«То, что хорошо для Нью-Йорка, не всегда подходит для Москвы» - Московская перспектива

«То, что хорошо для Нью-Йорка, не всегда подходит для Москвы»

«То, что хорошо для Нью-Йорка, не всегда подходит для Москвы»
«То, что хорошо для Нью-Йорка,  не всегда подходит для Москвы»
Сергей Кузнецов о новом этапе в панельном домостроении, точечной застройке и архитектурных конкурсах

Сегодня столичные власти пересматривают подход к градостроительной политике, которая охватывает все стороны жизни. Архитекторам предоставляют творческую свободу, они больше не боятся реализовывать проекты различной сложности и применять нестандартные решения. О том, как меняется лицо столицы, какие серии новых панельных домов становятся наиболее популярными и что происходит в сфере архитектурного образования, «МП» рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

 Сергей Олегович, недавно вы анонсировали выставку «Открытый город. Образование в сфере городского планирования и архитектуры», на которой будут обсуждаться насущные проблемы архитектурных институтов. Для чего это нужно?
– Это необходимо для того, чтобы понять требования рынка. Такой дискуссионной площадкой станет выставка «Открытый город. Образование в сфере городского планирования и архитектуры», которая пройдет в Москве в конце октября. Выставка будет полезна для студентов, преподавателей, менеджеров и работодателей в сфере архитектуры, поможет им наладить непосредственные контакты, определить, где пересекаются их потребности. Если мы хотим развиваться, выигрывать не только отечественные, но и международные конкурсы, необходимо нести нашу российскую культуру и архитектуру в мир. Фундаментом этого, безусловно, является образование. Нам важно сравнить себя с лучшими международными практиками, понять, в чем мы отстаем и что нужно для того, чтобы стать лучшими и востребованными на этом поприще. Поэтому считаю создание такой дискуссионной площадки крайне значимым событием.
В дискуссии готовы участвовать 10 вузов. Будут приглашены порядка 30 спикеров, в том числе международные эксперты – будет возможность сравнить российский опыт с мировым.
Добавлю, что сегодня архитекторы должны владеть современными технологиями, поскольку в настоящий момент в компетенцию специалиста входит не только умение чертить и рисовать. Это прежде всего творческий процесс: сочинение, программирование, генерация идей.

 Этот год стал началом нового этапа панельного домостроения в Москве. Старые серии изжили себя?
– Да, их однообразие формирует монотонность среды, уничтожает индивидуальность дома, района в целом. Отсутствие активной функции на первых этажах в старых сериях лишает жителей возможности создания «своей» улицы – с магазинами, кафе, мелким ритейлом и разнообразными бытовыми сервисами.

 Как показали себя на практике обновленные серии домов? 
– Стандарты, разработанные Москомархитектурой по поручению мэра Москвы Сергея Собянина совместно с коллегами из стройкомплекса, вывели строительство массового жилья на абсолютно другой уровень. Новые серии прошли все технические советы и получили высокую оценку, реакция покупателей также самая положительная. Напомню, в новых сериях угловые секции заполнены квартирами, фасады оживлены наличием окон и балконов-лоджий. Такая секция способна сформировать комфортный жилой двор и не нарушить эстетики внешнего облика квартала.

У города есть еще один важный компонент – это силуэтность застройки, которую зачастую игнорировали в проектах советских микрорайонов. Силуэт – постоянный составляющий элемент панорамы города. Именно по причине однообразия типовых серий невозможно сформировать выразительную линию панорамы. Один из способов исправить положение – варьировать этажность секций.

 Какие самые популярные серии вы бы выделили на столичном рынке? 
– На сегодняшний день самые популярные серии – это «ДСК Град» и серия «ДОММОС» ГВСУ. Правда, «ДОММОС», на наш взгляд, еще нужно совершенствовать, так как есть ряд моментов, которые не в полной мере соответствуют постановлению правительства № 305. Наблюдается определенная повторяемость, от которой мы стараемся уйти, но, учитывая хорошее качество этой серии, она сейчас пользуется популярностью.

Однако больше всего вопросов у нас возникает к фасадной пластике и гибкости планировочных решений. Подобная проблема есть у ДСК-1 и ГВСУ.

 Какие проекты будут реализованы в ближайшее время?
– Недавно был утвержден проект жилого дома, который возведут в районе Некрасовка на юго-востоке столицы. В нем будет разнообразное рельефное решение фасадов. Отделка панелей наружных стен, эркеров и ограждений лоджий представляет собой облицовку в заводских условиях цементно-песчаной плиткой «под кирпич» разных оттенков. Цоколь и первый этаж дома облицованы керамогранитом. Первый этаж будет нежилым. Он предназначен для размещения предприятий бытового обслуживания и магазинов. Его высота составит 3,3 метра (на полметра больше, чем в других типовых домах). В доме разместятся 160 одно-, двух- и трехкомнатных квартир.

Район Некрасовка в целом стал экспериментальной площадкой для новых серий. Здесь активно ведется строительство модернизированных панельных жилых домов.

 Какие наиболее существенные изменения произошли в архитектурной деятельности в последнее время?
– Во-первых, сегодня серьезно пересматриваются градостроительные подходы. Генплан становится стратегическим документом. Власти отказались от попыток «рисовать» город буквально до каждого здания и стали развивать территории комплексно. Во-вторых, квартальная застройка, полицентризм и комфорт документально закреплены. Сегодня уже есть понимание различий между улицами и дорогами, есть понятие общественного и частного пространства. Результаты такого планирования, конечно, будут видны не сразу, а спустя какое-то время.

Что касается отдельных сооружений, то можно констатировать, что все знаковые объекты без исключения проходят конкурсные процедуры, так что никакого лоббизма сегодня нет. Архитектура от этого, конечно, только выигрывает.

 Сегодня снова возникает тема точечной застройки. А ведь казалось, что она давно в прошлом. Это что – шаг назад?
– Новые дома в виде точечной застройки не проектируются и не возводятся. Если где-то и идет такое строительство, то лишь по проектам, где стройка начата давно. У застройщиков открыты кредитные линии и так далее. Город – очень сложный механизм, по «щелчку» все не отменишь.

 Что, по-вашему, задает тон городской среде в наши дни?
– Я не назвал бы себя явным приверженцем современной архитектуры в том понимании, в котором оно бытует: эффектные, потрясающие воображение здания, с использованием суперсовременных материалов. Я считаю, что архитектура должна быть привязана к месту. И что хорошо, скажем, для Нью-Йорка, будет не так хорошо для Москвы.

А сравнивая нашу столицу с Парижем или, скажем, с Санкт-Петербургом, надо заметить, что Москва – город, который вобрал в себя все стили. Строить здесь в каком-то одном направлении не представляется возможным.

Сегодня много внимания уделяется тому, что современная архитектура должна вписываться в город с уважением к наследию, к тому, что создано до нас. Например, строя сегодня под стенами Кремля парк «Зарядье», мы рассчитываем, что историческая цитадель благодаря парку заиграет новыми красками, появятся необычные, «открыточные» виды на памятники.

 Действительно ли в Москве может появиться и разводной мост – как в Питере?
– Была идея сделать разводной мост через старое русло Москвы-реки. Но, как показал анализ, она не очень рациональна для столицы. Во-первых, разводной мост имеет перерывы в движении, что при нашем трафике может лишь добавить пробок. Во-вторых, в Санкт-Петербурге такие мосты нужны, чтобы пропускать большие суда, в Москве же нет такого активного судоходства. Единственный плюс такого моста состоит в том, что ему не нужно большого пространства под съезды, выезды, развязки. В общем, окончательная точка в обсуждении темы еще не поставлена.

 Последние годы столицу отличало обилие конкурсов, в которых участвовали и отечественные архитекторы, и иностранные. Сейчас эта практика не так широко применяется?

– Недавно были подведены итоги конкурса на лучшую концепцию технопарка Сбербанка в Сколкове. Его победителем стало британское бюро Захи Хадид. Легендарный архитектор, первая женщина-лауреат Притцкеровской премии, лично принимала участие в разработке этого проекта. К сожалению, в марте этого года Хадид скончалась. Памятью о ней станет удивительный архитектурный ансамбль. Предполагается, что там разместятся все 10–12 тысяч IT-специалистов Сбербанка. Его глава Герман Греф обещает начать стройку через полтора года и построить объект в течение двух лет.

Что касается в целом уменьшения конкурсов, то их взрывной эффект, характерный для начала работы нового правительства Москвы, во многом объяснялся тем, что в городе было много площадок, судьба которых требовала решений. Мы были вынуждены принимать предложения буквально пачками. Сейчас большинство этих вопросов решено.

Мы добились того, что инвесторы сами обращаются к нам с инициативой принять участие в конкурсах. Также последнее время проводится большое количество конкурсов, в которые мы привлекаем молодых архитекторов.