работаем.
Тем временем город не будет лишать какие-то категории граждан социальной помощи. В 2016 году около 5 млрд рублей было выделено на поддержку 116,9 тыс. многодетных семей, а выплаты для них из бюджета составили порядка 9 млрд рублей. С марта 2016 года предоставляем многодетным электронные сертификаты для покупки детских товаров.

Театры без цензуры



 Столичные власти дали театрам возможность самим разработать систему финансирования. Что дальше?
– Теперь власти ждут от театров предложений. Для того чтобы были объективные критерии, необходимо формирование госзадания и субсидии – вот все, что мы просим от театров. При этом у театров останется немаленькая сумма, которую они должны распределять сами в виде грантов. Тогда, кроме госзадания, они смогли бы поддерживать своих коллег дополнительными грантами.
И да, я согласен с министром культуры России Владимиром Мединским, который назвал российские театры самыми свободными со времен Древней Греции. Ни один московский театр не может заявить, что у нас есть какая-то цензура.