12 декабря 2017
Издается с 1957 года

«Квартиры для переселенцев я сравнил бы с теми, в каких жили работники ЦК КПСС»

Владимир Ресин об особенностях новой программы реновации и ее отличиях от первой волны переселения
Анна Семенова 8 августа 2017№28 149

Pic 1502204475

В программу реновации, как известно, вошли только те пятиэтажки, большинство жителей которых высказалось за переезд в новые квартиры. Это принципиальная позиция столичных властей, но москвичи, дома которых не войдут в окончательные списки, не должны расстраиваться. Процесс реновации жилого фонда неизбежен – ветхих домов гораздо больше, чем оказалось в списке под снос. Об этом рассказал «Московской перспективе» Владимир Ресин – депутат Государственной Думы, советник мэра Москвы и Патриарха, один из авторов закона о реновации пятиэтажного жилого фонда столицы.

Владимир Иосифович, недавно к вам на прием приходили жители пятиэтажки с просьбой помочь, чтобы их дом попал в программу реновации. Люди рассказали, что им не хватило всего одного голоса. Тогда вы объяснили, что они сами должны поговорить с соседями и рассказать о преимуществах программы, которую те, возможно, недооценили. Но сам факт – люди так стремятся получить новое жилье, что идут за помощью к депутату, – о чем-то говорит?

– Да таких фактов великое множество! Большинство людей стремятся попасть в программу реновации, ведь это уникальный шанс – возможность переехать в более просторную квартиру, с большой кухней, с лифтом, с отделкой качественными материалами, с более высокими потолками и хорошей звукоизоляцией, в общем, отвечающую всем современным требованиям безопасности и комфорта. А главное – получить жилье совершенно бесплатно, за счет города. Больше того, жителям гарантируют квартиры в том же районе. А те, кто стоит на очереди на улучшение жилплощади, уже сейчас получат положенные им по нормам квартиры.

Но при этом важно, что мэр Москвы Сергей Семенович Собянин подтвердил принципиальную позицию правительства Москвы: в программу реновации вошли только те пятиэтажки, большинство жителей которых высказалось за переезд в новые квартиры. Дома, где большая часть жильцов против сноса, в программу реновации не вошли. И это, считаю, справедливо, правильный подход. Но и для тех, кто не войдет в программу реновации, ничего не потеряно. Они не должны расстраиваться, так как жилой фонд устаревает, а значит, когда-нибудь будет и новая волна реновации  – ветхих домов гораздо больше, чем оказалось в списке под снос. А те люди, которые высказались против, своими глазами увидят процесс реновации, убедятся, что власти держат обещания, и на следующем этапе будут голосовать за.

 Вы возглавляли градостроительной комплекс столицы уже в тот период, когда реализовывалась первая программа переселения из хрущевок. Вторая волна во многом отличается от предыдущей?

– Должен вам сказать, что сейчас появилось главное – конкретный федеральный закон, а с ним новые гарантии, которых не было. Это и получение жилья в том же районе, включая ЦАО, и возможность самим жителям решить судьбу своего дома и получить компенсацию по рыночной цене, и многое другое, включая даже такие обязательства, как сохранение за детьми при переезде мест в садиках и школах. Да и инфраструктурой москвичи, которые переедут в новые квартиры, будут пользоваться привычной: теми же поликлиниками, садами и школами, что и до переезда. Всего этого не было в нормативных документах по программе расселения и сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения так называемых «сносимых» серий. Кстати, сам этот термин мы в свое время придумали, чтобы определиться с совсем ветхими «хрущобами», а более крепкие дома отнесли к категории «несносимых». Настал и их черед.

Вообще-то эти строения не были рассчитаны на такой долгий срок, что они прожили. Я давно заявлял: такая программа запоздала лет на 25. Вся коммунальная «начинка» пятиэтажек уже настолько устарела, что не подлежит ремонту, только тронь – посыплется. Я это говорю как специалист, прекрасно знаю, что собой представляет этот жилой фонд. Ведь мы еще тогда в проектах планировок, скажем, Черемушек, да и других районов, заранее предусмотрели места, где можно было построить новый дом для волнового отселения.

 Так далеко вперед смотрели?

– Но мы не думали, что это случится только через шесть десятилетий. А в начале 50-х годов прошлого века, когда было принято решение о строительстве пятиэтажек, взяли серию малогабаритных домов французской фирмы «Камю». Сам разработчик панельного домостроения Раймон Камю приезжал в Москву, консультировал наших строителей. Даже подписал контракт на поставку линий по производству панелей. Мы тогда купили у компании «Камю» лицензию на первую систему массового производства бетонных изделий, но в конце концов она была переработана нашими специалистами. Пришлось ее сильно удешевить, поэтому вся идея была реализована совсем не в том виде, в каком изначально планировалась. У французов, например, не было в проекте таких маленьких кухонь. Но действительность диктовала свои условия: не мы выбираем время, оно выбирает нас. Тогда еще был популярен такой лозунг: «Экономика должна быть экономной». Вот и экономили. На эти же грабли наступать уже нельзя.

 А когда первая программа переселения начала давать сбой?

– В 2008-м, виноват известный мировой кризис, когда пришлось резко снизить объемы строительства, причем не только под переселение. Однако в целом реновация не была остановлена. После 2010 года уже мэр Москвы Сергей Собянин вновь начал активно заниматься этой программой, причем не на инвестиционной основе, как это делали мы, а за счет городского бюджета. Сегодня до ее завершения, как недавно сообщили в стройкомплексе, осталось всего 51 пятиэтажка, а семь с лишним миллионов квадратных метров составила общая площадь переселенческого фонда. Таким образом квартирный вопрос решили 350 тысяч москвичей.

Я вам скажу: Сергей Семенович Собянин очень хорошо подготовился к началу новой программы. Есть стартовые площадки, уже готовые дома. Больше того, жители могут посмотреть, что им предлагают, в шоу-руме на ВДНХ, причем рассмотреть будущее жилье во всех деталях.

 Как один из авторов нового закона о реновации жилья, член рабочей группы парламента по подготовке этой программы и, пожалуй, единственный в ней профессиональный строитель, вы подсказывали своим коллегам, как «не наступить на те же грабли»?

– Я вам скажу, мы в Думе совместно с москвичами очень хорошо подготовили эту программу, правительство Москвы хорошо подготовило. Наши депутаты из профильного комитета и других комитетов нижней палаты представили свои поправки, основанные в том числе на поступивших к ним обращениях москвичей, которые проживают в пятиэтажках.

Экспертам и специалистам отрасли приходилось объяснять коллегам, что собой представляет старый жилой фонд, каково его техническое состояние. Люди, которые там живут, даже не понимают, что у них в подвалах, делают евроремонт. А там, можно сказать, мина замедленного действия, эти сгнившие коммуникации. Ну и, конечно, я всегда подчеркивал, что надо идти навстречу людям, чтобы ни в чем не ущемить их права.

В течение всех трех чтений законопроект обсуждали, дорабатывали. Мы вместе с экспертами детально прорабатывали все законодательные моменты, рассматривали различные варианты и механизмы решения, и, возможно, еще будем вносить какие-то поправки – жизнь подскажет, практика применения закона подскажет.

Но главное случилось: 1 июля президент подписал закон. Теперь градостроительному комплексу надо как следует подготовиться, сделать проекты планировок, все разумно определить. Важно, что закон есть и все теперь разжевано: кто и что должен делать. Нам в первый раз было гораздо труднее.

Сейчас, по крайней мере, понятна экономика: первые три года все будет строиться за бюджетные деньги. И очень приличные – около 100 млрд руб. в год. А дальше посмотрим.

 Вы сами видели квартиры, которые примут переселенцев? Как они вам – через 20–30 лет не скажут, что опять построили «времянки»?

– Ну что вы! Задача – построить такие дома, чтобы они и через 100 лет были крепкими и выглядели эстетично. Благо, современные технологии индустриального домостроения нам это позволяют. А если брать монолитные дома, которых также будет много возведено в рамках программы, так они и дольше простоят. Здесь больше задач у архитекторов: сделать проекты такими, чтобы через 100–150 лет будущий Архнадзор стал бы защищать их как явление в архитектуре нашего периода. А я не сомневаюсь, что проекты будут достойными.

Вообще, это жилье гораздо выше уровнем, чем то, что называется эконом-класс. По качеству я бы сравнил эти квартиры с теми, в каких некогда жили работники ЦК КПСС или Совмина, в какой жил Брежнев. С этой точки зрения власти могут людям спокойно в глаза смотреть.

Но главное – стройка будет идти комплексно, людям предоставят кварталы с полным набором функций для жилья, отдыха, спорта, с полной социальной инфраструктурой. Спальных районов больше не будет, это точно.

Москвичи и архитекторы обсудили реновацию кварталов в Царицыне
  • 11 декабря, 19:27
  • Светлана Баева
Марат Хуснуллин о рекордных показателях развития Москвы, старте программы реновации и новых визитных карточках Москвы
  • 8 августа, 18:08
60 лет назад в Москве были построены знаковые сооружения, многие из которых стали приметой своего времени
  • 11 декабря, 23:20
  • Алексей Митрофанов