По улицам слона ловили - Московская перспектива

По улицам слона ловили

По улицам слона ловили
По улицам слона ловили
Одному из старейших зоопарков Европы – Московскому – 150 лет

Московский зоопарк – один из старейших в Европе. Он был открыт 31 января (по старому стилю) 1864 года и назывался тогда зоосадом. Сравниться с ним по возрасту могут только зоопарки Лондона (1828 год), Франкфурта-на-Майне (1858 год) и Гамбурга (1863 год). Лишь зоопарк в Вене был открыт в 1752 году. В связи с юбилеем «Московская перспектива» решила вспомнить о зверинцах и им подобных учреждениях старого города.



1 Пристанище желтой собачки

Московский зоопарк был основан Русским императорским обществом акклиматизации животных и растений. И сразу полюбился публике. Профессор Анатолий Богданов, главный инициатор появления зоопарка, называл его «живым музеем на открытом воздухе». Первое время в нем содержалось всего лишь около 300 животных. Зоопарк существовал за счет пожертвований членов царствующего дома Романовых, а также благодаря проданным билетам. Средств вполне хватало, зоопарк развивался. В конце XIX века по проекту архитектора Сергея Родионова (1859–1925) были построены парадные ворота, сохранившиеся до наших дней. Тогда же появился и Каменный павильон для содержания копытных.

Правда, поначалу это было не научное учреждение, как ныне, а исключительно увеселительный аттракцион. Антон Павлович Чехов возмущался: «За все лето ни одного посетителя. Оправдываются люди тем, что в саду, мол, все зверье от голода передохло. Это резонно, но только отчасти. Передохло, но не все... Нет слонов, тигров, львов, хамелеонов, но зато есть... желтая собачонка, принадлежащая кустодиям. Есть блохи, которых на досуге ловят жены сторожей. Есть мухи, воробьи, пауки, инфузории... Наконец, скоро прибудет в сад еще новый, давно уже не виданный зверь... Этот зверь – холера. За прибытие его ручается та старейшая, зловоннейшая вонь, которая ни на секунду не расстается с садом».

Он с возмущением цитировал журнал, который здесь вели якобы научные работники:
«17 сентября 1878 года. Дразнил зверей молодой человек.
17 сентября. Дразнили зверей трое пьяных.
1 октября. Дразнили зверей посетители.
8 октября. Дразнил зверей офицер.
15 октября. Дразнил зверей кадет.
17 октября. Дразнил зверей посетитель в чуйке.
6 декабря. Дразнила зверей публика.
4 марта 1879 года. Дразнил зверей господин в поддевке.
8 марта. Дразнил зверей посетитель с дамой.

Не правда ли, научно? Господин в поддевке, кадет и посетитель с дамой дразнили зверей, а отсюда вывод: не дразните зверей, ибо этим вы только дразните ученых, а ученые пишут глупости…

И так далее. Кроме этих наблюдений насчет господина в собольей шубе и офицера, с которым была жена, а не любовница, и скандалов, ежедневно происходящих в мирном уголке науки, в дневнике нет ровно ничего. В описаниях скандалов есть хоть пикантные подробности насчет рожи и цветов, которые посетитель нарвал, очевидно, для дамы; что же касается тех записей, которые относятся к кашляющим однокопытным и околевающим жвачным, то тут «за темнотою нельзя было разобрать» и лаконизм поразительный».

Бывали происшествия чрезвычайные. В частности, Мямлик, крупнейший слон в Европе, содержавшийся в зоопарке, однажды сорвался с цепи и пошел по улицам, трубя во весь хобот. Его, разумеется, вскоре поймали.

В Рождество здесь строили Ледяной дом. Сад преображался. Иван Шмелёв писал: «Помню – струящиеся столбы, витые, сверкающие, как бриллианты… ледяного-хрустального Орла над «Домом», блистательного, до ослепления... слепящие льдистые шары, будто на воздухе, льдисто-пылающие вазы, хрустальные решетки по карнизам... окна во льду, фестонами, вольный раскат подъезда... матово-млечно-льдистое, в хладноструящемся блеске из хрусталей... Стены дворца, прозрачные, светят хрустальным блеском, зеленым, и голубым, и розовым от где-то сокрытых лампионов… Разве расскажешь это!»

После революции жизнь зоопарка резко изменилась. Акцент ставился не на досуговые развлечения, а на научно-познавательную деятельность. Выпустили справочник «Московский зоосад» – он получился умилительный. Вот, к примеру, один из фрагментов: «Бегемот… с огромной головой, широкой мордой и почти волочащимся по земле животом, с могучими клыками. Это страшное чудовище может изрыкать такой могучий рев, что все животные, не исключая льва, приходят от него в трепет».

В настоящее время в зоопарке содержатся около 8 тысяч животных – представители 1127 видов, которые разделяются на 6 категорий: беспозвоночные, рыбы, амфибии, рептилии, птицы и млекопитающие. Среди них можно встретить и обыкновенного ежа, и гордого жирафа, и сурового ягуара, и кровожадного крокодила. Ведется научная работа, выводятся новые представители фауны. Но главная задача – развлекательно-познавательная – сохранилась.

Популярен также Детский зоопарк. Здесь дети могут близко пообщаться с любимыми героями из сказок и басен – лисой, журавлем, а также семью козлятами. Они знакомятся с сельскими домашними животными – гусями, курами, индюками, коровами, козами. А на Площадке общения можно погладить животных и даже покормить их специальным кормом. Кроме того, в Детском зоопарке есть карусели, горки и другие аттракционы, в которых принимают активное участие и дети, и животные.

2 Слуга при обезьяне

Царский зверинец располагался в Измайлове. Он так и назывался – Измайловский зверинец и был своего рода прообразом нынешнего зоопарка, однако отношения между сотрудниками и животными были принципиально противоположные нынешним. Главными персонами зверинца, как и в наши дни, считались звери, а вот работники этого учреждения назывались «слугами» при зверях. Между слугами иной раз возникали распри. Например, слуга при обезьяне доносил на слугу при слоне: мол, тот не только сам пьет хлебное вино своего господина (южным животным «для сугреву» полагалось хлебное вино или же, выражаясь современным языком, простая водка), но и угощает этим соблазнительным напитком своего родного брата. На что слуга при слоне отвечал, что слону положено несколько ведер хлебного вина, а обезьяне – так, чуть-чуть. Поэтому слуга слона физически не может сам доставить господину горячительное, а вынужден просить у брата помощи, а после вознаградить его.

Перед Великой Отечественной войной на этом славном месте решили выстроить колоссальный стадион с трибунами на 140 тысяч зрителей. Часть этих трибун уже построили, но война помешала, поэтому работы приостановили. После победы снова было не до стадиона, а потом решили расположить спортивную площадку в Лужниках.

А на этом месте разбили Измайловский парк, выстроили гостиницу «Измайловская» и открыли станцию метро – тоже «Измайловский парк». Это одна из самых интересных станций столичного метро. Ее строили в довольно неожиданное время – станция была открыта в январе 1944 года, когда лозунг «Все для фронта, все для победы!» еще не потерял актуальности. Но самое загадочное на станции, конечно, третья пара рельсов. На всех станциях два рельсовых пути, а вот на этой – три. Путеводитель 1947 года, правда, объясняет этот феномен, но лишь отчасти: «Выделяется станция «Измайловский парк имени Сталина» (так станция в то время называлась. – Прим. авт.) – она грандиозна по своим масштабам. Предназначенная для обслуживания чрезвычайно больших потоков пассажиров, станция имеет три пути, между которыми расположены две широкие островные платформы. Средний путь служит для дополнительного приема и отправки поездов при массовом наплыве пассажиров».

Так что станция метро на месте старого зверинца является одной из московских достопримечательностей.

3 Для Общества конской скачки

В 1834 году Общество конской скачки получило – по тем меркам в ближнем Подмосковье – 121 десятину земли. А в 1896 году здесь по проекту архитекторов С.Ф. Кулагина и И.Т. Барютина построили новое здание ипподрома, а в начале Беговой аллеи появились две статуи – «Диоскуры, укрощающие коней».

Владимир Гиляровский вспоминал об ипподроме: «Воспоминания роятся и свертываются в клубок, яркими гирляндами и живыми цветочными клумбами рисуются пять этажей трибун, полных в день дерби легкими платьями дам; огромный партер вдоль всего этого ажурного железного здания, которое ни с какой постройкой и сравнить нельзя… А с чем можно сравнить «ирландский банкет» посредине? Это головоломное препятствие, на которое решались скакать только самые отважные спортсмены… Высокий вал между двух широких канав. Лошадь скачет сначала через одну канаву на гребень вала, а с него уже вторым прыжком берет вторую канаву, за два раза перепрыгивая в ширину более семи метров, всегда теряя около минуты на этом препятствии. Нередко на нем ездоки и кости ломали, и лошади калечились».

Он же описывал довольно колоритное мероприятие, которое проходило здесь же, на беговом круге, – травлю волков собаками: «Говорят, что теперь девятнадцатое столетие. Не верьте, читатель… Первый час. Позади галереи толпятся кареты, роскошные сани и извозчики. Шум, гвалт… Экипажей так много, что приходится толпиться… В галереях конского бега – в енотах, бобрах, лисицах и барашках – заседают жеребятники, кобелятники, борзятники, перепелятники и прочие лятники, мерзнут и сгорают от нетерпения. Тут же заседают, разумеется, и дамы… Хорошеньких, сверх обыкновения, почему-то очень много… На верхних скамьях мелькают гимназические фуражки. И гимназисты пришли посмотреть, они тоже сгорают от нетерпения и постукивают калошами…

По ящику стучат молотком… От ящика отходят… Один дергает за веревку, стены темницы падают, а глазам публики представляется серый волк, самое почтенное из российских животных. Волк оглядывается, встает и бежит… За ним мчатся шереметьевские собаки, за шереметьевскими бежит не по уставу можаровская собака, за можаровской собакой борзятник с кинжалом… Не успел волк отбежать и двух сажен, как он уже мертв».

Такое вот средневековье…

4 Несчастье с протоиереем

Еще один зверинец находился на Лубянской площади, где сейчас Политехнический музей. Он был деревянным, в нем содержались исключительно экзотические животные. В частности, слон. Однажды слон, как и упомянутый выше Мямлик, решил выбраться на свободу. Но милосердие в то время было не в чести – того слона убили. Для этого потребовалось 144 пули, а результатом стало 250 пудов мяса и 7 пудов сала. Вольнолюбивый слон был съеден.

В другой раз из того же зверинца сбежала гиена, которая пронеслась по Мясницкой улице, вбежала во двор церкви Николы Чудотворца в Мясниках, стоявшей на месте конструктивистского шедевра Ле Корбюзье, и загрызла насмерть протоиерея.

В результате тот зверинец упразднили, а на его месте открыли «охотничий торг». Публицист Петр Богатырёв писал: «На этот торг вывозились меделянские, овчарные, борзые, гончие и иных пород собаки, выносились голуби, куры, бойцы-петухи и иная птица. Здесь же в палатках продавались певчие птицы и рыболовные принадлежности. В то время, о котором я говорю, крепостное право только что кончилось; помещики еще не успели разориться и жили еще на барскую ногу. У многих были превосходные охоты, и они вывозили эти охоты – как тогда говорили, на Лубянку – не столько для продажи, сколько напоказ. Любопытно было смотреть на этих ловчих, доезжачих, выжлятников и прочих чинов охоты. В казакинах, подпоясанные ремнями, с арапниками в руках они напоминали какую-то «понизовую вольницу», с широким разгулом, с беспредельною удалью, где жизнь, как и копейка, ставилась ребром».

Но и это предприятие кануло в Лету.

5 Трубный рынок

Еще в начале прошлого столетия на Трубной площади действовал популярный птичий рынок. Бытописатель Е.П. Иванов рассказывал: «В Москве с давних пор существовал специальный птичий рынок, по воскресным дням располагавшийся на Трубной площади. Пестрота посетителей этого рынка конкурировала с Сухаревкой. Продавцы птиц отличались оригинальной манерой говорить с покупателями, причем часто вводили в свою речь элементы острословного характера».

Он же цитировал неповторимые речевки здешних продавцов: «Тисковый» зяблик… Три рубля прошу… Поет, сударь, цви-цви-цви, а в конце натуральное коленце – Федя. Жаворонки их пение понимают. Если есть жаворонок, чего лучше – в два голоса отрабатывают. Другой только жаворонок подметки чистить зяблику не годится – на кого попасть! С таким тисковый зяблик сидеть, честное слово, рядом не станет, а сядет – со зла своим калом подавится».

Знатоки к подобным откровениям относились с пониманием.