«Я состоялся как личность именно благодаря работе» - Московская перспектива

«Я состоялся как личность именно благодаря работе»

«Я состоялся как личность именно благодаря работе»
«Я состоялся как личность именно благодаря работе»
Леонид Краснянский о семье, работе горняка и строителя, учениках и учителях

13 августа 2016 года отмечает 85-летие Леонид Наумович Краснянский. Сегодня он – советник мэра Москвы. В недавнем прошлом – один из ведущих руководителей строительного комплекса столицы и один из творцов строительного бума 2000-х. В канун знаменательного события журналист «Московской перспективы» взяла у Леонида Наумовича юбилейное интервью.

 Уважаемый Леонид Наумович! Далеко не каждому удается взойти на вершину жизни, сохранив и внешний волевой, мужественный облик, и внутреннюю созидательную энергетику личности. Вы – один из таких редких счастливчиков. С высоты 85-летия кому или чему вы более благодарны за это: Господу Богу, госпоже удаче или своей собственной стратегии жизни?
– Господу Богу и всем тем руководителям, которые учили меня работать.

 У Василия Шукшина есть на первый взгляд простая, но на самом деле глубокая фраза: «Три вещи надо знать о человеке: как он родился, как женился и как умер». На эти события, как на стержень, нанизывается вся жизнь. Вы, Леонид Наумович, как родились? Как женились?
– Родился в Киеве в простой семье. Женился дважды и оба раза по любви, а иначе и не стоит. Что касается третьего по счету «как», то этого знать никому из нас не дано. Но в своей книге «Монологи» я писал, что хочу, чтобы Господь Бог даровал мне счастье умереть «на бегу».

 Пожалуйста, расскажите подробнее о семье.
– Моя мама вышла замуж за отца в 16 лет. Она воспитывалась в детдоме и с замужеством обрела семью. Отец, Наум Саввович, в 16 лет в романтическом порыве присоединился к дивизии Котовского, которая проходила через село, где он жил. Образования не получил, поэтому и трудился грузчиком, благо человеком он был немалого роста и недюжинной силы. Мы жили в комнате в коммуналке в доме на Крещатике.
Мне было девять лет, когда началась война. Отца сразу забрали на фронт, а мама рыла окопы под Киевом. Едва ли не последним эшелоном мы эвакуировались в Кемерово. В пути не раз попадали под яростные бомбежки.

 А сегодня в Кемерове находится компания, которую возглавляет ваш сын Георгий… В ретроспективе лет можно увидеть в этом знак судьбы…
– В ретроспективе – да. На самом деле там жил мой дядя, брат отца; он был заместителем начальника Кемеровского пехотного училища. Но мы разминулись: он ушел с Сибирской дивизией под Москву. Нас подселили к семье очень хороших людей: в бараке № 63 потеснилась семья Морозовых. Они фактически спасли нас от голодной смерти.
Отец на войне был ранен в ногу, а потерял ее в мирное время из-за производственной травмы. Потом ампутировали и вторую ногу. Несмотря на тяжкие испытания, он прожил долгую жизнь – 94 года!

 Немного удивляет, что, отвечая на первый вопрос, вы отдали приоритет руководителям, под началом которых работали, ничего не сказав о здоровых родительских генах?
– Гены, конечно, важная вещь. Тут у меня все обычно: сын своих родителей, я смею надеяться, что они чувствовали и мою сыновнюю любовь, которая с годами крепла, и нежность, которая с годами пришла вперемешку с каким-то чувством вины, и заботу… Но в своей ранней юности и немного позже я наделал много ошибок. Не сразу разобрался, где настоящая жизнь, кто подлинные друзья. Преодолев неблагополучную жизненную полосу, поклялся себе, что наверстаю потерянное время. Начал бурильщиком… И состоялся как личность именно благодаря работе. Поэтому действительно безмерно благодарен целой плеяде руководителей разного ранга, школу которых я прошел.

 Знаю теперь, что вы отмечаете два профессиональных праздника: День строителя и День шахтера. Называю не по значимости для вас, а в календарном порядке. Все-таки вы – выходец из Донбасса, почетный гражданин Донецка, значит, в первую очередь шахтер. Расскажите о донецком периоде жизни.
– Как говорится, прошел все ступеньки. Мастер специализированного управления «Углеавтоматика» одноименного треста, заместитель начальника управления, главный инженер, начальник управления материально- технического снабжения треста, заместитель управляющего трестом, замначальника комбината «Донецкшахтострой» и первый заместитель начальника «Укршахтостроя». Параллельно с работой окончил техникум и Донецкий государственный университет. В «Укршахтострое» передо мной открылось широкое поле деятельности. В подчинении были сотни тысяч человек, по всей Украине 237 предприятий. Дела шли удачно. Наладилась семейная жизнь, и к городу я прикипел. Сегодня, наверное, трудно представить, как Василий Миронов, тогда он был главой миллионного города, сотворил чудо: на каждого жителя было высажено по кусту роз. Реально – миллион кустов роз!..
И вдруг поступило неожиданное предложение перейти на работу в Москву.

 Выйти на московскую орбиту – от таких предложений не отказываются!
– Предложение было не просто заманчивое, а по-настоящему интересное. Столица готовилась к Олимпиаде. Для материального снабжения олимпийских строек нужен был толковый организатор. Поручили найти такого специалиста Ивану Михайловичу Болтовскому – начальнику ГлавУКСа при Мосгорисполкоме. Он был заказчиком олимпийских объектов. Знаток строительного дела, профессионал высокого класса, он видел все насквозь, что касалось стройки. Фронтовик, он из того поколения людей, кто всего себя отдает делу, просто хороший и душевный человек. Он решил посоветоваться с рядом министров, знающих стройку не понаслышке. Единодушно рекомендовали мою кандидатуру. Учитель, а я считаю Ивана Михайловича своим учителем, поддержал мнение коллег, и в 1978 году я стал начальником управления материальных фондов ГлавУКСа.

 Образно говоря, подготовка к Олимпиаде – это объект уровня бенефиса, а вы были пока что дебютантом на сцене масштабной московской стройки. Волновались?
– Еще бы! Жизнь была беспокойной! К примеру, очень тревожил Центр международной торговли. Поставки для него осуществляли американцы. Шла холодная война… И вдруг без объяснения причин они прекратили поставки. Что делать? Мы, проявив торговую смекалку, стали через третьи страны покупать то же оборудование у американцев же и все благополучно укомплектовали. Вспоминаю курьезный случай. По проекту там были предусмотрены оригинальные часы с украшением в виде петуха. И вот все уже готово, а петуха нет. Послали за ним в Ленинград нарочного с водителем. Куратор стройки – заместитель председателя Мосгорисполкома Борис Васильевич Никольский – то и дело звонит с вопросом, где же петух? Я сам позвонил на завод, а там отвечают, что за птицей никто не приезжал. Послали вторую машину. Первый водитель, как оказалось, в пути приложился к рюмке и ушел в запой. Но все обошлось: часы успели смонтировать, а петух ознаменовал своим голосом открытие центра. Никольский в шутку погрозил мне кулаком.
Все работы по Олимпиаде были завершены вовремя. Я был на открытии ХХII Олимпийских игр с дочерью Ириной. Не смог сдержать слез, эмоции переполняли. За участие в подготовке к Олимпиаде получил первую награду – орден «Знак Почета».

 Леонид Наумович, говорят, что у вас в кабинете была карта Москвы, где треугольничками, похожими на миниатюрные терриконы, вы отмечали завершенные объекты. Среди них и Олимпийская деревня, и многие другие. А из тех, что относятся к доперестроечной Москве, какие особенно запали в душу?
– Детский музыкальный театр Натальи Ильиничны Сац. Он также связан для меня с первым годом работы в Москве. Генподрядчиком был трест «Мосжилстрой» Главмосстроя, которым руководил и ныне здравствующий Александр Михайлович Скегин.
Запомнилось возведение памятника Юрию Гагарину. Скульпторы и архитекторы заявили, что главным строительным материалом, вечным и достойным памяти первопроходца Вселенной, будет титановый лист. Но где его взять? Стали прикидывать с Иваном Михайловичем Болтовским, куда податься. Знали, что добыть такой лист можно только на оборонных предприятиях. Поехали к министру авиационной промышленности, а с его резолюцией – в Госплан СССР. Нашли надежного человека, которого послали в Свердловскую область, и лист привезли. В самый критический момент его не хватило. Я помчался теперь уже в Ленинград и вернулся назад только тогда, когда добыл недостающий лист… Такие моменты были истинным счастьем.
Горжусь, что был главным снабженцем при возведении мемориального ансамбля на Поклонной горе. Для меня эта стройплощадка была и работой, и исполнением долга памяти. Кого в нашей стране не опалило пламя войны? Мои бабушка и дедушка по отцовской линии жили под Одессой, в селе Гросулово. В 1943 году, когда немецкие войска захватили Одессу, село было сожжено. Погибли и дед с бабушкой, и две младшие сестры отца.
Но все-таки самый-самый объект для меня – восстановление храма Христа Спасителя! Юрий Михайлович Лужков был главным идеологом стройки. Я работал на направлении финансирования, по всем подразделениям объявили сбор средств на это святое дело. Многие городские начальники, предприниматели, банкиры сделали вслед за мной то же самое. И люди отозвались! Сам, конечно, агитировал не только словами, но и собственным примером. Причем не только сбором средств я занимался на этой народной стройке. Помогал и редкие материалы доставать, и другие организационные вопросы решать. Мне кажется, что это событие еще не оценено в полной мере. Должно пройти время. Как сказал поэт, «большое видится на расстоянье».

 Возможно, со временем мэр Лужков останется в истории именно возрождением храма Христа Спасителя и еще, может быть, поддержкой Севастополя и помощью морякам Черноморского флота задолго до крымской весны…
– Да, этих заслуг у него не отнять!

 Кого ни спроси, все знают, что мужчина за свою жизнь должен воспитать сына, построить дом, посадить дерево. Но только не многие понимают – нужно еще и книгу написать. К своему 70-
летию вы издали две разные по жанру книги: «Право быть собой» и «Монологи». Планируете ли выпустить дополнительные издания? Ведь событий для дополнения вам не занимать!

– К названным книгам следует прибавить и монографию «Инвестиционные программы строительства Москвы», которую я написал и издал в 2003 году для студенческой аудитории. Так что, считаю, моя попытка путем пера разобраться в себе и во времени вполне удалась. Не хочу менять и дополнять события, которые уже состоялись.

 Мне кажется, что из многочисленных ваших государственных и иных наград и званий обращает на себя внимание почетная степень доктора коммерции Академии экономических наук и предпринимательской деятельности России.
– При советской власти я был удостоен почетного звания «Заслуженный экономист Российской Федерации», а это дорогого стоит!

 Да, но именно доктор коммерции (!) мог возглавить в 1996 году Управление внебюджетного планирования развития города (потом и департамент внебюджетной политики строительства и ДИПС – департамент инвестиционных программ строительства). Как вы оцениваете роль этих структур в развитии хозяйственно-экономической ситуации в столице 20 лет спустя?
– Знаете, у Владимира Иосифовича Ресина всегда на устах фраза: «Не мы выбираем время, время выбирает нас». Так и здесь вышло, но только время выбрало не конкретную персону, а верный, можно сказать, единственный вектор выхода из сложившейся ситуации. Самой острой для города и строителей рыночной проблемой оказалось финансирование. Бесплатное муниципальное жилье пало первой жертвой дефицита средств. Прежние очереди практически ликвидировали, оставив в списках лишь льготников, то есть самых остро нуждающихся. Тогда же возник другой насущный вопрос: как быть с пятиэтажками хрущевских времен, которые уже пережили отпущенный им срок? Сносить? Реконструировать? Значит, нужно переселять жильцов в новые дома. Но где взять на это деньги? И вот для привлечения финансовых ресурсов в Комплексе перспективного развития (так стал называться департамент строительства) создали совершенно новое подразделение – Управление внебюджетного планирования развития города. Руководить им поручили мне. Назначение лестное, хотя и неожиданное. До этого я ни продажами, ни непосредственно строительством не занимался. Моей сферой, может быть, даже стихией было материально-техническое обеспечение строек…

 В книге «Мы дети твои, Москва» экс-мэр немного приоткрывает завесу кадровой политики. Он пишет, что искал людей честолюбивых: «тех, кому удовлетворение приносят не только деньги, но и признание. Нужны были люди, желающие заявить миру, что способны исправить то, что кажется неисправимым». Наверное, в вашей кандидатуре он увидел то, что искал?
– Как бы там ни было, я активно включился в работу. Она состояла в организации и финансовом обеспечении строительства коммерческого жилья по городскому заказу, средства от реализации которого передавались городу для финансирования социально значимых программ, в первую очередь строительства муниципального жилья для очередников и программы ликвидации ветхих пятиэтажек. Для привлечения и использования инвестиций действовал целевой бюджетный жилищно-инвестиционный фонд Москвы. Аккумулируя средства фонда, мы отвечали за их целевое и эффективное использование. На конкурсной основе через структуры городских заказчиков к работе привлекались квалифицированные московские строители и иностранные подрядчики. Было реализовано много интересных проектов. Только за первые четыре года департамент заработал городу 1 млрд долларов. В 2000 году москвичи получили 700 тыс. кв. метров бесплатного жилья: 400 тыс. кв. метров предназначалось очередникам и 300 тыс. кв. метров – для переселения жителей из хрущевок. Источником средств были исключительно банковские кредиты, из бюджета города департамент не взял ни рубля. Городская программа комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки, которая также осуществлялась нами, была беспрецедентной по своим масштабам: строили жилье, переселяли жителей и сносили устаревшие пятиэтажки.

 Самоокупаемость и эффективность реализации проектов были не в ущерб качеству. Помню, что в разговорах часто звучала фраза «дома Краснянского», что означало «хорошие дома».
– Да, строили много. Практически все реализованные проекты интересны, какой бы адрес ни назвали: Мичуринский проспект, улицы Академика Пилюгина, Краснопролетарская, Заморенова, Зоологическая, Валовая, Большие Каменщики, переулки 1-й Колобовский, Серебрянический, Погорельский, Сыромятнический… Так что наша внебюджетная схема придала скорости локомотиву экономики (как принято называть строительство) и была не последним аргументом в пользу большой московской политики. Да и сегодня она не потеряла актуальности.

 Отдельно следует сказать о самом громком проекте, где департамент выполнял функции генерального инвестора, – районе Куркино. Помню летом 2000 года первую презентацию. Даже пресс-релизы мы, журналисты, получили зеленого цвета, потому что речь ведь шла об уникальном ландшафте и едва ли не первозданной экологической чистоте.
– Да, район уникальный для такого мегаполиса, как Москва. Была проделана колоссальная работа! И власти города и стройкомплекса, и генеральный директор ГУП «Управление экспериментального строительства» Валерий Михайлович Силин, и наш департамент – все проявили смелость в освоении этой красивой, но очень сложной территории. Всем – честь и хвала! Людям, которые живут в Куркине, повезло. А общее мнение всех жителей района выразил Владимир Владимирович Путин. Побывав в Куркине, он поделился впечатлениями: «Сказать, что мне понравилось то, что я увидел, – мало. Очень понравилось».

 Похожие слова, только с грустной интонацией, можно сказать еще об одном вашем объекте – о доходном доме. Другого (то есть следующего) в Москве пока нет! Почему единственное число так и не стало множественным?
– Проект не пошел. Хотя я продолжаю считать, что он нужен городу и был бы хорошим подспорьем для городской казны. Я в эту тему глубоко погружался – одно время четырехтомник Владимира Гиляровского был моей настольной книгой, поэтому знаю хорошо. Было вложено много сил – проведены законопроекты в Госдуме и огромная работа на уровне города…

 В 2004 году как гром среди ясного неба – ваша отставка. «Я сделал свое дело, – сказали вы журналистам, – и перехожу на другую работу с чувством удовлетворения и благодарности». Насчет благодарности, наверное, все-таки перебор. Ведь для вас это было по-настоящему драматическое событие. Как держали удар?
– Я человек старой формации. Это было не так просто, но пойти против совести не мог. Кстати, когда после отставки мне и моей команде отказали в помещении, мы некоторое время арендовали площади в нашем доходном доме. Очень удобно и комфортно.

 Задам нелицеприятный вопрос (в широком смысле его можно отнести не только к вам, а в целом к руководителям стройкомплекса вашего масштаба и призыва): где же ваши ученики? Ведь преемник, которого, как писали в газетах, вы прочили на руководство ДИПСом, по определению не мог взять эту планку… Что, народ «мельчает»? Или кадровая политика перестала быть политикой?
– Формально эстафету у меня принял Владимир Ресин, следовательно, это уже его назначенец не смог взять планку. Знаете, воспитать ученика, «чтоб было у кого потом учиться», дело непростое. Должно сойтись воедино много факторов. Здесь не бывает без разочарований. И меня они тоже не обошли стороной. Хотя найдутся люди, которые назовут себя моими учениками, и я скажу, что да, так и есть!

 Вы как-то сказали о своем учителе, Иване Михайловиче Болтовском, что он никогда не откладывал в долгий ящик ответы на просьбы людей и сразу говорил, поможет или нет. Очевидно, вы пошли дальше – помогаете всегда. По крайней мере за годы и десятилетия ни от кого не слышала в ваш адрес упрека в равнодушии. Это знаменитый доктор Гааз увлек вас ставшим уже хрестоматийным призывом «Спешите делать добро»? Или это сознательное следование долгу христианина?
– Следование долгу христианина. Бодрствование совести. Плюс, конечно, возможности.

 Ваша общественная деятельность ярко проявилась в Благотворительном фонде стройкомплекса, который вы возглавляли более пяти лет. Некоторые заложенные вами традиции, например, помощь семьям сотрудников строительных организаций, погибших на производстве, поддерживаются нынешним руководством стройкомплекса. Расскажите подробнее о работе фонда.
– Фонд был учрежден по распоряжению Владимира Иосифовича Ресина в декабре 2004 года, меня назначили его президентом. Организацию создали для осуществления системной работы по социальной поддержке нуждающихся в помощи работающих и бывших сотрудников стройкомплекса. К такой категории отнесли ветеранов войны и труда, многодетные и неполные семьи, семьи, имеющие на попечении детей с ограниченными возможностями. Членам семей тех, кто погиб на производстве вследствие несчастного случая, мы помогали не разово, а на протяжении десяти лет. Главной моей задачей было привлечение благотворительных пожертвований от граждан и организаций, так как использование фондом бюджетных средств не предусматривалось.
Конечно, работа эта была неформальной. Лично принимал и беседовал с теми, кто нуждался в помощи, и с теми, кто мог ( или должен был) помочь. За пять лет фонд оказал помощь более чем 10 тысячам людей, многим из них на системной основе. Проводили незабываемые мероприятия. Например, на торжество по случаю 60-летия Победы в Великой Отечественной войне пригласили в Государственный Кремлевский дворец шесть тысяч ветеранов-строителей – участников войны, трудового фронта! Или другой пример – чествование и помощь золотым и серебряным юбилярам совместной жизни: в стройкомплексе таких семей 400.
Ежегодно в феврале на благотворительную акцию приглашали ветеранов отрасли – участников Битвы под Москвой. Построили новое здание для детского дома № 39, без копейки государственных денег: участвовали ДСК-1, «Главмосстрой», «Мосинжстрой», «Моспромстройматериалы», «Мосстройтранс». Принимали участие в комплектации построенной силами московских строителей школы в Беслане, а также в оснащении трех школ в Грозном. Да все не перечесть! Кстати, не так давно подшефный детский дом расформировали: для детишек нашлись семьи. Теплое веяние нынешнего времени!

 И все-таки, Леонид Наумович, один настоящий ученик у вас есть! Очень достойный, правда, он работает не в строительной отрасли. Это, конечно, ваш сын Георгий. Добыча угля – серьезный бизнес. Но Георгий Леонидович, как известно, выстраивает его, используя наглядный пример вашего доброжелательного сотрудничества с людьми. Шахтеры, наверное, и не догадываются, что в их социальных приоритетах есть и добрый «московский след»?
– Шахтеры Кузбасса знают об этом. А сыну я с детства прививал доброе отношение к людям.

 Вы, безусловно, мэтр в сфере управления и строительства, но всегда находите задачи и условия для своего личностного и профессионального роста. Поэтому каждое утро вы на стройплощадке. Поэтому инициативно участвуете в программе строительства православных храмов не только в Москве, но и в Карловых Варах, которые стали для вас одним из векторных городов в жизни. Какие критерии ставили во главу угла при реставрации храма?
– Православие на протяжении многих веков является основой русской истории, народной нравственности, воспитания патриотизма (что сейчас актуально). С православием связана вся тысячелетняя история русской культуры, в том числе живописи, архитектуры и строительства. Восстановленный в настоящее время союз Церкви и государства служит укреплению и развитию нашей современной российской державности.
Работу по реставрации этого храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла начинал я, а завершил мой сын, за что я ему очень благодарен. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл высоко оценил его труд, наградив орденом «Святого Благоверного князя Даниила Московского» II степени.
Православие укрепляет славянское единство, что очень важно сегодня, об этом люди молятся в русском храме в Чехии.

 Кто сегодня составляет ваше личное счастье?
– Мой надежный тыл – супруга Светлана, замечательные дети Георгий, Ирина и Кирилл, любимая внучка Кристина.

 Спасибо за интервью. С юбилеем, Леонид Наумович! Здоровья вам, долголетия и, как вы всегда говорите и пишете в пожеланиях другим людям, – добра!

СТРОКИ БИОГРАФИИ

Леонид Наумович Краснянский родился в 1931 году в Киеве. Окончил Донецкий государственный университет, по образованию – инженер-экономист. Сделал успешную карьеру в шахтостроительстве на Донбассе, а затем – в Москве, в стройкомплексе столицы.
Начинал мастером участка глубокого бурения в Ставропольском крае, прошел путь до первого замначальника республиканского объединения «Укршахтострой» (Украина). С 1978 года занимал разные высшие руководящие должности в структуре строительного комплекса Москвы.
Заслуженный экономист РСФСР, Почетный строитель России, Почетный строитель Москвы.
Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники, академик Академии горных наук и Международной академии информатизации, почетный член Академии естественных наук, доктор коммерции Академии экономических наук и предпринимательской деятельности в России, действительный член Академии инвестиций и экономики строительства РФ, действительный член Международной академии наук о природе и обществе.
Награжден орденами: «Знак Почета», «Дружбы народов», «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «За заслуги» I, II и III степени (Украина), орденов Русской православной церкви: «Преподобного Сергия Радонежского» II и III степени, «Святого благоверного князя Даниила Московского» I, II и III степени, «Во имя святого равноапостольного Великого князя Владимира» III степени, «Преподобного Андрея Рублева» II степени, «Святого Благоверного князя Дмитрия Донского» III степени, «Святого Благоверного князя Александра Невского» I и II степени; орденом «Меценат России», золотым знаком «Горняк России» и другими государственными и иными наградами.
Советник мэра Москвы, cоветник председателя совета директоров АФК «Система», член совета директоров ОАО «ДСК-1», член совета директоров ООО «Каракан Инвест».

Открытая лаборатория знаний
18 Мая 202114:49
Открытая лаборатория знаний

За последние десятилетия структура и функции городов значительно усложнились, в то время как методы управления функционированием зачастую остаются неизменными, из-за чего сложившиеся ранее системы управления городским хозяйством перестают справляться с технологическими, экономическими и социальными барьерами. Все это требует включения в процесс разработок и принятия решений, направленных на социально-экономическое развитие города, и представителей различных организаций и сообществ. На минувшей неделе состоялось подписание договора о сотрудничестве между Российским университетом дружбы народов (РУДН) и фондом «Московский центр урбанистики «Город» о реализации совместных проектов и работе Лаборатории городских исследований. Это позволит студентам университета приобрести новые компетенции в управлении городом и участвовать в проектах Министерства строительства. На мероприятии также объявили о подготовке к подписанию соглашения с Общероссийской организацией «Городские реновации»